Популярные темы

В Конституции ищут место Богу и подвигу // Сопредседатели рабочей группы не исключают внесения поправок в преамбулу Основного закона

Дата: 03 февраля 2020 в 04:38


В Конституции ищут место Богу и подвигу // Сопредседатели рабочей группы не исключают внесения поправок в преамбулу Основного закона

Изменения в преамбулу Конституции РФ могут быть предложены в ходе второго чтения президентского законопроекта в Госдуме, сообщила «Ъ» сопредседатель рабочей группы по подготовке поправок к Основному закону РФ Талия Хабриева. Опрошенные «Ъ» эксперты усомнились в необходимости и законности редактирования преамбулы, отмечая, что режим правки этой части российским правом не установлен. При этом трое сопредседателей рабочей группы дают понять, что вступительная часть Основного закона может быть дополнена. В ней могут появиться не только слова о подвиге российского народа во Второй мировой войне, но и о Боге — сделать такое дополнение предложил в субботу патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

На заседании Ассоциации юристов России (АЮР) сопредседатель рабочей группы по подготовке поправок к Конституции Талия Хабриева сообщила, что члены рабочей группы достигли консенсуса по трем темам возможных поправок в преамбулу Конституции: раскрытие значения культурного наследия России, противодействие фальсификации истории и «великого подвига российского народа в Великой Отечественной войне», а также необходимость «подчеркнуть значение гражданского общества».

«Поскольку инициированные президентом поправки касаются глав III–VIII Конституции, то и изменения в преамбулу, обусловленные внесением соответствующих поправок, должны осуществляться по аналогичным правилам,— считает госпожа Хабриева.— На данном этапе внесение изменений в преамбулу возможно в рамках рассмотрения Госдумой во втором чтении проекта закона о поправках к Конституции». По словам Талии Хабриевой, с юридической точки зрения преамбула не содержит нормативных положений: она рассматривается «как ориентир, определяющий иерархию общественных ценностей, и цели, которые преследуются при принятии Конституции», при этом неразрывно связана с нормативными положениями Основного закона. «Не случайно, что Конституционный суд РФ в своих решениях многократно ссылался на преамбулу для толкования других положений Конституции»,— добавила она. Госпожа Хабриева напомнила, что история знает примеры, когда изменение текста Конституции влекло за собой и изменение текста преамбулы. Речь идет о законе РСФСР 1990 года «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР».

Член рабочей группы Конституционной комиссии РФ в 1992–1993 годах правовед Владимир Лафитский не согласен с госпожой Хабриевой: «Новая редакция преамбулы Конституции РСФСР 1978 года ознаменовала отказ от коммунистической идеологии; уничтожение тоталитарного режима; создание демократического правового государства; формирование рыночной экономики. Тогда были революционные преобразования. А что сейчас-то менять?»

Отметим, федеральный закон 1998 года «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» не предусматривает возможности изменения преамбулы, и вносить в нее поправки по аналогии с порядком, предусмотренным для изменения положений III–VIII глав Конституции, невозможно: «Это будет грубейшим нарушением и самой Конституции, и действующего законодательства». Господин Лафитский считает, что менять тщательно выверенные положения преамбулы, ставшей, по сути, символом «конституционной веры и манифестом государственной идеологии», не нужно. «Нельзя соглашаться с предложениями об упоминании в преамбуле нашей победы в Великой Отечественной войне. В истории России было много других не менее важных исторических событий,— отметил господин Лафитский.— Знание истории должно прививаться в школе и в семье, но никоим образом не в Конституции».

«Без принятия новой Конституции на референдуме внести изменения в преамбулу невозможно,— считает сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц.— Предложения по изменению преамбулы — это маневры, чтобы увести в сторону общественную дискуссию и отвлечь от действительно принципиальных поправок к Конституции». Впрочем, инструментального значения редактирования преамбулы не скрывают и его инициаторы. Так, Талия Хабриева на заседании АЮР 30 января заявила: «От того, каким образом мы определим ценностный каталог преамбулы, зависит и то, как будут приняты изменения Конституции, насколько они получат доверие населения». Упор на тему победы в Великой Отечественной войне, которая остается главным событием, объединяющим большинство россиян, может склонить сомневающихся проголосовать за поправки на стадии общероссийского голосования, полагает социолог «Левада-центра» Карина Пипия. «Но тех, кто изначально настроен против изменений и не рассматривает их как легитимные, этим не заманишь»,— считает она.

Впервые усилить преамбулу за счет слов о гордости за подвиги предков 23 января на заседании рабочей группы по подготовке поправок предложила глава движения «Волонтеры Победы» Ольга Амельченкова. Затем сенатор Алексей Пушков предложил закрепить в этом разделе статус России как «державы-победительницы» во Второй мировой войне. На прошлой неделе о возможной правке преамбулы заявил и сопредседатель рабочей группы Павел Крашенинников.

В выходные внести дополнения в преамбулу предложил патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Давайте молиться, трудиться, чтобы и в нашем Основном законе упоминался Бог. Потому что большинство российских граждан в Бога верит. Я не говорю только о православных — я говорю также о мусульманах и о многих, о многих других. Если в гимне может быть «Богом хранимая родная земля», почему об этом не может быть сказано в нашей Конституции?» — сказал предстоятель Русской православной церкви (РПЦ) во время трапезы по случаю 11-летия его интронизации. Сопредседатель рабочей группы сенатор Андрей Клишас позже заявил, что идею патриарха поддерживает и она будет обсуждаться на рабочей группе. По его словам, до сих пор речь шла о правке III–VIII глав Основного закона. Госпожа Хабриева добавила, что аналогичные предложения уже поступали и от представителей других конфессий. В воскресенье, в частности, инициативу главы РПЦ поддержал глава Центрального духовного управления мусульман муфтий Талгат Таджуддин. Господин Таджуддин считает, что, кроме упоминания Бога, Основной закон должен содержать слова по поддержке государством традиционных религий — как моральной, так и материальной.

Госпожа Хабриева не исключает соответствующей правки преамбулы, но подчеркивает, что к подобным предложениям необходимо подходить «очень взвешенно»: «Есть еще и атеисты, есть и другая норма Конституции — о том, что мы светское государство». Зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов считает, что предложение патриарха не входит в противоречие с конституционными нормами о светском характере государства и отделении религиозных объединений от государства (ст. 14).

В свою очередь, заместитель председателя президентского Совета по правам человека, член рабочей группы по подготовке поправок Ирина Киркора считает некорректным упоминание о Боге в преамбуле Основного закона: «В случае внесения такой поправки преамбула вступит в противоречие действующей норме Конституции». «Конституция — это универсальный документ для всех граждан РФ и для каждого гражданина в отдельности, это основной документ, по которому он живет,— сказала госпожа Киркора «Интерфаксу».— Любые включения в преамбулу норм, противоречащих первой либо второй главе Конституции, являются, на мой взгляд, неуместными. При этом я сама верующий православный человек». Зампреда СПЧ смущает количество и качество предложений о правке Основного закона, в том числе его вступительной части: «Очень не хотелось бы, чтобы Конституция превратилась в письмо дяди Федора родителям из Простоквашино».

Елена Рожкова, Ангелина Галанина, Андрей Винокуров, Мария Макутина, Павел Павловский

Поделитесь новостью с друзьями