СТЕПНОЕ АДМИРАЛТЕЙСТВО

Дата: 16 января 2020 в 15:34


СТЕПНОЕ АДМИРАЛТЕЙСТВО

Ольга Шишанова
Казахстан теряет около 93 миллиардов тенге ежегодно в результате опустынивания, вызванного засухой. Отвечая на вопрос о дефиците воды в стране, в ходе встречи с представителями Президентского молодежного кадрового резерва в Акорде Касым-Жомарт Токаев заявил, что РК нужны «новые технологии экономии воды»

«Нужно постепенно избавляться от производств, которые требуют большого водообеспечения. Нужно ставить вопросы рационального водопользования из трансграничных рек с сопредельными государствами, что мы делаем по дипломатическим каналам. Упрощать проблему, конечно, нельзя. Это сложная проблематика, она связана с желанием государств использовать больше воды в своих интересах. Особенно тех государств, которые активно занимаются индустриализацией. География сложилась таким образом, что все трансграничные реки протекают в направлении Казахстана. Верховья рек находятся в сопредельных государствах, низовья — у нас. Мы должны исходить из географии и вести соответствующие переговоры», — подчеркнул президент.
С одной стороны, это хорошо, что проблему вододефицита в стране наконец-то подняли на столь высоком уровне. С другой — кто раньше мешал или не давал тем же чиновникам заняться ею вплотную? Особенно учитывая озвученные цифры, которые государство, оказывается, теряет только в результате опустынивания. Что уж говорить об остальных проблемах, которых накопилось достаточно за предыдущие годы.
Во-первых, это проблема водосбережения в республике. Наше издание неоднократно писало о том, что для ее решения необходимо внедрение новых технологий экономии воды в сельском хозяйстве Казахстана. Для этого в обязательном порядке аграрии должны обращаться к научным достижениям казахстанских ученых, которые основаны на мировой практике, но приспособлены к местным условиям. Это применение и использование капельного орошения, точного земледелия и тому подобных технологий, которые в разы уменьшают водные потери в сельском хозяйстве при правильном и рациональном их использовании.
Во-вторых, президент упомянул о рациональном водопользовании. Выяснилось (хотя об этом речь шла уже давно), что в республике есть такие производства, которые требуют нереально большого потребления воды, тогда как их экономический «выхлоп» в масштабах страны в целом сводится едва ли не к нулю. В качестве примера достаточно вспомнить эксперимент с выращиванием риса на юге Казахстана. Насколько рациональны сегодня несколько рисовых хозяйств, продукцию которых в республике никто не видит на прилавках? А ведь эти рисовые хозяйства не только отрицательно влияют на экологию региона и прилегающих к нему областей, но и беззастенчиво пользуются водной составляющей всего Южного Казахстана. Может быть, в таких случаях стоит предусмотреть и внедрить своеобразную Водную карту по образу и подобию Дорожной? Потому что при решении этой проблемы непременно всплывет социальный фактор. Но до сих пор нет никакой оценки этого производства, которое начали, да так и забыли закончить еще в советское время, однако проблема водопользования при этом не только осталась нерешенной, но даже усугубилась.

 

 

Еще одним таким примером можно назвать выращивание хлопка в Мактааральском районе. По мнению экспертов, с теми технологиями, какие сегодня используют в Южном Казахстане при выращивании этой культуры, и которые дают не более 10 центнеров с гектара (при норме в 25 центнеров с гектара), можно смело говорить о том, что и рис, и хлопок попросту иссушают юг республики, и без того не отличающийся водными запасами.
Третье, о чем необходимо сказать, — это о системе водохранилищ. Дело в том, что Казахстан — и это не секрет, а географическая особенность страны — серьезно зависит от своих соседей в плане трансграничных рек. Сегодня семь из восьми крупных водотоков, которые протекают по территории республики, формируются в сопредельных государствах, тогда как РК достаются лишь низовья Урала, Или, Иртыша. При этом любопытно, что в тех странах, где эти реки формируются, на них образованы не одно и не два, а по несколько водохранилищ. Тогда как у нас, где наличествуют всего лишь 14 таких объектов по всей республике, нет ни одного водохранилища, которое было бы образовано на границе с той или иной страной, с которой нас соединяет трансграничная река. Например, на той же Или со стороны Китая находятся 130 (!) гидросооружений и 13 водохранилищ, несмотря на то, что основная часть ее водотока проходит по территории Казахстана (815 километров из 1439). Река Урал также буквально зарегулирована, пусть даже формируется и в основном протекает она по территории России, сегодня на ней там расположены 19 (!) водохранилищ. Тогда как со стороны Казахстана, повторим, нет ни одного.
Что мешает нам сделать то же самое на своей территории, пусть затратив на это определенные средства, но одновременно «убив» этим не двух, а даже несколько «зайцев»? Помимо стратегического накопления воды в водных резервуарах, на этих реках можно поставить ГЭС, открыть туристические рекреации, позаботиться о восстановлении экосистем.
И, наконец, в-четвертых, Казахстану стоит стать более настойчивым в соблюдении своих интересов при обсуждении проблем трансграничных рек. К сожалению, в этом плане пока похвастаться нечем, потому как нет действительно компетентных дипломатов, которые были бы способны не только умело вести переговоры, но и вовремя «продавить» интересы республики, используя определенные «козыри» (пусть их и немного сегодня). А значит, пока РК приходится решать все скопившиеся проблемы на внутреннем уровне. Что, в принципе, вполне и очень даже возможно, нужна лишь политическая воля.
И, конечно, как в морских державах непременно функционируют адмиралтейства, так стране, удаленной на тысячи километров от мировых океанов, просто-таки жизненно необходимо отдельное министерство воды и водных ресурсов.

Нур-Султан

Поделиться:

Тэги новости: Касым-Жомарт Токаев
Поделитесь новостью с друзьями