Европа без европейцев?

Дата: 16 января 2020 в 04:23


Европа без европейцев?

Владислав ГУЛЕВИЧ, fondsk.ru, 14 января

В Германии арабское слово «Иншалла» (переводится примерно как «если на то будет воля Аллаха» и расценивается как знак смирения мусульманина перед волей Всевышнего) впервые вошло в орфографический словарь немецкого языка К. Дудена. Этот словарь в немецкой лексикографии является аналогом Толкового словаря живого великорусского языка, составленного Владимиром Ивановичем Далем. Мы видим изменения немецкой и, шире, европейской культуры под напором потока мигрантов.
Население Евросоюза на январь 2020-го составляет около 747,5 млн. (9,78% от общемирового). Самая низкая численность населения наблюдается в самых богатых регионах ЕС – Северной Европе (106,2 млн.) и Западной Европе (196,1 млн.). В Южной Европе проживает 152,2 млн., а больше всего населена Восточная Европа (293 млн. человек).
Доля мигрантов в структуре населения стран ЕС, а в структуре миграции – доля мусульманского населения продолжает расти. Впереди всех Люксембург – уже к 2016 г. 45,9% его граждан были уроженцами других стран. Далее следуют Швейцария (29,6%), Швеция (18,5%), Австрия (17,4%).
В абсолютных цифрах больше всего мигрантов в Европе приняли Германия, Франция и Италия. В расчете на душу населения на первом месте находятся Швеция (20,3 мигранта на 1 тыс. шведов), Мальта (18,2) и Австрия (10,7).
Для многих европейских государств их прошлое в качестве метрополий обернулось миграционным бременем – наплывом из бывших колоний. В Португалии больше всего мигрантов из Анголы, в Испании – с Кубы, в Великобритании – из Индии, во Франции – из Алжира. Доля африканцев среди мигрантов в Бельгии и Италии достигает 48,7% и 26,9% соответственно.
После распада колониализма налаженные связи между метрополиями и их бывшими колониями не прервались, хотя и изменились. Так что нынешний вектор переселения исторически обусловлен. Из колоний идет «пассажиропоток» вследствие знания языка бывшей метрополии, а бывшие метрополии обычно предпочитают мигрантов из бывших колоний.
По данным исследовательского центра Pew Research, даже если миграция в Европу упадет до нуля, доля мусульман в европейском населении будет увеличиваться на протяжении следующих поколений, и к 2050 году достигнет от 7,4% до 14% (сейчас 5%). Тенденция объясняется просто: мусульмане в среднем на 13 лет моложе коренных европейцев, а на одну мусульманку в среднем приходится на одно деторождение больше, чем у европейки.
В Италии только 33,3% всех мигрантов – уроженцы европейских стран. В Швеции – 27,4%, в Бельгии – 22,6%. В Германии к середине XXI века мусульмане составят от 11% до 20% населения, в Швеции – 21-31%. По численности мигрантов в Евросоюз из Азии и Ближнего Востока (12 млн.) обгоняют только мигранты-граждане ЕС (20 млн.).
Африканские мигранты составляют лишь 10% миграционного потенциала Черного континента (90% африканских мигрантов перемещаются между африканскими странами). Предметом особого внимания для ЕС являются Нигерия (самое густонаселенное африканское государство) и Нигер с его самым высоким показателем рождаемости в мире (7,3 ребенка на 1 женщину). К 2050 году население Нигера сравняется по численности с населением Германии, а население Нигерии превысит ФРГ почти в 4 раза и составит 300 млн. человек.
99% процентов мигрантов из Нигерии, 98% из Буркина-Фасо, 94% из Ганы, 63% из Камеруна, 59% из Мали пробираются в Европу транзитом через Нигер. Есть три миграционных маршрута из Африки и Ближнего Востока в Европу – западно-средиземноморский (к побережью Испании), центрально-средиземноморский (к побережью Италии) и восточно-средиземноморский (к побережью Греции).
На это накладывается активность на стыке транзитных государств (Мали, Алжира, Нигера, Нигерии и Чада) исламистских группировок проводить среди беженцев вербовку и агитацию. В Нигере, Чаде и Мали дислоцируются военные контингенты США, Италии, Германии и Франции, но это практически ничего не меняет.
Отказаться от мигрантов европейские страны не могут – в их экономиках соблазн дешевой рабочей силы и более высокой нормы эксплуатации слишком велик. На интеграцию новоприбывших Германия тратит 9,9% своего ВВП, но рассчитывает к 2026 году получить от них €65 млрд. прибыли. С немцами такой прибыли не получишь. Экономический рост в странах Северной Европы уже в 2019 году был бы на 2,5% ниже, если бы не дешевая рабочая сила из Азии и Африки.
Восточная Европа долгое время была для мигрантов периферией, но ситуация меняется. Польша поднимает квоту на рабочую силу из стран Азии и Африки. С кредитами ЕС страна впервые в своей истории превращается в акцептора людских ресурсов из далекого и культурно неблизкого ей зарубежья.
Вьетнамцы за первое полугодие 2019 года получили 91%, индонезийцы – 76% разрешений на работу в Польше от количества разрешений, выданных за весь 2018 год. Одновременно польские работодатели констатируют истощение миграционного потенциала Украины. Вместо прежних 1,5 млн. в Польше сейчас работают 900 тыс. украинцев. Соответственно, увеличивается в Польше численность выходцев из Эфиопии, Непала, Бангладеш, Филиппин, Таиланда, Индии, Китая.
У Брюсселя нет действенной стратегии по разрешению миграционного кризиса. Можно вспомнить закон 2015/36, который власти Нигера приняли под давлением ЕС, чтобы закрыть мигрантам доступ в Ливию. Закон предусматривает уголовное наказание за оказание мигрантам нелегальных услуг, но его применение лишило дохода тысячи семей в Нигере, а мигранты стали пробираться в Ливию через Алжир.
Не помогло и открытие более тридцати центров содержания мигрантов в Ливии. В условиях разрушенной европейскими бомбами ливийской государственности администрация таких центров успешно заменила собой контрабандистов.
По прогнозам демографов, население Африки увеличится в ближайшие 30 лет практически вдвое, население Азии тоже находится на пике роста. В Европе обратная тенденция – колоссальный спад рождаемости. Все указывает на то, что к концу XXI века европейцы будут жить совсем в другой Европе. Иншалла.

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями