Популярные темы

Давос-2020: «Европа должна собрать яйца в одну корзину»

Дата: 25 января 2020 в 00:14


Давос-2020:

Европейское лидерство оказалось в центре внимания в Давосе , где президент Европейской комиссии представила свою «Зеленую сделку» и попыталась убедить инвесторов поддержать амбициозные планы ЕС прийти к нулевому выбросу парниковых газов к 2050 году.

Однако, несмотря на позитивный настрой в отношении амбициозной «Зеленой сделки» ЕС, сохраняются сомнения относительно геополитического и торгового влияния ЕС.

В ходе оживленных дебатов, прошедших на Всемирном экономическом форуме, журналист Euronews Изабель Кумар обсудила с участниками дискуссии, как Европа может стать более уверенной на международной арене.

В дискуссии участвовали: Пекка Хаависто, министр иностранных дел Финляндии; Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии; Эмма Марчегалья, председатель правления Eni; и Уильям Бернс, президент Фонда Карнеги за международный мир.

Изабель Кумар, Euronews:

В мире, где геополитическая напряженность растет, где многосторонность, похоже, все больше отодвигается на второй план, Европе, кажется, не хватает определенности, значимости на мировой арене. Именно об этом говорила здесь, в Давосе, председатель Европейской комиссии Урсула фон де Ляйен, заявляя, что хочет, чтобы Европа взяла на себя инициативу. Она также говорила о создании «геополитической» комиссии. Много слов, но никто, кажется, не знает, что это значит на самом деле. А как считаете вы?

Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии:

— Очевидно, что последние пять лет были трудными. Мир изменился, многосторонность подвергается нападкам. Мы видим размывание обязательств по правилам, принципам, соглашениям. И Евросоюз в каком-то смысле отсутствовал в этих процессах.

Одна из причин заключается в том, что нам всегда приходилось реагировать на то, к чему мы не были готовы. Миграционная волна в 2015 году. Брексит в 2016 году. Приход президента Трампа и его новый стиль политики в 2017. Это огромные изменения, и Европа действительно пыталась найти правильный ответ, но его не было.

Теперь, с началом работы новой комиссии и новых институтов, все понимают, что так дальше продолжаться не может, потому что мы потеряем актуальность. И именно поэтому комиссия называет себя геополитической. И мы понимаем, что мы должны быть в позитивном смысле более напористыми, и я думаю, что это хорошо для мира, потому что Европа — это игрок, который соблюдает обязательства, который играет по правилам, который верит в контракты и соглашения, и в то что, важно для будущего.

Изабель Кумар, Euronews:

«Европа играет по установленным правилам». Помогает ли это Европе или мешает ей быть более конкурентоспособной на мировом рынке?

Эмма Марчегалья, председатель правления Eni:

— Я согласна с тем, что Европа по-прежнему является хорошим местом, где можно жить и работать. Равноправие соблюдается здесь больше, чем в остальном мире, социальное обеспечение все еще хорошее, так что у нас все еще есть устойчивое общество. Конечно, у нас еще много проблем. Но я хочу также подчеркнуть, что Европа — все еще хорошее место для отдыха.

Но если посмотреть на рост нашего ВВП, то он не велик. Речь идет о Еврозоне — 1,2%, 1,3%, может быть в 2021 году, 1,4%. Это половина от того, что наблюдается в Соединенных Штатах.

Изабель Кумар, Euronews:

США — непредсказуемый партнер. Но могло ли это иметь какие-то положительные последствия, принесло ли это единство цели в Европу, ведь она должна попытаться встать на свои собственные ноги?

Пекка Хаависто, министр иностранных дел Финляндии:

— Европа достаточно хороша в смысле выживания, потому что мы уже много раз думали, что это должен быть конец, что это, по крайней мере, конец Европейского Союза. Мы уже не раз предрекали конец евро как общей валюты. Но затем что-то происходило, и сейчас мы добились большего успеха в чем-то.

То, что произошло, было правильной реакцией на те стоящие перед нами угрозы. Мы, в прямом смысле слова, пережили наше полугодовое председательство в Европейском Союзе, и если немного оглянуться и посмотреть на те вопросы, которыми мы занимались, конечно, «брексит», был одним из них. Он вызвал сильную поддержку членов Европейского Союза. На самом деле, теперь даже те, кто раньше был более нерешительным, видит, как трудно уйти, и сколько разных соглашений вам придется заключить, если вы хотите покинуть Европейский Союз. Так что, может быть, лучше остаться?

Но, конечно, то, что произошло в трансатлантических отношениях, не очень хорошо. Это касается защиты. И я почему-то очень часто чувствую, что мы потеряли поколение, которое имело опыт Второй мировой войны или всего, что произошло после нее. Ситуация с США сейчас другая, нам каким-то образом нужно убедить их, что сотрудничество с Европой важно, и объяснить, почему мы нужны друг другу.

Изабель Кумар, Euronews:

Билл Бернс, будучи дипломатом более 30 лет, оглядываясь назад и оценивая то, как развивались отношения США с их союзниками, можете подвести итоги и заглянуть в будущее? Если посмотреть на отношения США и ЕС, в их нынешнем состоянии, довольно непредсказуемом, как вы думаете, что произойдет в 2020 году?

Уильям Бернс, президент Фонда Карнеги за международный мир:

— Я верю в то, что Соединенные Штаты играют значительную роль в Европе, и вместе они готовы и способны играть более активную международную роль. Я думаю, что это преимущество, а не угроза.

Иногда это кажется неестественным поступком для американца. Но я считаю, мы вступаем в новую эру международного порядка. Это гораздо более конкурентный и сложный международный ландшафт, и я думаю, что на этом ландшафте американо-европейское партнерство действительно имеет такое же значение, как и раньше. Сейчас это неактуально говорить в Вашингтоне, где к альянсам относятся с большим пренебрежением.

Мы, по обе стороны Атлантики, сталкиваемся с огромными проблемами внутреннего управления, дисфункциями и поляризацией. В США Дональд Трамп продвинул — но не обосновал – для многих американцев идею о том, что они слишком заняты всем остальным миром, в то время как нам нужно сосредоточиться на модернизации и развитии у себя дома. Тоже самое происходит и сегодня в Европе. Таким образом, преодолеть эту тенденцию, направленную внутрь себя, по обе стороны Атлантики – задача не из легких.

Изабель Кумар, Euronews:

Мы собираемся поговорить о торговле. Кажется теперь наблюдаются немного более позитивные настроения в отношениях между Дональдом Трампом и Урсулой фон дер Ляйен. Предвещает ли это улучшение их торговых отношений, или ЕС все еще будет зажат между Китаем и США, отношения которых напряженные в данный момент, зажат без права голоса?

Эмма Марчегалья, председатель правления Eni:

— Мы должны помнить, что Европа всегда находилась посередине и твердо верит в многостороннюю систему. Мы все еще верим в многостороннюю систему, мы хотим, чтобы ВТО была реформирована. Абсолютно ясно, что в нынешнем виде она не работает, но мы все еще верим, что это может измениться.

Мы подписали 40 соглашений о свободной торговле с 70 странами по всему миру. Поэтому я думаю, что в том, что касается соглашения о свободной торговле Европа по-прежнему — очень важный игрок.

Пекка Хаависто, министр иностранных дел Финляндии:

— Я думаю, что если вы посмотрите хотя бы на риторику США и Европы,то она очень отличается в отношении многосторонних институтов и многосторонности в общем. И Европа — один из тех сильных столпов, которые готовы бороться за многосторонние соглашения.

И хотелось бы отметить арктические районы – начиная с северной части Европы — то, что происходит в Арктике очень важно. Обычно мы говорим об окружающей среде и так далее, но, с точки зрения безопасности, много важных событий: инициатива «Один пояс – один путь» и другие, США очень пристально наблюдают за тем, что делают китайцы. Это ставит нас между ними. И конечно, самый страшный сценарий будет заключаться в том, что мы будет должны выбрать одну из сторон. И это не очень хорошая позиция для Европы. Мы должны поддерживать обе страны, процветать с обеими, с США и Китаем.

Изабель Кумар, Euronews:

Нужно ли действительно выбирать между ними?

Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии:

— Это не обязательно должно быть «или-или». Но когда речь заходит о торговле, это одна из областей, где Европа имеет глобальное значение. Это самоуверенный и, при необходимости, еще и напористый игрок. И это наглядно демонстрируют также наши торговые переговоры с Соединенными Штатами. Мы — фактор, который нельзя игнорировать. И мы также ясно дали понять, что когда обсуждаем тарифы или ограничительные меры, у нас также есть пара ниточек, за которые мы можем потянуть — это не то, что мы хотим, — но мы также ясно дали понять, что мы не собираемся сидеть и ждать.

И Китай, это также один из факторов, значимость которого Европейский Союз прекрасно понимает. Глобальная конкуренция, конфронтация между США и Китаем будет доминировать над глобальным развитием в ближайшем будущем. Мы не хотим быть полем боя этих двух сторон. Поэтому мы понимаем, что для защиты наших глобальных интересов нам нужна очень четкая позиция. И это отличается от позиции США, потому что для нас Китай — это, с одной стороны, вызов, но и страна возможностей — с другой. И это не случайно, что в этом году Европейский союз собирается провести два саммита с Китаем. И мы уже приняли нашу стратегию по Китаю в прошлом году. Это может быть также вопросом нашего выживания, когда речь заходит о геополитике. Мы должны выстроить нашу китайскую политику и сделать ее очень ясной для всех наших партнеров

Изабель Кумар, Euronews:

Но это потенциально может привести ЕС к конфронтации с США. Но это уже почти целая дискуссия сама по себе.

Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии:

— Если мы будем пассивны, молчаливы, то нас сочтут бесполезными или мы будем вынуждены следовать политике США в отношении Китая. Но американская политика в отношении Китая — это не политика ЕС в отношении Китая, и именно поэтому мы должны четко дать понять, чего мы придерживаемся в отношении Китая.

Изабель Кумар, Euronews:

И насколько далеко США определяют стратегическую роль ЕС в глобальном масштабе?

Уильям Бернс, президент Фонда Карнеги за международный мир:

Это улица с двусторонним движением. Я думаю, что в трансатлантических отношениях действительно должна быть новая сделка. Этот мир не будет идентичен миру, который мы знали во время Холодной войны или в первые 25 лет после ее окончания. Это должен быть новый баланс в отношениях, и европейцы, НАТО и сам Евросоюз, готовы идти на больший риск, брать на себя больше ответственности, проявлять больше инициативы. И Соединенные Штаты готовы приветствовать это. Я думаю, что это рецепт для достижения успеха в рамках трансатлантического сообщества, учитывая все – от новых климатических вызовов до технологий и геополитической конкуренции.

Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии:

— Я хотел сказать, что стиль новой администрации США породил много разногласий между Соединенными Штатами и Европой, к чему мы не привыкли. Но хорошо и позитивно то, что Европа понимает, что она должна стать более независимой, более эмансипированной, если хотите. Мы жили в течение многих лет, удобно следуя примеру США, потому что мы разделяем ценности, цели, задачи. Сейчас мы можем иметь одинаковую оценку ситуации, когда речь идет о роли Ирана, например, но мы расходимся в том, является ли СВПД способом решения проблемы или нет. Так что мы учимся стоять на ногах.

Изабель Кумар, Euronews:

Учимся стоять на ногах, но как быть с эмансипацией, как вы только что сказали, с точки зрения сил обороны? Урсула фон дер Ляйен здесь снова говорила, что Европе нужно развивать ее оборонительную силу. Это не кажется реалистичным. Может ли Европа превратиться в суровую державу?

Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии:

По этому вопросу у меня очень четкие взгляды. Наша единственная защита — НАТО. И мы не должны пытаться построить параллельную структуру. Не должно быть двух оборонных бюджетов, двух генеральных штабов и так далее. Но мы должны еще больше укрепить европейскую опору под зонтом НАТО. Так что за заявлениями нет ничего конкретного. У нас идет дискуссия о том, как быть более сплоченными, слаженными, по сути, но желания такого нет, не будет никакой европейской армии.

Изабель Кумар, Euronews:

Давайте обратимся к проблеме климата, потому что есть просвет в этой черной туче. И Европе удалось там взять лидерство со своим инвестиционным планом в один триллион евро. С точки зрения бизнеса, Эмма Марчегалья, вы считаете это реалистичным? Как вы думаете, есть ли инвестиционный стимул вложить в это 1 трлн евро? Насколько реально на самом деле исправить ситуацию с климатом?

Эмма Марчегалья, председатель правления Eni:

— Я думаю, компании осознают это. Вы знаете, есть отрасли, которые более уязвимы и отрасли, которые менее уязвимы. Нам абсолютно необходима цена на углерод. Но это должна быть глобальная цена на углерод. Я думаю, что Европа должна использовать свой потенциал для заключения Соглашения о свободной торговле или для ведения торговли с другими частями мира и установления стандартов в этой области. На Европу приходится 9 % мирового объема выбросов. Мы можем сделать все, мы могли бы прийти к нулю, но если другие страны не в одной лодке с нами, то битву нам не выиграть. Поэтому мы должны делать все о нас зависящее. Проводить своего рода климатическую дипломатию. Мы с нашими партнерами должны в Соглашении о свободной торговле установить стандарты цены на углерод.

Изабель Кумар, Euronews:

Может ли это вновь подстегнуть рост в Европейском Союзе, если он действительно продвинется вперед с идеей углеродного нейтралитета, попытается взять на себя инициативу? Может ли это помочь вернуть конкурентоспособность на европейский рынок?

Пекка Хаависто, министр иностранных дел Финляндии:

— Это может принести нам новые отрасли промышленности и новые возможности. И я полностью согласен с тем, что у нас должен быть глобальный налог на углерод, и глобальная цена на углерод, а также общий налог на полеты и так далее. Но нужно начать с чего-то, потому что очень часто, когда вы говорите о глобальной инициативе, она так и остается инициативой.

Я всегда использую Калифорнию в качестве примера по вопросам выбросов автомобилей. Это был единственный штат в США, который создал свое собственное законодательство и фактически инициировал все изменения в автомобильной промышленности. В то время как Toyota была готова достаточно быстро подстроиться под новые правила, европейская автомобильная промышленность реагировала очень медленно. Но я думаю, что одна отрасль может изменить ситуацию. И именно поэтому Европа должна и может действовать. Я говорю о климатической нейтральности к 2050 году.

Изабель Кумар, Euronews:

Как Европа может снова вернуть себе право голоса, более громкого голоса, столкнувшись с очень сильными партнерами в области климата, геополитики или торговли?

Уильям Бернс, президент Фонда Карнеги за международный мир:

— Я думаю, что нужно сократить разрыв между амбициями и достижением результата. Важно говорить об эмансипации и других терминах в создании более уверенной европейской роли. Но существует большой разрыв между этой риторикой и реальным принятием трудных решений, будь то по поводу климата, экономической конкурентоспособности, безопасности и организации обороны.

Изабель Кумар, Euronews:

Сокращение разрыва между амбициями и результатом. Проблема Европы заключается в этом?

Пекка Хаависто, министр иностранных дел Финляндии:

— Конечно, это часть проблемы. Но я бы на самом деле отметил, насколько важны были общественные и гражданские движения по этим темам. Мы можем рационально рассуждать: «это займет время, это трудно, мы не можем себе этого позволить и так далее». Но когда каждую пятницу перед вашим парламентом стоит тысяча молодых людей, и вы идете через эту толпу на заседание парламента. А эти молодые люди хватают вас за руку и говорят: «что вы делаете сегодня, чтобы предотвратить изменение климата? — А когда я спросил этих ребят: «а как же ваши учителя? Что они говорят, когда вы каждую пятницу здесь, а не в школе?». Учителя говорят: «Нет, нет, нет, вы должны быть в школе». Но за углом они говорят: «Да, хорошо, что вы снова тут». И это молодое поколение, которое чрезвычайно активно занимается этим вопросом.

Изабель Кумар, Euronews:

Достаточно ли мы смотрим на молодежь, Эмма Марчегалья, как мы видим Европу в будущем?

Эмма Марчегалья, председатель правления Eni:

— Я думаю, что желание этой Еврокомиссии добиться этой большой «Зеленой сделки» — очень важно. Это еще и способ привлечь в свои ряды молодое поколение, чтобы было больше оптимизма. Во что я искренне верю. Урсула фон дер Ляйен, заканчивая личную встречу с нами нами, сказала: «Добиться, добиться и еще раз добиться сделки,».

Мирослав Лайчак, министр иностранных Словакии:

Самое важное для нас в Европе — это собрать яйца в одну корзину, потому что Европа наиболее влиятельна, наиболее сильна, когда она действует едино, когда вдохновляет остальной мир, когда она проецирует знаменитую «мягкую силу». И я думаю, что климатическая политика, климатический подход — это хорошее начало.

Тэги новости: Дональд Трамп
Поделитесь новостью с друзьями