«Джон Леннон в моей голове, или «тайный уикэнд» Битла в Яблочном городе»

Дата: 16 января 2020 в 01:01


«Джон Леннон в моей голове, или «тайный уикэнд» Битла в Яблочном городе»

Трагикомедия-Фэнтези

Трагикомедия-Фэнтези

(Рисунки Бердалы Оспан и Фархат Ибрагимов)

 

Действие первое

 

Сцена первая

Индия. На сцене экран. Там идут либо фото, либо хроника аэропорта. Крупным планом вывеска «Международный аэропорт Дели» (или какой там был?). Гул самолетов.

Двое на сцене перед экраном.

 

Пол Маккартни:

— И зачем тебе это нужно? (диалоги не на английском и вообще хронология из жизни The Beatles тут не соблюдается! Фанатам на заметку. )

 

Джон Леннон (длинные волосы, джинсовый костюм):

-Значит нужно...

 

Пол:

-У нас много работы. Только что вышла «Эбби роад». А группе контракты нужно выполнять, иначе неустойка, штрафы. Нас заживо сожрут! Без штанов останемся! А наш магазин в Лондоне ЭППЛ одни убытки?!

 

Джон:

— Хватит про деньги... Ты знаешь, мы слишком много говорим, неся всякий вздор. Может быть, и сейчас я занимаюсь этим. Я сам не знаю, о чем болтаю. Люди всегда цепляются за слова, а я простой человек: когда меня спрашивают, я начинаю трепать языком. Кое-что и из того, что я говорю, имеет смысл, а кое-что — просто болтовня, вранье… и Бог знает что еще …

 

Джон замолчал. Пауза. Потом продолжает.

— Я же не бросаю вас. Мне нужно в себя прийти после этого индийского кошмара. Махариши меня разочаровал. Сексуальный гигант! Нагнал пурги, мозги Джорджу запудрил! А вот Ринго первым свалил и правильно сделал!

 

Поет пару строчек из белого альбома песни «Sexy Sadie»…

— I'm so tired, I haven't slept a wink
I'm so tired, my mind is on the blink
I wonder should I get up
And fix myself a drink, no, no, no.

I'm so tired I don't know what to do
I'm so tired my mind is set on you
I wonder should I call you,
But I know what you would do...

Пол бесцеремонно перебивает:

— А почему именно в эту страну? В этот странный город, который переводится как «отец яблок»? Хотя зная тебя, можно предположить…

 

Хмыкает.

 

Джон:

– Просто ткнул пальцем в карту. И попал прямо в Алма-Ату – «Яблочный город» переводится. Значит судьба! Забыл, как наша компания называется? Правильно – Apple! Яблоко! Лечу туда! Это судьба!

 

Пол молчит. На сцене на экране вид аэропорта. Там фигуры людей. Среди них выделяться фигура четвертого Битла — Джорджа Хариссона. Они направляются к трапу самолета. Гул вращающихся турбин.

Затемнение. Откуда-то сверху голос начинает монотонно произносить следующий текст:

 

…number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine... и постепенно уходит на микшер. Потом идет немного «Революция 9».

 

 

Сцена вторая

 

Кабинет Кунаева. Табличка на столе: « Первый секретарь ЦК КПК КазССР». Динмухамед Ахмедович сидит за большим столом. Перед ним трое военных в форме. Самый главный — генерал докладывает. Четко. По-военному.

 

 

Генерал:

-Динмухаммед Ахмедович, операция прошла удачно. Англичанин (оперативная клички «Мечтатель») был удачно перемещен из Индии в Алма-Ату на конспиративную квартиру, которая находится на улице Тулебаев, недалеко от вашей резиденции. Легенда такая: это журналист и художник из Лондона, который симпатизирует нашей стране. Хочет больше знать о коммунизме и социализме. Приехал с целью собрать материал для своей статьи о жизни нашей молодежи.

 

Кунаев:

— А почему не музыкант?

 

Генерал:

— «Мечтатель» категорически запретил даже намекать о его принадлежности к высшей касте мирового музыкального олимпа. Хочет остаться инкогнито. Тем более, таким образом, нам даже легче будет за ним присматривать

 

Кунаев:

-Какие мероприятия запланированы по «Мечтателю»?

 

Генерал:

— Вначале экскурсия в местную молодежную газету. Будет под присмотром и заодно познакомится с молодежью. Тем более среди журналистов есть внедренные агенты. И, возможно, «медовая ловушка»?! А потом...

 

Кунаев хмурится, перебивает:

— Он же не разведчик, не провокатор! Всемирно известный музыкант, кумир прогрессивной молодежи! Приехал поближе узнать нашу жизнь, культуру, молодежь, наш город. А ты хочешь ему проститутку подсунуть, а потом шантажировать?! Какая к черту медовая ловушка! Сіздің басыңыз жұмыс істемейді! Сіз аз арақ ішуіңіз керек! Тогда может лучше будешь сооброжать?!

 

Генерал:

— Это дежурные мероприятия в отношении всех иностранцев, согласно нашим внутренним инструкциям за подписью Семичастного!

 

Кунаев:

— Этого твоего Семичастного уже на пенсию отправили ... тот еще...

 

Обрывает фразу:

-Вы за него головой отвечаете! Это мировая знаменитость. А мы поручились перед Леонидом Ильичом. Перед всей коммунистической партией. И поэтому каждый день лично мне доклад о «Мечтателе».

 

Сцена третья

 

Джон в квартире. Долго стоит у окна. Вернее смотрит на экран на сцене. Величественная панорама Заилийского Алатау. «indescribable beauty! even no words!» Потом исследует квартиру. Там стоит комбик и на стойке гитара «Рикенбекер», такая же модель, какую и он иногда использует. Включает, проверяет, как работает. Берет несколько аккордов. Ставит обратно на стойку. На столе ваз аппорта. Берет и нюхает яблока. Вертит в руках. Рассматривает. «apple! fucking apple!» Закуривает «Gitanes». Включает телевизор. Там выступают домбристы–виртуозы. То за спиной инструмент у них, то локтями играют. (Есть такая кинохроника домбристов у нас на ТВ примерно 60-ых годов.) Он застыл перед экраном как зачарованный. Такого он никогда не видел.

Но неожиданно звонят из газеты. Агенты КГБ записывают их разговор на кассетный магнитофон. (Тут же на сцене оборудован их пункт c кинокамерами, магнитофонами, микрофонами.)

 

Звонит телефон. Джон понимает трубку.

– Привет! Hello!

 

Женский голос:

— Добрый день, Джон! Это журналист из молодежной газеты «За Горизонт», меня зовут Алма. Вы, наверное, уже предупреждены? Мы скоро будем у вас, чтобы вы не заблудились. Вас уже ждут с нетерпеньем в редакции! Это совсем недалеко от вашей квартиры. В здании университета.

 

 

 

Джон:

— Привет, Алма. Очень рад. Да, я ждал вашего звонка. Буду готов минут через десять!

 

Джон начинает собираться. Джинсовый костюм, через плечо фотоаппарат. Темные очки. Типичный иностранец времен застоя. Раздается звонок в дверь. Там журналистка Алма и еще один парень. Знакомятся.

 

Азамат:

— Мы журналисты. Девушку зовут Алма, что переводится с английского, как Яблоко. А меня Азамат.

 

Джон чуть придерживает руку Алмы, с интересом смотрит на нее:

— Какое прекрасное имя. А меня зовут Джон.

 

Потом вместе уходят. Через некоторое время кто-то открывает квартиру. Этот некто в черном и в маске. Осматривает ее. Агенты КГБ, которые прослушивают квартиру, фиксируют этот факт. Встревожены. Кто бы это мог быть? Это точно не их сотрудник.

Затемнение. Слышно как кто-то ходит по квартире. Споткнулся в темноте, стукнулся обо что-то или упал. «Маза фака!»


Рисунок Бердалы Оспан

 

 

Сцена четвертая

 

Редакция. Обстановка совковой редакции. Несколько столов. Стулья. Пишущие машинки, канц.принадлежности, бумаги, телефоны на столах. Плакат на стене «Вперед к победе коммунизма», также страницы будущей газеты, так называемая черновая верстка на стене и т.д. На одном столе все приготовлено для чаепития.

Гитара прислонена к стулу.

Азамат. Явный лидер. В мятом костюме, в очках и комсомольским значком на лацкане:

-Друзья, коллеги! По поручению горкома партии и горкома комсомола... (закашлялся)... нашему молодежному еженедельнику выпала большая честь встретить уважаемого гостя из туманного Альбиона!

Раздаются аплодисменты. Журналисты улыбаются. Редакция человек семь-десять. Сплошь молодежь. Но есть и пара взрослых.

 

Азамат:

— Джон — журналист, писатель и художник, который сотрудничает как «фрилансер» с разными британскими газетами.

 

Его перебивают:

-А что такое «фрилансер»?

 

Азамат:

— Давайте, товарищи, я вначале все расскажу, а потом будете вопросы задавать?! Все по порядку. Хорошо?!

 

Джон:

— Свободный художник!

Все смеются.

 

Азамат:

— Видите, даже Джон стал нарушать порядок из-за вашей недисциплинированности!

 

Азамат:

— Джон приехал из Лондона специально, чтобы узнать о нашей жизни. Ознакомиться, так сказать, воочию с преимуществами социалистического образа жизни! Именно не в Москву, столицу нашей Родины, а в глубинку, в Алма-Ату — столицу социалистического Казахстана. А теперь можно вопросы задавать. Если Джон, не возражает.

 

Джон утвердительно кивает головой.

 

Алма:

— Джон, меня интересует, как политика владельцев печатных СМИ влияет на мнение журналистов? Или цензура владельцев у вас все на корню рубит?

 

Джон:

— Хозяева стараться не вмешиваться в политику изданий. Тем более, если газета имеет высокие тиражи! Зачем же рубить сук, на котором сидишь? Но бывает, что газету перекупают другие богачи, которые потом увольняют особенно строптивых!

 

Обращается в зал:

— От фонаря мои ответы, я толком ведь не знаю, как там работают эти черти! … хотя есть у меня кое-какая информация...

Далее рассказывает, что у них «золотые перья» журналистки, писатели, вообще творческие люди, не говоря уже о звездах шоу-бизнеса, очень много зарабатывают и могут купить себе все что душе угодно: виллу, дом, машины и т.д. Капитализм!

-А цензуру у нас нет, она запрещена официально свобода мнений. В нашем журнале … опять запинается… в журнале Битлз – «Битлз мансли», так вообще журналисты что хотят то и печатают! Хорошо еще они сильно нас … запинается… своих владельцев, эту группу не критикуют. И на том спасибо! А многим, например, тем же политикам, очень сильно достается от этих. Могут разорвать на части, в грязь втоптать, репутацию уничтожить! На Западе вообще таких журналистов называют «цепными псами» демократии!

 

Алма:

— Ой, не хочу быть цепным псом! А как это происходит, есть примеры?

 

Джон:

-Пожалуйста, у нас. Например, есть так называемые «папарацци», которые постоянно следят за звездами шоу-бизнеса, вообще за известными людьми! И если обнаружат что-то скандальное, стараются сделать фотографии и потом продать их в так называемые «желтые издания» за большие деньги! Декламирует начало песни «A day in the life»:

«I read the news today, oh boy,
About a lucky man who made the grade.
And though the news was rather sad,
Well, I just had to laugh, I saw the photograph,
He blew his mind out in a car,
He didn't notice that the lights had changed,
A crowd of people stood and stared.
They'd seen his face before,
Nobody was really sure if he was from the House of Lords»

 

Журналист из массовки:

— Это отвратительно! Отрыжка капитализма! Эти «папарацци» продались капиталистам за большие деньги и обслуживают буржуазию! Зато у нас все бесплатно, медицина, образование! А насчет цензуры скажу во что: если каждому дать свободно говорить, то будет точно бардак. Все развалиться. Поэтому запад и загнивает! У нас цензура, есть в газетах — это ЛИТО. Цензоры, которые сидят на втором этаже нашего издательского комплекса на улице Горького, всегда на чеку, всегда готовы помочь.

 

Алма:

-Вообще то, я думаю, что это не правильно. Цензура не всегда нужна. А может и вообще не нужна! Если хотите, то нужен внутренний цензор, потому что, если ты написал что-то непотребное, то должен отвечать согласно закону.

 

Джон:

— Согласен в одном, что Запад загнивает...

 

При этом смотрит на Алму. Он явно симпатизирует этой молодой красивой девушке с длинными волосами и с миндалевидными глазами. По все видимости, он ей тоже нравится.

 

Азамат (пытается унять в зародыше бунт Алмы):

-У нас, друзья, все в этом плане правильно! Это вам не Запад! Джон сам только что сказал, что газету могут продать, могут уволить неугодных журналистов, выкинуть на улицу! А потом зачем нам тут дискутировать при посторонних, как-нибудь сами разберемся! А у нас зарплаты небольшие, но все получают примерно одинаково. Зато все бесплатно: образование, медицина... и преступности нет! И главное, в наших газетах нет этих отвратительных шакалов... как ты их назвал? … па-па–ра-цци?! У нас в стране Советов все для трудового народа. И запрещена религия! Вернее она разрешена, но люди уже не верят в Бога. Это все опиум для народа. Все равно будет мировая революция. Везде наступит коммунизм.

 

Джон:

— Революции, к сожалению, как правило, не всегда заканчиваются нужным результатом. История это доказывает.

Затем не выдерживает, берет гитару и начинает петь свою вещь «Revolution 1». Песня как раз об этом. Джон занимает осторожную позицию в этом вопросе, судя по словам песни. Но все офигели от такого номера. Аплодируют!

  

Революция 1

You say you want a revolution,
Well, you know
We all wanna change the world.
You tell me that it's evolution,
Well, you know
We all wanna change the world.

But when you talk about destruction
Don't you know that you can count me out, in?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?

You say you got a real solution,
Well you know
We'd all love to see the plan.
You ask me for a contribution,
Well, you know
We're all doing what we can.

If you want money for people with minds that hate,
All I can tell you is, «Brother, you have to wait».
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?

You say you'll change the constitution,
Well, you know
We'd all love to change your head.
You tell me it's the institution,
Well, you know
You better free your mind instead.

But if you go carrying pictures of Chairman Mao,
You ain't gonna make it with anyone anyhow.
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?

 

После некоторой паузы, которая вызвана неожиданным музыкальным номером Джона, Азамат говорит:

 

— А если СССР вдруг развалиться? Тогда ведь независимый Казахстан может пойти своим путем. К тому же денег будет навалом. Наша родина богата разными полезными ископаемыми. И нефть есть в районе Каспия. Это все знают. Будет у нас фонд, где деньги от продажи углеводородов будут аккумулироваться. Оттуда каждому гражданину пойдет ежемесячная выплата или проценты. Заживем как в Саудовской Аравии: хочешь — работай, хочешь — нет! И тогда можно соединить некоторые преимущества капитализма, нужно признать, есть у него некоторые достижения с достижениями социализма! Как вам такое? А еще нужно перенести столицу в другое место. Подальше от разных мудаков. И назвать это стратегическим решением. Это ведь в традициях кочевников?!

 

Джон удивленно смотрит на этого странного парня, который выдвигает такие необычные идеи в стране победившего социализма. Спрашивает:

— Ты мечтатель? Are you a dreamer?

Азамат отвечает:

— You may say that I'm a dreamer? No, it's you a dreamer! Ты говоришь, что я мечтатель? Это ты «Мечтатель»!

Подразумевая конспиративный псевдоним дали Джону в КГБ.

 

Джон вдруг задумался и произносит первые строчки только родившейся песни:

— You may say that I'm a dreamer... But I'm not the only one... Imagine there's no heaven... It's easy if you try... No hell below us... Above us only sky... Imagine all the people...

Потом бормочет стихи и записывает их в блокнот.

Imagine there's no heaven
It's easy if you try
No hell below us
Above us only sky

Imagine all the people
Living for today (ah ah ah)

Imagine there's no countries
It isn't hard to do
Nothing to kill or die for
And no religion, too

Imagine all the people
Living life in peace

You may say that I'm a dreamer
But I'm not the only one
I hope someday you'll join us
And the world will be as one

Imagine no possessions
I wonder if you can
No need…

 

Азамат удивленно смотрит на Джона, который выпал из общего разговора и заносит что-то блокнот. Журналисты молчат. Не могут переварить, о чем это их лидер толкует. Наконец, один парень, говорит:

— Ты что Азамат? СССР — это на века! То, что ты сейчас сказал, это какая та ересь. Настоящий антикоммунизм! Так ведь диссиденты мыслят! Не боишься, что среди нас есть стукачи?

 

Азамат, ухмыляется. Пытается обнять Алму. Она мягко убирает его руку. Джон недоволен. Между ним и Азаматом возникает некое напряжение. Неожиданно даже свет на сцене начинает мигать.

Азамат:

— То, что я сейчас высказал. Это своего рода проверка на вшивость, коллеги. Считаю, проверку вы прошли!

Некоторые коллеги при этом морщатся. Видно, что часть журналистов не очень любят Азамата, скорее боятся.

 

Алма:

— А про чай то мы забыли! Наверное, уже все остыло!

Садятся пить чай. Затем журналисты приглашают Джона в молодежное кафе, отметить знакомство. Заодно Джон и познакомится с молодежью. Леннон снимает на фотоаппарат коллективное фото с журналистами.

Затемнение.

 

 

Сцена пятая

 

Кафе «Театральное».

Журналисты. Их четверо (две девушки и два парня) и Джон. За столиками не хитрая закуска. Вино. Пиво. Вокруг молодежь. Накурено. Гул разговоров. В углу обращает на себя внимание группа молодых людей, некоторые с прическами «аля битлз»-«грибная шляпка». У них на столике, кроме напитков и закусок, разложены диски. Рассматривают винил, о чем-то говорят. Спорят. И не обращают внимания на зал. Они выше всей этой суеты. Особая каста. В углу бренчит на простой гитаре музыкант. Алма (возле ног, большая сумка, в которой носят рисунки) с Азаматом расположились напротив Джона.

 

Азамат:

— Это типичное молодежное кафе, одно из многих подобных. Чтобы молодежь могла иногда провести свой досуг не в библиотеке, в театре или кинотеатре, но и в неформальной обстановке. В Советском Союзе и Казахской ССР особое отношение к молодежи. Рядом Оперный театр. Дальше скверик и кафе для детей «Карлыгаш», где можно поесть мороженного. Отдохнуть, поговорить. А через дорогу кинотеатр и театр ТЮЗ. Это можно сказать самый центр Алма-Аты. А улица, на которой все это находится, называется именем всесоюзного партийного деятеля Калинина.

 

Журналист, второй:

— В просторечии ее называют Бродвеем! Сокращенно «Бродом». Тут стиляги раньше собирались.

 

Джон:

— А кто такие стиляги? Типа «модов» в Лондоне? Род Стюарт там главный! Улыбается.

 

Азамат:

— Рода Стюарта не знаю, но у нас их считают тунеядцами, и просто сбродом! Вот и рифма нашалсь: «Брод» и сборд! Хе … хе… хе…

 

Обращается к журналисту, так чтобы Джон этого не слышал:

— Давай без лишних подробностей. Гостю этого не нужно знать.

 

Потом рассказывает Джону, что тот наверняка уже обратил внимание, что в Алма-Ате очень много разных национальностей. Все живут дружно. Все защищены государство. Потом что это преимущества социализма. А н то что Запад. В Америке до сих пор черных братьев угнетают!

 

Джон:

— Да сегрегация там есть, но, например, в одной знаменитой английской группе Битлз играют не только белые. С нами сейчас... запинается... с ними сейчас афроамериканский клавишник Билли Престон, а люди на Западе борются за равные права. В США, например, есть Анджела Дэвис, «черные пантеры» и некоторые члены из этой группы даже помогают им деньгами.

 

Джон делает снимки в кафе, потом ставит на замедленную сьемку и делает коллективное селфи с журналистами.

 

Азамат:

— Мне нужно отойти, вы пока без меня поговорите. И, коллеги! — строго смотрит на Алму и журналиста: — Пожалуйста, без лишних подробностей! Зачем лишнее болтать, гостя грузить?!

 

Выходит на улицу. Через окно витрину кафе видно, что его ждут двое парней. Они о чем-то говорят. В это время за всеми наблюдает какой-то человек в черном. Журналисты: девушка и парень идут танцевать. Джон и Алма остаются вдвоем.

Они неловко молчат, смотрят на танцующих.

 

Алма первой прерывает паузу:

— Я вообще-то еще рисую... И приглашаю вас зайти. Если найдете время в мою мастерскую...

 

Джон:

— Я так и понял, для чего тебе этот большой бэг! Это для рисунков. Покажи свои работы.

Она достает из сумки некоторые работы карандашом. Там изображен Джон у них в редакции. В том числе и как играет на гитаре.

 

Джон:

-Супер! Вылитый я!

Берет чистый лист, быстро рисует Алму и подписывает в углу: «For Apple from Walrus! Peace & love!» Она в восторге. В это время появляется Азамат, который чувствует, что между Джоном и Алмой завязались некие особые отношения. Злится. Но вида не показывает. Садится опять рядом с ней.

В это время музыкант из своего угла произносит:

-А эта песня сейчас прозвучит для нашего гостя из туманного Альбиона.

 

Почти все в зале смотрят на Джона. Даже битломаны в своем углу прерывают разговор и начинают глазеть на чувака из Лондона. Джон встает и театрально раскланивается.

Парень начинает петь битловскую «Girl». Как раз песню Леннона.

Is there anybody going to listen to my story
All about the girl who came to stay?
She's the kind of girl
You want so much, it makes you sorry
Still you don't regret a single day
Ah, girl, girl…

 

Но исполнение оставляет желать лучшего. Фальшивит, коверкает слова. Джон кривиться. Парень пропел всего куплет, но Джон не выдерживает такого отвратительного исполнения, срывается с места, подходит к нему. Почти вырывает гитару. И стоит мертвая тишина, пока Джон поет. Выскочили даже официантки, повара и подсобные рабочие, чтобы все это услышать. Возле витрины кафе собралась небольшая толпа зевак. Как только он заканчивает, раздаются крики, свист, аплодисменты. А кто-то и битломанов кричит:

— Чувак, в натуре, ты поешь прямо как настоящий Джон Леннон!

Затемнение.

Слышно как посетители продолжают обсуждать пение Джона.

 

 

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

 

 

Сцена шестая

 

Скверик возле кафе «Театрального». Джон, Алма, Азамат и несколько новых друзей битломанов из «Театралки» сидят на скамейке. Обрывки разговора. Бренчит гитара. Кто — то пытается играть что — то. Бюст Джамбула в темноте (словно живой) осуждающе смотрит на шумную компанию. А недалеко, через сквер, на скамейке сидят двое в штатском. Один снимает все действо на портативную кинокамеру. А из кустов за всеми следит Некто в черной одежде. Кто же это?

Джон знакомится с новыми друзьями-битломанами.

 

Аза представляет Джона:

— Джон из Лондона, приехал к нам, чтобы...

 

Его перебивают.

-Классно поешь! Один в один Джон Леннон!

Кто — то спрашивает:

— А ты ходил там на Битлов? Слушал живьем?

 

Джон:

— Конечно, куда же без них! Но на последних шоу вообще ничего не слышно. Девицы истерично визжали, мастурбировали и обоссали первые ряды, а еще взяли манеру трусы и лифчики на сцену бросать. Фигня какая-та! Поэтому мы … запинается... они... конечно они... завязали с гигами. Теперь Битлы в студии сидят целыми днями. У нас говорят, что в Британии есть только две ценности Королева и Битлз. Вернее так: The Beatles and the Queen!

Смеется. Говорит, обращаясь к залу:

— Хотел отдохнуть от них, но и тут Битлы меня настигли!

 

Один из битломанов показывает ему диски Битлов. И рассказывает, что вообще в СССР их не продают, такая музыка запрещена коммунистами. За владение западными пластинками могут даже посадить.

 

Джон в шоке. Обращается к Азамату:

– За музыку разве можно посадить? Херня, какая-та!

 

Азамат — Битломану:

— Не гони хрень, пацан! Не за музыку сажают, а за спекуляцию. За нарушение закона! А вообще поп-музыка –это типичное порождение буржуазного мира. Ее слушать вредно, она развращает, делает людей безвольными! Это тоже опиум для народа!

 

Но на него уже не обращают внимание. В это время один из новых друзей забивает «косяк». Пускает его по кругу. Пока все заняты этим важным делом, Битломан вытаскивает из портфеля альбом «Abbey Road». На экране на сцене крупный план фото этого альбома. Для наглядности. Там красным высвечиваются все те места, о которых он будет рассказывать. Чтобы зрители все четко видели.

 

Обращается к Джону:

— Недавно привез отец прямо из Англии. Об этой обложке уже целая легенда ходит. Знаешь об этом?

Джон:

— Нет! Впервые слышу!

Битломан:

— На самом деле Пол умер! А на диске процессия The Beatles, которая означает похороны Пола. Джон Леннон идет впереди в белом костюму и символизирует собой священника. Ринго Стар – это плакальщик, одетый в черное. Джордж Харрисон в неряшливой рубашке и джинсах, является могильщиком. Пол одет в черный костюм и идет босиком. Живой человек не сможет идти по горячему асфальту. Это не реально, и это лишний раз подтверждает, что Пол — труп. Пол – левша, а здесь он держит сигарету в правой руке. Про сигареты обычно говорят, что это  «гвозди в крышку гроба». Таким образом, это знак, что «крышка гроба» Пола заколочена, а человек на фото — его двойник. Пол также идет не в ногу с остальными членами группы. У всех левая нога впереди, а у Пола – правая, что опять подтверждает, что он отличается от других.

У Джона глаза наверх полезли от удивления: — Очень интересно. Никогда подобного не слышали... даже в Британии! Можно об этом подробнее?!

Битломан:

— Смотри. Белый «Фольксваген-Жук» на заднем плане имеет регистрационный номер LMW 28IF. Конспирологи говорят, что это означает, что Полу было бы 28 лет, ЕСЛИ БЫ (IF) он не умер. На самом деле Полу было 27 лет, когда был выпущен «Abbey Road», но индийские мистики рассчитывают возраст человека с момента зачатия, а не рождения, так что в этом случае Полу действительно было бы 28 лет. В пользу этого свидетельствует то, что музыканты были самыми знаменитыми приверженцами индийского гуру Махариши Махеш Йоги. Также считается, что LMW означает «Linda McCartney Weeps» (Линда МакКартни Плачет) – это про жену Пола, на которой тот женился ранее в этом году.

В это время компания битломанов, Азамат, Алма и журналисты что-то бурно обсуждают. Громко смеются. Может это уже «косяк» так действует?

Джон внимательно слушает Битломана:

-На заднем плане небольшая группа одетых в белое людей стоит на одной стороне улицы, а одинокий человек стоит на другой стороне. Значит ли это, что Пол один и находится отдельно от других? На правой стороне улицы стоит черный полицейский микроавтобус, и это ссылка на полицию, хранящую молчание по поводу «смерти Пола». Согласно легенде, менеджер группы Брайан Эпштейн купил это молчание, и присутствие на фото полицейского «бобика» — это еще одно «спасибо». Можно провести линию от «Фольксвагена-Жука» к трем машинам, стоящим перед ним. Если ее провести через их правые колеса, то она будет как раз касаться головы Пола, и это означает, что Пол получил ранение головы в автокатастрофе. На обратной стороне обложки имеется фото дорожного указателя Abbey Road, а выше располагается надпись BEATLES. Хорошо заметна трещина, проходящая через букву S, считается, что это говорит о проблемах внутри группы.

Битломан переворачивает альбом.

— Если обложку держать задней стороной к себе и повернуть на 45 градусов против часовой стрелки, можно ясно увидеть образ Демона Смерти. Это означает, что в группе кто-то умер. И никто не знает, кто эта одетая в синее девушка на задней стороне обложки. В ночь, когда «произошла автокатастрофа», по словам приверженцев легенды, шел сильный дождь, и Пол подвозил одну фанатку по имени Рита. Должно быть, это та самая девушка, и она либо убегает с места аварии, либо бежит, чтобы позвать на помощь... И вот еще последний аргумент в пользу того, что Пол уже умер, — говорит Битломан. — Если надпись на стене разбить на отдельные секции, то можно получить зашифрованное сообщение – «Be At Les Abbey». В нумерологии следующие две буквы – R и O являются 18 и 15 буквами алфавита. Сложив их вместе (33) и умножив на число букв (2), мы получим число 66 – год, в котором, предположительно, умер Пол. Цифра 3 также соответствует букве С, так что 33 соответствует СС. СиСи означает сокращенное имя Сесилия, и считается, что Пол был похоронен в монастыре  St Cecilia's Abbey в Райде (Ryde) на острове Уайт (Wight).

Джон в некоторой прострации от всей этой информации. Молчит. А потом неожиданно начинает хохотать. Компания перестает болтать, все оборачиваются в сторону Джона. Битломан тычет пальцем в обложку, где изображен Джон в белом костюме, а потом указывает на Джона, который рядом сидит. И говорит, что этот Джон Леннон из Битлз один в один на него похож!

 

Джон смеется от души:

— Ты удивил меня, чувак! Битлам расскажу — не поверят! А откуда ты знаешь, что на обложке не я?! Может это я и есть собственной персоной?! И там на диски и тут перед тобой?!

Битломан снисходительно отвечает:

— Джон Леннон — это великий Битл, а ты простой турист из Британии!

Джон смеется и поет:

-Я — морж! Я — человек яйцо!

Битломан напрягается и кричит в восторге:

-Действительно, ты даже поешь как Леннон, но все равно ты — не он!

 

Джон тут же становится серьезным и соглашается:

— Согласен, друг! Мне до него как до неба! Ты прав.

Потом спрашивает:

— А почему вы любите Битлз? Где Британия, а где Казахстан? Язык совершенно другой. Даже если его знаешь не плохо, все равно нюансы не ясны, в контекст еще нужно хорошо въезжать. Даже аборигены — носители языка не всегда понимают, о чем они поют!

 

Битломан:

— Да, контекст у нас другой, Гулаг называется! И не нужно даже переводить слова, потому что в каждой ноте их песен разлита любовь! All you need is love! Они как глоток свежего воздуха, как луч света в темном царстве. Битлы дают надежду. А надежда, как известно, умирает последней. А иначе нам здесь не выжить... Может это преувеличение... выживем, конечно. Но без Битлз мы станем такими же козлами и уродами, как эти. И это, чувак, чистой воды экзестенция!

Косится на бюст Джамбула. И показывает пальцем в темное небо.

Джон смотрит на Битломан, пытается понять, причем здесь экзестенция? Или тот прикалывается? Но у Битломана очень серьезное лицо.

А потом Битломан неожиданно просит продать ему джинсы или куртку. Джон снимает джинсовую куртку и дарит этому чуваку.

-Денег не надо. Это тебе подарок за твои фантазии! Повеселил ты меня, чувак! Экзестенциалист, маза фака!

 

Потом роется в сумке, где лежит фотоаппарат и достает фотографию Битлов:

– А вот их фото и автографы!

 

Тот на вершине счастья! Танцует. Вся компания рассматриваю уникальную фотографию. Джон делает снимки компании. А Битломан на радостях достает из своего портфеля бутылку «портвейна 12» и протягивает Джону. Тот отрицательно машет головой. Тогда Битломан сам делает глоток из горлышка, а Джон все же следует его примеру. Далее бутылка пошла по кругу, как и «косяк».

Потом Джон берет гитару и поет «A Hard Day's Night». Компания начинает подпевать. Орут, кричат от кайфа. Алма и Азамат пытаются их утихомирить. Но поздно. Из темноты появляется наряд милиции. Видят «косяк», портвейн, диски и начинают без всяких разговоров тащить всех в ментовской «бобик».

Джона и Алму тоже замели. Алма в шоке, а Джон сопротивляется, возмущается:

 

— Я британский подданный! Я ничего не делал противоправного! Мы с парнями просто беседовали, может уровень громкости нарушили...

 

Мент усмехается:

— Сейчас в отделении разберутся, кто здесь наш, а кто не наш?! Какой уровень громкости вы нарушили, кто марихуану тут «шабит», да еще «фарцой» занимается?! А может и фунты ваши стерлинги покупает?! А это уже несколько статей, господин британский подданный!

 

 

Неожиданно Аза отводит главного милиционера в сторону и показывает ему какое-то удостоверение. Они о чем-то говорят. Тот дает отмашку своим подчиненным и Алму с Джоном неожиданно отпускают. А остальных увозят в отделение.

Джон снимает все это на свой фотоаппарат. Используя вспышку. А за все эти следит Некто в черном. Затемнение.

Гремит гром и сверкает молния. Словно небеса недовольны всем этим.

 

 

Действие второе

 

Сцена первая

Совещание в КГБ. (Высвечивается комната рядом на сцене). Сотрудник КГБ докладывает генералу о вчерашнем вечере. Среди них сидит Азамат. Он внедренный в редакцию агент КГБ. Крутят киноленту о том, что случилось в кафе, потом в скверике. Азамат докладывает обстановку. Но кто же побывал на конспиративной квартире, в которой «Мечтателя» поселили?

Пока нет информации, неизвестный ловко ушел от слежки. Явно профи высокого класса.

 

Генерал:

— Скорее всего это МИ6 или ЦРУ следят за своим! Но, думаю, мы скоро это выясним! А с вас я три шкуры спущу, суки, если в течении суток, мы это не выясним.

Агенты стоят по стойке смирно. Молчат.

Генерал неожиданно вытаскивает пистолет и кричит в истерике, потрясая оружием над головой, что застрелит любого, если узнает, что тот проболтался о том, что сейчас услышит.

 

Монолог генерала КГБ:

Возбужденно ходит по сцене, рассказывают, как Брежнев спас Кунаева.

— Хрущев с предыдущим главой Казахстана Юсуповым копали под Кунаева. Хрущ даже Юсупова назначил первым. Да не успели его подальше отправить. Потому что самого Хруща сковырнули! А потом полетел к чертовой бабушке и сам Юсупов. Брежнев опять переназначил Кунаева первым секретарем. Они ведь дружили еще с тех пор, как Брежнев был здесь первым секретарем. И до сих пор дружат. И своего другана Леня даже в политбюро ЦК КПСС протащил! Но дело в том, а сколько сам Брежнев будет править? Его тоже не сегодня – завтра могут сместить. Есть такая секретная информация по линии Комитета из Москвы!

Потом вынимает из стола папку с грифом совершенно секретно. Достает из нее несколько страниц.

— 23 августа 1951 года заместителем директора ЦРУ в США становится Аллен Даллес. Как раз он сформулировал свои идеи в области антисоветской пропаганды следующим образом: «Нам необходимо усилить идеологическую борьбу против Советов, если хотите, идеологическую диверсионную работу. В свое время доктор Геббельс говорил, что в газовой камере можно отравить одновременно несколько сот человек, а хорошо сработанной ложью – миллионы!

А вот некоторые отрывки из секретного доклада ЦРУ, который попал в руки к нам через ГРУ. Московские коллеги переслали его для ознакомления. Тут подробно описываются методы, как разрушить Советский Союз. О том, что ложь стала фундаментом совместной программы Америки и Европы в борьбе против Советского Союза.

 

 

 

Читает:

 

— Не стоит удивляться тому, что брежневская эпоха превратилась не только во время двойных стандартов жизни в советском обществе, но и тотальной лжи, лицемерия. Можно отметить только одно: после тщательного анализа руководства Советским Союзом Леонидом Брежневым хорошо просматривается крайняя заинтересованность в постоянной лжи по отношению к жителям социалистической страны, а значит, в формировании разрушительных процессов в экономике, общественном сознании не только со стороны западных спецслужб, но и многих высокопоставленных советских чиновников.

И далее: — Для уничтожения вражеского государства с чуждой идеологией сначала необходимо разрушить существующую идейную базу, изменить общественное сознание, в том числе и систему нравственно-духовных ценностей, а потом только приступать к изменению политической и экономической системы страны. Идейной направленности советских граждан на социалистические ценности ЦРУ может эффективнее всего противопоставить мелкобуржуазное сознание. Психология мелкого собственника основана на вечном стремлении любыми способами взять доступные ближайшие блага жизни. И значительную роль в этом играет поп–культура! Вот суки!

 

 

Передергивает затвор пистолета. Все в напряжении ждут, что будет дальше. Генерал говорит, потрясай этим бумагами:

-А ведь распространение мелкобуржуазной психологии в условиях коммунистического строя не просто резко затормозило развитие социалистической экономики, а уподобилось смертельной раковой опухоли, медленно и незаметно убивающей весь организм советской власти. Именно на массовое внедрение мелкобуржуазной психологии в сознание советских граждан и сделана главная ставка спецслужбами.

Перестает читать, ругается:

— Хорошо просчитанный и организованный на Западе удар в самые уязвимые места Советского Союза должен принести долгожданную победу внутренним и внешним врагам Советской державы. Хрен вам, а не победа! В итоге для уничтожения СССР не понадобятся многочисленные ракеты с ядерными боеголовками, армады самолетов, танков и другой техники. Могущественная, непобедимая держава будет уничтожена, по сути, руками самих советских граждан, которым и в голову не пришло, что их ловко и коварно используют в своих корыстных интересах западные спецслужбы, разные диссиденты и ревизионисты! Вот какую ложь имел в виду Аллен Даллес.

 

Задумался. Пистолет прячет в кобуру. Продолжает без всяких эмоций.

 

— Я провел лишь часть доклада, там все более подробно. Действительно, если военным способом не получается, но есть вариант удушения экономический, а так же разложения страны изнутри. И если нам самим не убрать нынешних дряхлых старцев, то придет какой-нибудь мудак, который затеет перестройку партии и страны: в докладе подробно описывается такой вариант развития событий, а потом захочет наладить мирный диалог с Западом. Дальше – разоружит наши вооруженные силы в одностороннем порядке. Выведет войска из Западной Германии, где стоят наши танки для броска к ЛаМаншу, а потом, вообще распустит Варшавский Договор! И что тогда? Если убрать идеологическую основу под нашим строем, то страна развалится. Причем распустят СССР мирным путем сами руководители так называемых славянских республик. Конечно, это всего лишь доклад ЦРУ. Но ведь как все изложено! Так что, чтобы ничего подобного не случилось, нужно всем нам выполнять свою работу честно на все 100, а то и тысяча процентов!

 

Опять возбудился:

 

— А эти старперы, ебанные! Алжыган уже, из ума выжили, что Брежев, что Кунаев! Заигрывают с Западом. Додумались до того, что наш Комитет Государственной Безопастности должен оберегать нашего же идеологического врага! Потому что, такие, как Джон Леннон и всякие там Битлы и Роллинги, разные хиппи и пацифисты, все эти пидары волосатые и есть идеологические наши враги. Они затуманили голову молодежи, и она идет у них на поводу. Вообще вся так называемая поп и рок–культура, это подрыв наших ценностей

 

Генерал приказывает Азамату быть более жестким по отношении к британцу:

— Можно и даже нужно по шее ему надавать, но только рожу ему не подпортите, прокачай «Мечтателя». Пусть не мечтает слишком, пусть знает свое место, тоже мне — музыкантишка! У нас тут своя социалистическая музыка должна продвигаться!

Азамат:

— Но ведь есть приказ Кунаева оберегать «Мечтателя». Можете письменно подтвердить свою установку на применения насилия к объекту?

Генерал:

— Ты не ссы! Хватит тебе моего генеральского слова. Никто об этом не узнает. А то он даже к твоей бабе начал подкатывать, так разберись с ним по-пацански!

 

Лицо Азамата пошло красными пятнами.

Затемнение.

Слышны какие-то голоса разных зарубежных радиостанций, в то числе позывные голоса Америки.

 

 

Сцена вторая

 

Лондон. Битлы втроем в студии. Джордж и Ринго выспрашивают у Пола о Ленноне. Куда же тот пропал, Может он знает? Маккартни в это время наигрывает на гитаре песенку из своего первого сольного альбома. Перестает играть и с хитрым лицом поднимает трубки телефона. Показывает им ее, сейчас все разъясниться.

Алма-Ата. Квартира Джона. Раздается звонок телефона. Джон берет трубку. На том конец провода Лондон. Пол, Джордж и Ринго. Они шутят. Им всем весело. С Джоном все нормально.

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

Сцена третья

Психоделия 1

 

Сон Джона

(как предвестие неких не хороших событий в недалеком будущем)

Джон спит. На экране, который на заднике на сцене, идут кадры из их клипа «Strawberry Fields Forever». Во сне появляется мама Джулиа, Стю Сатклиф, Брайн Эпстайн. Потом вдруг Брайан Джонс из «Роллинг стоунз». Возникает Азамат с искаженным от злобы лицом. Потом Алма. Она плачет, тянет руки к небу. О чем-то говорят Джону. Потом появляются менты и винтят всех.

Тут Джон просыпается, встает и начинает говорить, изменившимся голосом. Даже внешность становится другая, словно это не он, а некое существо из других миров, говорящая голосом Леннона:

-Леннону было 18 лет, когда в дверь позвонили и сообщили, что его мать погибла. Его родителями были Джулия и Альфред Ленноны. Джон стал первым и последним их ребенком, вскоре после его рождения родители разошлись. Отец со временем вообще пропал из вида, появился, когда сын стал уже знаменитым Великим Битлом. С матерью они жили раздельно — у Джулии был другой мужчина, и четырехлетнего Джона взяли на воспитание его тетя по материнской линии Мими и ее муж Джордж Смит, у которых не было своих детей. Мими была строгой воспитательницей, из-за чего Леннон часто бунтовал. По мальчишески. Зато он нашел общий язык с дядей, который заменил ему отца. Но в 1953 году Джордж умер. Тогда Джон сблизился со своей матерью, которая жила со своим вторым мужем и двумя детьми от него. Джулия переходила дорогу, когда ее сбил водитель. Офицер полиции пришел к ним домой и принес эту печальную весть. После длительной разлуки они только стали снова узнавать друг друга…

Позже Леннон признался, что это было самое плохое из случившегося в его жизни. (А группа «Quarry Men» перестала существовать в 1959 году — тоже смерть своего рода, когда появились «The Beatles».) Потом у него будет несколько песен, посвященных именно Джулии: «Julia», «Mother» и «My mummy’s dead». Считается, что после этого Джон всю жизнь искал мать во всех своих женщинах. И с того же дня, а это произошло 15 июля 1958 года, смерть мистическим образом возникала там, где Джон находил свои привязанности.

На Экране. Пока он рассказывает, транслируются фото Джулии, маленького Джона и т.д. Потом включает «Рикенбекер» и начинает играть какие-то странные соло! Гитара то плачет, то ревет. Иногда она стонет как женщина во время полового акта.

-Смерть всегда была рядом с ним. Словно существовал некий список близких ему людей, которых костлявая поочередно забирала на тот свет. Первым в этом списке оказался Стю Сатклиф, с которым Джон познакомился в художественном колледже Ливерпуля. Но через некоторое время пофигиста Леннона оттуда поперли за постоянные пропуски, зато Стю прилежно ходил на занятия и продолжал учиться, так как на него возлагали особые надежды как на талантливого художника. Но Джон уговорил своего друга на первый крупный гонорар от проданной картины купить бас-гитару… за целых 60 фунтов стерлингов, так как Леннон решил сделать из Стю бас-гитариста своей группы. Как известно, Битлы уехали в Гамбург на первые гастроли, где окунулись в другой мир и познали прелести артистической богемной жизни: алкоголь, легкие наркотики, уступчивые девчонки (наверное, первые битловские «группиз»), жесткие потасовки в портовых притонах и на улицах. В одной из драк, это тоже факт, Стю получил травму, которая позже и свела его в могилу. Хотя их бывший менеджер Алан Уильямс, Уильям Маршалл в книге «Человек, который бросил Битлз», пишет, что Стю получил травму еще в Ливерпуле:

«Атмосфера крошечных танцевальных залов, разбросанных по всему Мерсисайду, где играли группы, была насыщена откровенным сексом и грубыми эмоциями. Рок-н-ролл служил катализатором: малейшая провокация — начинались кровавые драки, поножовщина…. Местные парни, озлобленные тем, что их подруги весь вечер кидались на участников групп, устраивали засаду…. Именно в один из таких вечеров Стюарт Сатклифф получил увечье, которое, как я убежден, ускорило его смерть. На него напали, он получил сильный удар в голову. После этого он стал жаловаться на сильные головные боли. Если бы не тот жестокий удар носком сапога в голову, Стюарт и сейчас был бы с нами как один из выдающихся художников мира».

Алан Ульямс первым повез их в Гамбург, был их первым импресарио, но вскоре с ними разругался. Судя по книге, которую он потом написал, характер у него был еще тот, и Битлы поставили на нем жирную точку. А насчет Стю можно сказать, что тот был никудышным бас-гитаристом. Особенно на него злился будущий сэр Пол, между ними даже случались потасовки. Но зато его натура резонировала с тонкой натурой Леннона. Проще говоря, они были кентами, родственными душами, а сэр Пол, судя по всему, ревновал его к Леннону. Но это уже другая история.

А вот как описывает Альберт Голдман в своей скандальной книге «Джон Леннон» момент, когда Джон узнает о смерти Стю: «Спустившись по трапу, Джон, Пол и Джордж разу заметили Астрид. Она, как всегда в черном, была очень бледна. «А где же Стю?» – закричали они. Слова, казалось, застревали в горле, когда девушка выдавила: «Стю умер». Пятый Битл, не выходя из комы, скончался в больнице, куда был доставлен накануне…  Джон заплакал. «Он рыдал, как ребенок, – вспоминал Пит Бест. – Я никогда раньше не видел, чтобы он так расклеился на людях… Он был в жутком состоянии. Столкнувшись с горем, этот парень, такой циничный, оказался совершенно безоружным».

Итак, Стю ушел в мир иной в 1962 году, а ведь у него тогда складывалось все намного лучше, чем у Битлов, которые находились как бы в подвешенном состоянии. Была Астрид Киршнер, были захватывающие творческие планы, был несомненный талант художника...

На экране, пока он рассказывает, транслируются фото Стю, отдельно, с Битлами, Гамбург, Клаус Вурма, Астрид… и т.д.

— Брайан Эпстайн — удачливый менеджер группы во многом способствовал вторжению британской бит-музыки , британского духа на американскую, а значит, и мировую сцену. Именно этот потомственный торгаш, закомплексованный латентный педераст (а может и не совсем латентный), открыл миру… да что там миру, всей вселенной «The Beatles»! История известная. Мистер Эпстайн, владелец музыкального магазина в Ливерпуле, услышал группу и решил стать их менеджером. Он полностью изменил имидж группы, чуваки сменили косухи на аккуратные костюмы, перестали курить, сквернословить на сцене и заделались на некоторое время «милыми ребятами». Потом, после нескольких неудачных попыток Брайан вышел на продюсера Джорджа Мартина из лейбла Parlophone, который принадлежал компании EMI… И пошло и поехало… Но вначале была Махаббатт… Любовь… LOVE …All you need is Love… так Битлы потом пели. Ведь именно Любовь является началом всех начал на свете. Именно любовь Брайана Эпстайна к Джону Леннону, которого он впервые увидел на сцене в «Каверне», и стала поводом появления такого феномена как The Beatles. А потом была их совместная поездка в Испанию «наедине, на отдых», которая дала повод для разговоров об их особых отношениях. Об этом много написано. Но даже если и была между ними гомосексуальная связь, то зная выверты Джона, его характер, можно предположить, что для него это был всего лишь один из способов познания мира. Так же как принимать ЛСД или просверлить дырку в мозгу, что он предлагал сделать сэру Полу в один осенний вечер, забредя к тому на «Five o*clock». Может быть, это был способ утвердиться как «альфа самец», чтобы все знали, кто главный в группе, а то Пол тут развел бодягу! Такое тоже возможно… Разные книги и источники описывают смерть Эпстайна по-разному, но сходятся в одном: тот умер от тоски по Джону и Битлам, которые пошли дальше и которым Брайан был больше не нужен. Вот он и принял смертельную дозу снотворного, и, наверное, какой–то наркоты. Официально причиной смерти является препарат барбитал. Считается, что в последние два года жизни из-за постоянных трудностей на работе у Брайана появилась зависимость от снотворных препаратов, он страдал от бессонницы, был постоянно раздражителен. Вот цитата из книги «Джон Леннон» Альберта Голдмана: «Кстати, даже сейчас невозможно с уверенностью ответить на вопрос, собирались ли «Битлз» уволить Брайена. Аллен Кляйн, следующий менеджер группы, утверждал, что судьба Брайена была решена, но информация Кляйна исходила от Леннона, который так умел подобрать слова, что собеседник обычно слышал то, что хотел услышать. А поскольку переговоры с Кляйном вел именно Леннон, он был заинтересован в том, чтобы новый менеджер не сомневался, что получил бы это место независимо ни от каких обстоятельств…» Итак, 27 августа 1967 года Брайан Эпстайн скончался. Этот последний день, вернее ночь, описан во многих книгах и источниках примерно одинаково. Он ждал «мальчиков по вызову» в своем поместье, но те так и не приехали. Битлы в это время находились за пределами Лондона на лекциях индийского гуру Махариши Махеши Йога. Им было не до своего менеджера. А наутро Брайана нашли мертвым. 29 августа он был похоронен на ливерпульском кладбище «Long Lane». Никто из участников группы на похоронах не присутствовал…

Для некоторых, вернее даже, для большинства эта была неожиданная смерть. Но в сущности, при всем богатстве и влиятельности Брайана Эпстайна в британской поп музыке того времени, ему больше ничего не оставалось делать. Когда от тебя уходят Битлз, когда тебя бросает Джон Леннон, можно прикидываться живым еще немало лет, можно прикидываться живым еще даже целую жизнь, но зачем тебе такая жизнь, когда ты все равно труп! А Брайан был честным в первую очередь перед самим собой…

На экране, когда он рассказывает, начинает транслироваться фото и видео Эпстайна с Битлам. с другими его подопечными группами и т.д.

Джон молчит некоторое время. Застыл. Потом начинает наигрывать на гитаре старую песню Роллингов «Ruby Tuesday», которую написал Брайан Джонс. (Хотя Кит Ричардс утверждает, что это он ее написал, но вот Мариан Фейтфул заявила, что первую версию «Ruby Tuesday» написал именно Брайан Джонс.)

Идут фото и видео Брайан Джонса из группы Роллинг стоунз. Перестает играть и говорит:

— Брайан Джонс считался близким другом Джона Леннона и самым обаятельным из Роллингов. Но вначале выясним, кто вообще такой Брайан Джонс, потому что многие уже подзабыли это имя. Лью́ис Бра́йан Хо́пкин Джонс, 1942 года рождения, гитарист, мультиинструменталист и бэк-вокал группы The Rolling Stones, которую, как считается, он и основал. В группе Брайан Джонс играл на струнных клавишных, духовых и некоторых других инструментах. Но тяжесть гастрольных туров, деньги, слава, отчуждение в группе — все это тяжело давило на Брайана Джонса и в итоге привело к тому, что он стал больше обращаться к наркотикам и алкоголю в поисках облегчения… Несколько раз по разным причинам он оказывался в больницах, в то время как вся группа где-то отдыхала, и это вызывало у него приступы паранойи и ощущение «покинутости». В это время его друзья по группе, Кит Ричардс и Мик Джаггер, просто отодвинули Брайана на второй план. Тут прямо напрашивается аналогия с Сидом Барретом и «Pink Floyd», только со знаком минус. Теперь обратимся к Киту Ричардсу, рок-н-рольному тутанхамону, насквозь провискаренному, пропитанному героином и кокаином, к его книге « Жизнь». Это фолиант страниц под 800. Это какое–то захватывающее погружение в мир рок-н-ролла полную музыки Stones, любви, ненависти, наркотиков, черного блюза и… старческого брюзжания. О Брайане Джонсе Кит пишет следующее: «Он почти уже не играл с нами на гитаре в последние годы. Вся наша тема была в двух гитарном звуке, на котором завязывалось все остальное». Фирменный звук The Rolling Stones заключается в том, что оба гитариста одновременно играют или ритм-партии, или соло, не делая различия между этими двумя стилями игры. Еще он пишет, что Джонс страдал манией величия и даже называет его «белесой тварью» и так далее, все примерно в таком духе. В общем, даже к мертвому Брайану у Кита есть претензии. А межу тем именно к Ричардсу ушла последняя подруга и любовь Анита Палленберг. Наверное, это его и добило. Стоит сказать, что у них было вообще до фига всяких разных подруг (не говоря уже про «группиз»), которые кочевали постоянно из одной роллинговской постели в другую. Последнее появление Джонса в составе The Rolling Stones произошло в декабре 1968 года в шоу The Rolling Stones Rock and Roll Circus. Мероприятие было организовано для съемок нового фильма про музыкантов, где засветился и Джон Леннон. На гитарах у него играли Кит Ричардс и Эрик Клэптон. 8 июня 1969 года Мик Джаггер, Кит Ричардс и Чарли Уоттс навестили Брайана Джонса и сообщили ему, что группа, которую он создал, продолжит работать без него. На следующий день Джонс анонсировал свой уход из The Rolling Stones и уже 3 июля 1969 года около полуночи Брайан Джонс был обнаружен на дне бассейна в своем поместье в Хартфилде. В своей автобиографии «Stone Alone» Билл Уаймен (еще один из роллингов, который ушел оттуда сам, по старости), вспоминает, как впервые они увидели Битлов: «Наша первая встреча с Битлз, с которыми у нас всегда были приятельские отношения, произошла 14 апреля 1963 года… В клубе яблоку негде было упасть, а мы находились в отличной форме, направляясь в «Crawdaddy»… Вскоре после того, как мы начали играть первый сет, с удивлением заметили четырех длинноволосых парней в длинных кожаных пальто, стоявших на расчистившейся площадке перед сценой и внимательно разглядывавших нас. Я застыл в ступоре и подумал: «Вот черт, да это же Битлз!» Наверное, общность интересов: музыка, наркотики, женщины, сблизили Джона и Брайана. Возможно, подсознательно Леннона тянуло к Джонсу как к чуваку, который создал группу и которого вот — вот из нее выгонят. Ведь внутри самих Битлов ту же песню исподволь затягивал Пол, который потом все же первым покинул группу, основанную Джоном, так как потеснить Леннона с пьедестала ему все же не удалось. Вообще отношения этих двух групп довольно любопытны. Битлз пишут им первый хит «I wanna be Your Man», тусуются с ними, а потом Джон начинает критиковать Stones. Это происходит уже после смерти Брайана Джонса (выглядит чуть ли ни как месть со стороны Леннона), которого сам Джон назвал «еще одной жертвой наркомании», а Джордж Хариссон высказался в том плане, что Брайану не хватило дружеской поддержки и «малой толики любви». Попал в точку. Люди ведь умирают, когда гаснет огонь любви, не обязательно человеческой, есть еще ведь небесная… Джон называет танцы Мика Джаггера чуть ли не педерастическими и т.д. Мик отвечает ему той же монетой, мол, Джон рекламируется за счет своих политических акций…

Отголоски той перепалки дошли и до наших дней. И вот уже Кит Ричардс заявляет, что битловский «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band» — дерьмо. А ведь считается, что в 1967 году, когда Маккартни удалось на время захватить лидерство в группе, тогда они и записали этот рок-альбом «всех времен и народов», который был задуман и реализован именно Сэром Полом. Хотя, если вновь обратиться к книге Ричардса «Жизнь», он очень хорошо отзывается о Ленноне и пишет, что вообще между ними и Битлами было сплошное дружелюбие. Ради справедливости стоит сказать, что Джон Леннон сетовал на то, что Эпстайн сделал их «милыми мальчикам» и даже завидовал имижду «бэд гайс», который был характерен для группы The Rolling Stones. А Брайан Джонс между тем отправился на небеса... или в ад... или на Луну... или на Марс... или куда там отправляются рокеры после смерти? Об этом можно только гадать.

 

Рисунок Бердалы Оспан

Джон опять замолчал. Длинная пауза. Потом ложится и засыпает. А на экране на сцене психоделические картины, фантастические цветы, космические пейзажи, ужасы войны и мира и т.д. и т.п. Все это под песню « Strawberry Fields». А потом он просыпается от того, что кто-то громко ломится в дверь конспиративной квартиры. Лежит некоторое время, в дверь продолжают стучать. Подходит к двери. Агенты КГБ, которые прослушивают и записывают все на кинокамеру, засуетились и напряглись.

Джон:

— Who's there?

За дверь:

— Открывай! У тебя трубу прорвало! Соседей снизу залил! Все прогнило, менять все давно пора!

Появляется водопроводчик, похожий на Горбачева, с разводным ключом, синий халат, в резиновых сапогах.

Затемнение. Слышен шум воды. И причитания водопроводчика. Советская действительность врывается наглым образом в мой придуманный мир!

 

 

Сцена четвертая

 

В мастерской у Алмы

Они вдвоем. Джон ходит и рассматривает ее картины. Они поражают своим беспросветным мраком. Практически нет ярких цветов. Джон берет в руки одну небольшую работу. Долго всматривается. Лицо напряжено. Там изображена маленькая девочка, которая заслоняется руками от большого темного облака, которое ее атакует. И еще много разных деталей, которые не очень ясны. Но вызывают ощущение тревоги и страха.

Джон: — У тебя были тяжелые времена?

 

Психоделия 2

Two Virgins

Монолог Алмы

(или изнасилование родины-матери большевиками):

— В тот день мне исполнилось 13 лет. Со дня смерти матери прошло уже почти два года, но я до сих пор не верила в то, что она умерла, она не могла так поступить со мной, оставить наедине с этим монстром, уйти навсегда. И жила ожиданием, что вот-вот откроется дверь, и мама появится на пороге и заберет меня отсюда, пусть даже на свои небеса... Вечером, когда я уже пришла из школы и делала уроки в своей комнате, как раз раздался звонок, в дверях стоял пьяный отец с гадкой улыбкой на неприятном лице. «Доченька, родная... — сказал он мне каким-то деланным ласковым голосом. — Я купил тебе подарок». В руке действительно у него была кукла. Я тут же стала мочиться от страха на пол. Наверное, вид и запах мочи как-то особенно на него подействовал (потому что, когда он был пьян, его рефлексы обнажались, как у первобытного человека), и он изнасиловал меня. Я даже не могла кричать от страха, боли и унижения, и еще потому, что мне было стыдно перед Тем, Кто наблюдал за нами из другого мира. Но потом мне стало казаться, что все это происходит во сне, что в этом сне я просто вижу некую девочку 12 лет, хорошо мне знакомую. Я была наблюдателем. Видимо, это обстоятельство спасло меня от мгновенного помешательства. А потом я потеряла сознание и тут же попала в странный мир, где царили вечные сумерки, и где я сразу же нос к носу столкнулась с мамой. «Мама! Мама!» — обрадовалась я. — Мне так плохо!» И когда я произнесла слово «плохо», сознание стало возвращаться ко мне, и последнее, что я успела заметить — это грустная мамина улыбка.

С тех пор отец стал сожительствовать со мной. Скорее всего, я не до конца понимала весь ужас своего положения, у меня ведь не было друзей, подруг, вообще ни одного близкого человека, который сказал бы мне, что я подлая тварь, и поэтому все же как-то удалось пережить те страшные события. И еще: теперь я точно знала, что мама жива. Она просто была на небесах. А потом я окончила школу и поступила в один из наших вузов. И это стало несколько ослаблять влияние отца. К тому же все чаще водка заменяла ему мое тело. Тогда у меня как бы наступило некое раздвоение. В институте я была тихой примерной отличницей, точно как в школе, а дома грязной развратной девкой, потому что со временем близость с ним, именно физическая близость, стала доставлять мне удовольствие. Да-да, мне стало это нравиться!

Джон, который напряженно сидел и молча слушал, почти не шевелясь, эту историю, встает, закуривает «Gitanes». Нервно ходит по мастерской. Из динамиков звучат причитания и вой Йоко Оно из альбома «Yes, I'm A Witch». Вначале тихие, но постепенно они нарастают. Усиливая напряжение.

— Однажды, когда я задержалась в библиотеке (отец поставил мне условие: приходить домой не позже девяти вечера, иначе он орал на меня, скандалил, правда, никогда не бил, да это и не нужно было делать, потому что я и так боялась его как огня) и не успевала к назначенному сроку, то, находясь в каком-то отчаянии, словно бы в бреду, от страха будущего наказания, пытаясь найти выход из этого тупикового положения, я подумала о самоубийстве и поняла, что наступил тот самый момент, когда нужно действовать решительно, только в этом случае я смогу избавиться разом от всей боли и грязи. Как только я подумала о суициде, то вдруг почувствовала, как к горлу подкатывает сладкий ком будущего освобождения от этих гирь, а еще — предчувствие скорой встречи с мамой. Это было ни с чем не сравнимое ощущение, самое прекрасное чувство, которое я когда-либо испытывала до этого — быть свободной. И тогда я поняла еще одну вещь: дыхание смерти, которая неожиданно возникает за твоей спиной, самое сильное болеутоляющее на свете. Я вышла на улицу под пушистый снег, который словно наплывал с белесого неба на темный грязный асфальт странными сверкающими волнами, и мне ужасно захотелось стать одной из этих нежных пушинок, танцующих свой бесконечный, четко выверенный ледяной танец, который заканчивался на грубой земле. Ведь у меня никогда не было подруги или друга, кроме мамы, и когда я полечу рядом с ними, пускай это займет не так уже много времени, но все равно, хотя бы эти несколько минут я буду чувствовать себя своей среди бесчисленной массы ледяных крошек. Пока я думала об этом, из черной дыры, которую образовывал проспект в этом бушующем море, вынырнул на большой скорости рейсовый автобус. Он напоминал адский снаряд, залепленный мокрым снегом, выпущенный из пушки большого калибра. Громадный автобус с животным урчанием яростно летел к тому месту, где я стояла. До его черных больших колес, визжавших от нетерпения, уже оставалось метра два, когда я зажмурилась и сделала шаг, точно рассчитав, что попаду под брюхо озверевшей машины. Но тут какая-то сила подхватила меня и резко отбросила назад, а мощный смертельный снаряд весом в несколько тонн мгновенно пролетел сквозь снежную бурю и скрылся за ее плотной пеленой. Его словно вообще не было, а следы колес быстро замело пушистыми снежинками, моими сестричками. Так я познакомилась с Азаматом. Он меня спас...

Причитания и вой Йоко Оно обрываются. Неожиданно Джон целует Алму:

– Яблочко мое, мы с тобой родственные души!

Сцена окрашивается в розовые, красные, зеленые цвета. Облака плывут по небесам. Цветы. Трава. Пальмы. Птички щебечут. Это рай.

Потом они снимают себя обнаженными на фотоаппарат, как на альбоме «Unfinished Music No.1: Two Virgins».

Затемнение. Звучит песня «Mother» John Lennon/Plastic Ono Band.

 

Сцена пятая

 

Азамат стоит с двумя типа возле телефонной будки. О чем-то беседуют. Аза машет в воздухе кулаками. Показывает куда и как нужно бить.

-По печени пару раз, по жопе пинков пару, но морду его не подпортьте! Главное, пусть попросит прощения на коленях за оскорбления нашего социалистического строя! И пусть отстанет от моей девушки!

Один ухмыляется:

— От какой чувихи? Так и сказать, отстань, долбоеб, от бабы Азамата! Не позорь чекистов!

Смеются.

 

Азамат, в бешенстве:

— Отставить разговорчики! Выполнять команду!

— Есть выполнять команду!

Потом расходятся.

 

 

Сцена пятая. Продолжение.

 

Кафе АК-КУ. Деревья вокруг водоема. Лебеди плавают. Птички поют. Солнышко светит. Все счастливые и молодые. Алматинский рай. Песенка Битлов «Lucy in the sky with diamonds».

Журналисты и Азамат. Сидят за столиком и говорят об англичанине.

 

 

Аза:

— Странный тип, не похож на журналиста, постоянно всех провоцирует!

Журналист:

— Аза, ты всегда в крайности впадаешь. Нормальный он! Типичный заблудший буржуазный dude... или гай, а как лучше сказать? Зато на гитаре играет и поет почти как Битлы! Нужно его на нашу сторону перетянуть. Красным сделать, а еще...

Аза (перебивает):

— Вчера, между прочим, когда вы уже свалили из Театралки, именно из-за вашего Джона всех в милицию загребли. Он начал провоцировать нашу молодежь! Пел свои песни, курил анашу, фарцой занимался. Я еле уговорил ментов, чтобы его отпустили. Чтобы не было дипломатического скандала!

Журналист удивленно:

— Как это?

Но тут они видят, как к ним идут Джон и Алма. Обнявшись. Оба одеты так, как на свадьбе Джона и Йоко на Гибралтаре. У Азамата лицо сразу пошло красными пятнами.

Хочет что-то сказать. Но в это время к Джону подбегают те два типа, с которыми Аза недавно совещался и начинают его задирать.

 

— Ты че, сука капиталистическая, к нашим бабам клеишься, социалистической пизды попробовать захотелось?!

 

И сразу же бьет Джона в живот. Тот сгибается в три погибели. Другой бьет его ногой в область головы, но не попадает. Джон неожиданно отскакивает, встает в стойку и отвечает одному хуком в челюсть, второму ударом ноги в грудь. И пошла махаловка. Но все же, двое комитетчиков теснят Джона. Тот отступает.

Журналисты и Алма пытаются их разнять. Кричат, орут. Азамат молча наблюдает за всем этим. В это время неожиданно для всех откуда-то выскакивает человек в черных джинсах и черной водолазке. Это тот самый тип, которого гэбисты засекли еще на конспиративной квартире и которого генерал считает агентом МИ6. Вступает в драку на стороне Джона. Двое агентов КГБ, напавших на Джона, бегут от стремительного натиска этого чувака.

 

Джон радостно кричит:

— Мэл?! Ты здесь как оказался?!

 

Обнимаются. Мэл (почти на голову выше Джона):

-Меня Пол послал. Присматривать за тобой ... незаметно... Но тут пришлось вмешаться!

 

Джон:

-Сейчас я тебя познакомлю с моими новыми друзьями.

Поворачивается к Алму, Азамату (у того вид побитой собаки) и журналистам:

— Знакомьтесь, это Мэл. Он... Мы... вместе работаем!

 

Оглядывается, но Мэл исчез.

Затемнение.

 

 

 

Сцена шестая

 

Психоделия 3

Четыре монолога Джона

 

На белом костюме Джона пятна крови. Ему разбила нос во время драки. Произносит монолог.

 

(На сцене на экране транслируются рисунки Леннона. Иногда возникют фрагменты этого текста.)

 

«Skywriting by word of mouth»

(фрагменты из книги)

 

Смысл дышать

    ...Я нарисовал себя в лодке, плывущей по реке с мандариновыми деревьями в нервной дисплазии. Это должно было стать последним пунктом программы сбережений моей жизни. Я вытащил вилку из розетки и сел на поезд в никуда. Всю жизнь я страдал бессоницей, но считаю, что во всем виноваты яблоки. Исаак Ньютон был того же мнения, так что это у меня наследственное (как и высокий лоб).

    Мне хотелось остаться анонимным в этом мире филадельфийцев. Я поставил напротив себя галочку и разместил себя в номере с двумя спальнями и дурной репутацией. Я чувствовал уверенность, что уже бывал здесь раньше. Называйте это как хотите, а я называю это идиотизмом. Неужели мне уже приходилось бродить по этим вот самым заливным калугам? Или я всего лишь обычная жертва кругосветного плавания? О да, пусть я гуляю по Руди Валли, но мне не страшен никакой Эвил Нэвил. От съеденных отбросов я поглупел, пища из забегаловки заставила меня притормозить, и пришлось выйти на ближайшей остановке. Я высадился на корточки в укромном месте под звуки рок-группен-фюрера.

     Эй, куда это вы тащите эту женщину?» — раздался голос. Я насторожился.

 

Не стой на пути у свободной женщины, едущей верхом

    Они добрались до отеля «Жорж Синк» и выписали друг друга.

«Прежде всего, я освежу твою память, — пропела она тирольским йодлем, гоняясь за ним по всей горничной. — Ы потом... Одному Богу Известно, в исполнении ансамбля Бичбойз!».

    Он забыл про свои щорские муки и разделся. «Иди сюда, мяо маленькая лягушка, — сказал он, надеясь добиться продления своей лицензии. — Дай-ка мне попробовать твою картошечку-фри.» Они занялись низкой любовью прямо перед открытым пожарным. «Мужчина в моей позиции, — прошептал он из ее промежности, — не может позволить себе быть у всех на виду».

   Он продолжал прослушивать ее, отрываясь только изредка, чтобы набрать в легкие волос. Она же тем временем предвставляла себе Роберта Рэдфорда и Беллу Азбуг. В конце концов такая поза лотоса начала его душить. Ее покидало самообладание, а его покидала жизнь. Но язык его, тем не менее, продолжал свое кошерное лакомство. «Долго, беспредельно», — сказала Эми, настаивая его на окне. Они вышли пообедать.

   Поужинать они установились в маленьком тихом итальянском ресторанчике, за которым следил Вагонжандармов. «Этот город вдохновляет меня, — сказал он, уминая под себя какого-то туриста. — Не удивительно, что они непрерывно разговаривают.» Она кивнула. Ее рот был полон жизни. «Не подсаживай меня на гранит, Пьер», — каменно сказала Эми. «Никогда, любовь моя», — пропел он.

    В основе их отношений лежал один ублюдок, который должен был пригодиться им в дальнейшем. Никто из них не держал друг друга в подчинении, фактически они делали это по очереди. «Одна хорошая очередь заслуживает того, чтобы ее повторить» — так в целом характеризовались их отношения. Они провели вместе три счастливых месяца и, разъяренные, расстались.

     Его воспоминания о ней остались ясными и свежими до сего дня. Подобно человеку, которого в детстве кормили насильно, он никогда не забудет о ней, да и она, я надеюсь, тоже. Вечное Пламя Любви сожгло днище корабля их отношений, аврал, полундра, свистать всех наверх! Капитан спрыгнул со своей койки прямо в...

 

 

Черный вор он бес предела, или... от души три Стас пар танцев буги

 

В эпоху акварианцев носить воду с собой было бы хорошо если бы вы смогли уделить мне хоть на пять минут больше-меньше удовольствия она доставляет себе сама все равно когда так дорого все живое доказательство теории бутерброда падающего маслом по сердцу разбитому негативными явлениями черта характера приводящая нас к заключению под стражу закона о свободе передвижения прыжками в высоту человеческого отношения к ним, они же не виноваты, что их родители так глупо изводят себя алкоголем каждый вечер! До встречи ночью у меня во сне в это же время завтра никогда не придет в себя надо беречь от неприятностей на наш век хватит уже подбирать себе партнера по размеру предметов туалета закрытого на ремонт обуви о которой мы никогда не читали какие-нибудь интересные книги в последнее время? У меня дома потрясающий толчок я совершаю чтобы прыгнуть на большое расстояние в длину одежды разбросанной по всему широкому разнообразию представителей прекрасного пола паркетного по которому ползет уж слишком я остроумный!

        Не знаю за что я тебя так люблю утверждать что не готов такую ответственность вынести мебель офисную по разумным ценам расшатывающим экономику любого уважающего себя общественного здания с колоннами марширующими по Пятой Авеню в поисках отеля Барбара Стэнвик с парковкой для автомобиля нет проблем в любом месте где вы сможете найти его утром если только полиция не отбуксирует его можно считать что все в порядке общей очереди.

        Вино на палочке всегда пользуется просом в клубе инвалидных протезов сержанта Пеппера. Помогите мне, пожалуй сто, я иной странный турист, а юго-заспанный ветер дует из непоседливого окна в Европу поезд следует до станции пересадки органов законодательной в ласты склеивать пойдем завтра к

 

чемпиону по стрельбе затычкой каждой бочке меда пчелиного роя канаву можно и не услышать сигнала слухового аппарата президента решающего вопрос оказания помощи государству Вьетнам ли быть в печали пройдут грозовые дожди по всей южной КалориферНИИ, а это может привести к наименьшему общему знаменатебе как другу я скажу откровенно — школьные дни это счастливейшие дни твоей жизни, только руками трогать не надо.

        Слова выплывают как бесконечные радуги на которых жарится бекон в масле машинном испачканы руки вагиновожатого нашего отряда ребята нашли в лесу белый Грипп Ван Вилку воткнул в центр форвард забивает гвоздь программы партии члены встают дыбом волосы белые флаги перемирия и передышки перед второй порцией фрикций.

 

 

Два девственника

 

Жылидабили два Шаррика, которых звали Джок и Йоно. И они были конкретно повязаны любовью, такой, какая случается раз в миллион лет. Они были связаны вместе, короче. К сожалентяю, они оба, вроде как, уже имели определенный опыт прошлой жизни, и она порой беспокоила их, так или инынче, (сами знаете какэтобывает). Но они стойко боролись против несметных чудаковатостей, среди которых попадало и несколько их злючших друзей.

    Будучи влюблены, они от этого только еще больше, значит, склунялись друдрунгу, но некоторым уядобищам из числа возъяристовых гавнобсиратобусов все же порой удавалось прилипнуть, поэтому бремя от вымени им приходилось отдыхать в химчистке. К счастью от этого они не умерли, иимнеза претили участвовать в олимпийских играх. С тех каждых пор они жили многообещающе, и кто их упрекнет?

 

 

 

 

 

Пока он декламирует, на экране транслируются его рисунки. Звучат отрывки из композиции «революция 9».

После монолога Джон в белом костюме танцует с Алмой нечто вроде вальса. (Есть такая кинохроника из Гибралтара.) Потом начинают танцевать все: гэбэшники, журналисты и вообще все кто сидели в кафе. Азамат танцует с чуваком по имени Мэл (который за Джона вступился).

 

Затемнение.

Звуки тяжелого дыхания и танцующих пар. Очень громкие.

 

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

Действие третье

 

Сцена первая

 

Кабинет Кунаева. Динмухамед Ахмедович смотрит по телевизору репортаж о том, что в Каз.ССР собрали миллиард пудов зерна. Звонит телефон. Помощник отвечает, а потом говорит:

-Сейчас Леонид Ильич будет с вами говорить.

Тут же включается видеотелефон. На экране появляется Ген.секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев.

— ...Экономика должна быть экономной — таково требование времени. Условия, в которых народное хозяйство будет развиваться в последующие годы, делают еще более настоятельным ускорение научно-технического прогресса. В большом значении науки убеждать никого не приходится. Партия коммунистов исходит из того, что строительство нового общества без науки просто немыслимо. Центральный Комитет КПСС выступает за то, чтобы и дальше повышать роль и ответственность Академии наук СССР, улучшать организацию всей системы научных исследований. Эта система должна быть значительно более гибкой и мобильной, не терпящей бесплодных лабораторий и институтов. Внимательнее следует относиться и к нуждам науки, обеспечивать научные учреждения оборудованием и приборами, расширять экспериментальные производства. Страна крайне нуждается в том, чтобы усилия «большой науки», наряду с разработкой теоретических проблем, в большей мере были сосредоточены на решении ключевых народнохозяйственных вопросов, на открытиях, способных внести подлинно революционные изменения в производство... Основой продовольственной программы является дальнейший подъем сельского хозяйства…

В одиннадцатой пятилетке намечается увеличить производство мяса более чем на 3 миллиона тонн и довести его до 18,2 миллиона тонн в год. Но это минимум... Проектом Основных направлений предусматривается увеличить в одиннадцатой пятилетке среднегодовое производство зерна до 238—243 миллионов тонн... На повестке дня — расширение ассортимента, увеличение выработки наиболее ценных продуктов питания, повышение их качества… Конкретная забота о конкретном человеке, его нуждах и потребностях — начало и конечный пункт экономической политики партии.

В современных условиях многократно возрастает значение дисциплины, значение личной ответственности. Особенно — ответственности хозяйственных, советских и партийных руководителей. Экономическая политика, которую выдвигает партия на одиннадцатую пятилетку и 80-е годы, отражает коренные, жизненные интересы советского народа. Соединяясь, сливаясь с творчеством, инициативой, энергией масс, она обеспечивает неуклонное продвижение нашего общества по пути роста благосостояния трудящихся, создания материально-технической базы коммунизма!

Бурные, продолжительные аплодисменты. Идут кадры бурных оваций на съезде ЦК КПСС

Помощник Брежнева, на том конце телефона, говорит:

– Леонид Ильич, вы перепутали, это не съезд компартии. Вы сейчас позвонили в Алма-Ату, казахам. Динмухамед Ахмедович Кунаев на проводе!

 

Брежнев:

— Дорогой Динмухамед! Поздравляю с этим трудовым героическим рекордом весь народ братского Социалистического Казахстана и лично тебя!

 

Кунаев:

— Спасибо, дорогой Леонид Ильич! Рад видеть вас в таком расположении духа, живым и здоровым. Спасибо! Обязательно поздравляю от вашего имени, от всей Коммунистической партии Советского Союза всех казахстанцев с таким небывалым урожаем!

 

Тут Брежнев заговорщицки произносит:

— А что там с твоими бунтарями? Своих мы уже на «Лубянку» определили.

 

Кунаев:

— Арестованы, проводим расследование, потом в Москву этапируем! Правда, генерал сбежал куда-то в Европу. Сукин сын!

 

Брежнев:

— Вот и славно! А генерала обязательно найдем. «Зонтик» для него уже готов! Жду тебя на охоту, дорогой Динмухамед...

 

После этих слов связь прерывается.

Помощник Кунева:

— Там в приемной «Битлы» уже дожидаются. Вернее один из них... а именно... (читает по бумаге, чтобы не ошибиться) Пол Маккартни прилетел специально из Лондона за своим коллегой... (опять читает) Джоном Ленноном.

 

Кунаев:

— Приглашай!

 

 

Сцена вторая

 

(Необходимые подробности к портрету Джона Леннона.)

 

Двое на сцене. Актер, который играл Кунаева — на самом деле режиссер этой пьесы. Выговаривает человека, который играл Джона Леннона (он же автор пьесы), за то, что в этой пьесе не совпадают события согласно хронологии.

 

-Ты все даты событий в жизни Леннона, о которых тут упоминается, перемешал и переставил. (Перечисляет их.) Мало того, Джон Леннон и Пол Маккартни еще разговаривают в твоей пьесе без всякого акцента! Где логика? А потом, почему Джон Леннон пробыл в Алма-Ате всего несколько дней? И срочно домой улетел? Из-за эпизода с дракой?!

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— Конечно же, они вообще не знали языка! И в Алма-Ату Джон Леннон никогда не приезжал! Хотя... есть ведь история про песню «Back in the USSR». Битлы сами там поют, что приезжали в СССР. Значит, такое допущение имеет под собой логику?! И ВООБЩЕ В МОЕЙ ГОЛОВЕ ВОЗМОЖНО ВСЕ!

 

Кунаев-Режиссер, который в это время пил Боржоми, на последней фразе актера поперхнулся и закашлялся!

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— В названии пьесы, например, стоит словосочетание «тайный уикэнд». Это аналогия со знаменитым «потерянным уикэндом». Эпизод из жизни Джона, когда он почти целый год куролесил со своими дружками по всему миру: бухал, снова подсел на иглу и т.д., и т.п.! И даже пытался что — то записывать под началом саундпродюсера Фила Спектора (он несколько лет назад под кайфом застрелил одну чувиху). А кавер-версия песни Бена Кинга «Stand By Me» тут же стала хитом! Считается, что ее адресатом является Йоко. Но стоит обратить внимание на импровизированный речитатив Джона в конце этого ролика: «Я хочу передать привет всем ребятам в Англии. Как у вас дела, ребята? Ведь я здесь, в Нью-Йорке пою для вас…»

А началось все с того, как Леннон рассорился с Йоко Оно, которая подсунула Великому Битлу секретаршу Мэй Пэг, чтобы та следила за ним. И вообще в придуманном мире пьесы точное соблюдение дат в жизни Великого Битла, не имеет особого значения. Даже и бунта местного генерала КГБ против Кунаева, вроде бы, тоже не было?! Хотя как еще посмотреть!

 

Возбужденно жестикулирует. Говорит дальше:

— А почему он провел здесь всего несколько дней? Ведь он хотел развеяться! Обстоятельства так сложились: Пол Маккартни срочно прилетел на частном самолете и забрал Леннона, когда до Битлов дошла инфа, что после эпизода с дракой с агентами КГБ, в ответ гэбэшники должны подстроить Джону еще худшую провокацию! Но почему именно Пол? Да чтобы показать Битлам и конкретно Леннону, кто главный в группе! На самом деле это мир, который у меня в голове. Это все придумано. Но раз такое случилось у нас, значит, где-то в параллельной вселенной подобное точно может произойти!

 

Кунаев–Режисер перестал пить Боржоми, опять кашляет. Потом говорит довольно резко:

— Че-то ты туманно как то изъясняешься?! Обкурился «чуйского ручника»?! Не смотря на монологи Джона, ты все же не очень совсем раскрыл его характер. Кроме того, что Пол прилетел на самолете за Джоном, якобы показывая тем самым, кто главный, хотя это не аргумент, у тебя ничего не сказано об отношениях между ними. А ведь это всегда интересовало битломанов!

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— Не полностью раскрыл характер Джона?! А ведь его проза, которую он тут зачитывает, это самая глубинная часть души Джона! Но вообще, этого сделать не возможно! Потому что Леннон так и остался загадкой, недосказанной, недопетой, даже можно сказать не доигранной, ведь жизнь его резко оборвалась на очень интересном месте, когда он опять вернулся в творчество. Такой он у меня и в пьесе. Джон был человеком сложным, всегда скользившим по грани, склонным к депрессии и невероятно беззащитным. Его души осталась загадкой для всех. Поэтому, каждое новое слово, сказанное Ленноном и неизвестное общественности, становится сенсацией. По сути, все битловские интервью были неким шоу, фарсом и просто откровенным враньем. «Великолепная Четверка» постоянно наебывала репортеров, сочиняя о себе невероятные небылицы. Так однажды Леннон, на каком-то приеме, был потрясен той откровенной чушью, которую нес Пол. «Ты же не сказал им ни слова правды!» — с восхищением высказал он потом своему приятелю.

Вот почему сенсацией стало прозвучавшее по британскому радио «Би-би-си Радио 4» ранее не звучавшее в эфире и не публиковавшееся интервью Джона Леннона. Это интервью Джон записал в декабре 1970-го, спустя восемь месяцев после распада «Битлз», для журнала «Роллинг Стоун».

 

Кунаев-режисер:

— Я в курсе. Это знаменитое интервью вышло даже в виде от отдельной книги. Все читали, все знают. Именно там он в подробностях рассказывает о творческом союзе с Маккартни...

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— И не только о нем. «Я никогда не верил в битловские мифы»,— сказал Леннон в этом интервью. А ведь это всегда было одним из мифов о творческом союзе Леннона-Маккартни, якобы сочинивших лучшие песни «Битлз» в четыре руки. Между тем Джон в этом интервью заявил, что сочинительское партнерство закончилось уже на самой заре «Битлз», где-то после 1962 года: » Наши лучшие песни, кроме ранних, типа «I Want To Hold You Hand» были написаны порознь». Таким образом, проливается свет на один из самых интригующих для битломанов вопросов об отношениях Джона и Пола Маккартни, вечно оспаривавших лидерство в «Битлз».

Леннон не скрывает своего раздражения тем, что Маккартни после смерти менеджера группы Брайана Эпштейна оттеснил остальных на второй план: «Мы были сыты по горло своей ролью «подручных» Пола. Пол взял на себя руководство и якобы вел нас. Что это за руководство, когда мы все ходили кругами?» Леннон с горечью констатировал, что Маккартни считал, будто «Битлз» — это он сам: «Но он никогда не был — «Битлз». Никогда». Однако при этом Джон уважительно высказался по поводу таланта Маккартни. «Он способен на великие произведения, и он обязательно их создаст!»

Между тем на втором его «сольнике» знаменитая «Imagine» уживается с язвительной «How Do You Sleep?» («Те чудаки, которые утверждали, что ты мёртв, были правы»), адресованное Полу. Джон постарался, чтобы это послание получилось коллективным, и пригласил на запись другого экс-битла Джорджа Харрисона. 

О Джордже Леннон сказал так: «Он работал с двумя великолепными авторами и многому у нас научился!» Но раскритиковал дебютный сольный альбом Харрисона. Лидера же «Роллинг стоунз» Мика Джаггера, Джон назвал «посмешищем». Так же в том интервью, он сказал, что «Роллинги» многое заимствовали у «Битлз»: «Я бы хотел составить список того, что делали мы и что «Stones» делали два месяца спустя в своем альбоме. Мик имитировал нас... Все вот восхваляют «Роллинг Стоунз», что те уже 120 лет вместе. Ура! Они еще не развелись! А в 80-е начнут спрашивать: «Слушайте, а чего они еще вместе? Они что, сами по себе не могут?». И будут показывать фотографии худющего мужика, который все крутит задницей, и четырех мужиков с подведенными тушью глазами, которые все пытаются выглядеть крутыми...

Актер–Джон. Замолчал. Пьет Боржоми прямо из горлышка бутылки.

-Но суть интервью Великого Битла не в сведении счетов с другими. Это некий диалог с самим собой. «Это вовсе не весело быть гением. Это пытка». Что же касается своей гениальности, то, по словам Джона, он верил в нее с детства. В своем интервью Джон признается, что весь тот мирок, в котором вращались «Битлз», был напичкан деньгами, сексом и наркотиками. Что это был некий декадентский древний Рим. «Не лишайте нас нашего маленького Рима, где у нас есть дома и машины, любовницы и жены, секретарши и вечеринки, а также выпивка и наркотики»! и это очевидная насмешка над самим собой и над карикатурной нестыковкой этого «мини-Рима» с «прилизанным» имиджем » великолепной четверки: «Каждый вокруг нас хотел, чтобы мы оставались верны этому имиджу». Леннон рассказал, что если во время гастролей «Битлз» рядом с ними не оказывалось постоянно сопровождающих группу поклонниц, они нанимали проституток: «Есть фотография, где я выползаю на четвереньках из публичного дома в Амстердаме, а люди мне говорят: «Доброе утро, Джон!» Почему же столь нелицеприятные для «Битлз» истории не попадали в прессу? Джон объяснил это в своем интервью тем, что никто не хотел «большого скандала». Чистенький образ «Битлз» должен был остаться неприкосновенным.

Кунаев-режиссер: — Он еще там говорит о наркотиках и о возрождении Битлов...

Актер-Джон, автор пьесы: — Свое пристрастие к героину он объяснял тем, что подсел на этот наркотик из-за скверного отношения к нему и к Йоко со стороны «битлов и их друзей». «Нам было очень больно»,— признался Джон. А идея восстановления Битлз была для него самой немыслимой фантасмагорией! Разве что он согласился бы выступить в качестве «гостя» в альбоме своего друга Ринго, или в альбоме Джорджа.

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— Почему — то немногие обращают внимания на следующий факт: незадолго до смерти Великий Битл стал терять интерес к жизни. Навестивший отца в Нью-Йорке за год до его гибели 16-летний Джулиан Леннон вспоминал, что Джон впал в апатию. Он практически не выходил из спальни. Полулежа на кровати с чашкой кофе, гитарой и постоянно включенным телевизором, Леннон язвительно комментировал новости, звучавшие с экрана и, казалось, не замечал никого. По словам Джулиана, его отца, замкнувшегося в своем мире, казалось, ничто не интересовало. Даже его музыка? Может быть, Великий Битл как визионер уже предчувствовал свой близкий и трагический конец?

Повисала тяжелая пауза. Оба о чем-то думают. Затем Кунаев-режиссер:

— Есть предсмертное интервью Джона, которое было записано 5 декабря 1980 года. К нему в гости пожаловал автор журнала Rolling Stone Джонатан Котт. Они провели вместе более девяти часов. Чрез три дня Джона убили. Вот последние его слова о творчестве.

«Иногда ты задаешься вопросом, действительно не можешь понять... Я знаю, что мы создаем свою собственную реальность и у нас всегда есть выбор, но насколько все предопределено? Можно ли сказать, что перед тобой всегда развилка, где есть два пути, и каждый из них в равной степени предопределен? Может быть, перед нами сотни путей, всегда можно пойти одним, а можно другим — есть выбор, и иногда это очень странно...»

 

Опять пауза. Потом Актер-Джон, автор пьесы говорит:

— В 22 часа 50 минут 8 декабря 1980 года Леннон был застрелен в Нью-Йорке на пороге своего дома одержимым фанатиком Марком Чэпмэном. Леннон получил пять пуль в спину и умер, не приходя в сознание. (В Британии уже наступило 9-ое декабря! Число, которое всегда выделял сам Джон!) Его тело было кремировано. И уже через 48 часов урну с прахом Великого Битла согласно распоряжению Йоко Оно было тайно погребено, чтобы не провоцировать столпотворения миллионов поклонников. Но тысячи и тысячи людей дни и ночи напролет толпились на прилегающих к Центральному парку улицах, держа в руках зажженные свечи и распевая песни Джона. Именно так, как он себе это и представлял в своей песне о братстве всех людей мира. Пусть на одно мгновение, но это сбылось.

Звонит колокол. Зажигаются поминальные свечи. Поют ангелы в небесах. Мир замер. Скорбит по Джону. Звучит песня «Imagine».

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

 

 

 

 

 

И тут, нарушая эту вселенскую скорбь, появляется уборщик с ведром и шваброй. Начинает усердно тереть пол.

 

Кунаев-Режиссер. Очнулся:

 

-Уважаемый, не видишь, у нас репетиция?!

Приходи со своей тряпкой позже!

 

Тот продолжает свое дело. Кунаев-Режиссер повышает голос.

-Это отвлекает нас от творческого процесса!

 

Ноль внимания.

 

Кунаев-Режиссер кричит в истерике, срывая на нем свою злость:

-Пошел на хер, говорю!

 

Уборщик поднимает голову, снимает халат, а это никакой не уборщик. Это генерал КГБ в фирменном кителе, на нем брюки с красными лампасами. Надевает фуражку генеральскую и отдает честь режиссеру, игравшему Кунаеву:

 

-Слушаюсь!

 

У актера–Джона Леннона вытянулось лицо. А у Кунаева–режиссера даже рот приоткрылся от неожиданности.

Генерал строевым шагом уходит за кулисы.

 

Затемнение.

 

На экране маршируют военные. Армии. Демонстранты. Джон Леннон среди них. Звучит песня Леннона «Give Peace A Chance».

Затемнение. Занавес.

Аплодисменты. Актеры выходят на бис. Кланяются. Уходят за кулисы. Еще раз выходят на бис. Опять уходят.

 

Занавес.

 

 

 

 

 

Сцена последняя

 

 

Лондон. Выставка Йоко Оно и презентация ее книги «Грейпфрут».

Джон Леннон ходит среди этих артефактов. За ним Йоко Оно. Листает книгу. Потом заходит в комнату с белыми стенами. Там стоит только лестница. Поднимается по ней. Смотрит в лупу, которая подвешана к потолку. И на холсте видит только одно слово:

«Yes».

 

Спускается. Подходит к Йоко. Пристально смотрит на нее. А она неожиданно достает из-за спину рисунок. Тот самый рисунок, когда Джон нарисовал Алму в Алма-Ате, в кафе «Театральном», и подарил ей с надписью: «For Apple from Walrus! Peace & love!».

И тогда Джона осенило. Он почти кричит:

-А... А... Алма?!

Та утвердительно кивает головой.

 

Затемнение.

 

Все актеры выходят. На экране идут снимки Джона, которые он делал во время этого спектакля. Словно небольшой отрезок жизни в этом странном мире глазами Леннона проходит перед зрителями.

 

Кода.

 

 

 

Рисунок Фархата Ибрагимова

 

 

 

 

Арсен Баянов

(Рисунки Бердалы Оспан и Фархат Ибрагимов)

 

Трагикомедия-Фэнтези

 

«Джон Леннон в моей голове,

или «тайный уикэнд» Битла

в

Яблочном городе»

 

 

 

Действие первое

 

Сцена первая

Индия. На сцене экран. Там идут либо фото, либо хроника аэропорта. Крупным планом вывеска «Международный аэропорт Дели» (или какой там был?). Гул самолетов.

Двое на сцене перед экраном.

 

Пол Маккартни:

— И зачем тебе это нужно? (диалоги не на английском и вообще хронология из жизни The Beatles тут не соблюдается! Фанатам на заметку. )

 

Джон Леннон (длинные волосы, джинсовый костюм):

-Значит нужно...

 

Пол:

-У нас много работы. Только что вышла «Эбби роад». А группе контракты нужно выполнять, иначе неустойка, штрафы. Нас заживо сожрут! Без штанов останемся! А наш магазин в Лондоне ЭППЛ одни убытки?!

 

Джон:

— Хватит про деньги... Ты знаешь, мы слишком много говорим, неся всякий вздор. Может быть, и сейчас я занимаюсь этим. Я сам не знаю, о чем болтаю. Люди всегда цепляются за слова, а я простой человек: когда меня спрашивают, я начинаю трепать языком. Кое-что и из того, что я говорю, имеет смысл, а кое-что — просто болтовня, вранье… и Бог знает что еще …

 

Джон замолчал. Пауза. Потом продолжает.

— Я же не бросаю вас. Мне нужно в себя прийти после этого индийского кошмара. Махариши меня разочаровал. Сексуальный гигант! Нагнал пурги, мозги Джорджу запудрил! А вот Ринго первым свалил и правильно сделал!

 

Поет пару строчек из белого альбома песни «Sexy Sadie»…

— I'm so tired, I haven't slept a wink
I'm so tired, my mind is on the blink
I wonder should I get up
And fix myself a drink, no, no, no.

I'm so tired I don't know what to do
I'm so tired my mind is set on you
I wonder should I call you,
But I know what you would do...

Пол бесцеремонно перебивает:

— А почему именно в эту страну? В этот странный город, который переводится как «отец яблок»? Хотя зная тебя, можно предположить…

 

Хмыкает.

 

Джон:

– Просто ткнул пальцем в карту. И попал прямо в Алма-Ату – «Яблочный город» переводится. Значит судьба! Забыл, как наша компания называется? Правильно – Apple! Яблоко! Лечу туда! Это судьба!

 

Пол молчит. На сцене на экране вид аэропорта. Там фигуры людей. Среди них выделяться фигура четвертого Битла — Джорджа Хариссона. Они направляются к трапу самолета. Гул вращающихся турбин.

Затемнение. Откуда-то сверху голос начинает монотонно произносить следующий текст:

 

…number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine number nine... и постепенно уходит на микшер. Потом идет немного «Революция 9».

 

 

Сцена вторая

 

Кабинет Кунаева. Табличка на столе: « Первый секретарь ЦК КПК КазССР». Динмухамед Ахмедович сидит за большим столом. Перед ним трое военных в форме. Самый главный — генерал докладывает. Четко. По-военному.

 

 

Генерал:

-Динмухаммед Ахмедович, операция прошла удачно. Англичанин (оперативная клички «Мечтатель») был удачно перемещен из Индии в Алма-Ату на конспиративную квартиру, которая находится на улице Тулебаев, недалеко от вашей резиденции. Легенда такая: это журналист и художник из Лондона, который симпатизирует нашей стране. Хочет больше знать о коммунизме и социализме. Приехал с целью собрать материал для своей статьи о жизни нашей молодежи.

 

Кунаев:

— А почему не музыкант?

 

Генерал:

— «Мечтатель» категорически запретил даже намекать о его принадлежности к высшей касте мирового музыкального олимпа. Хочет остаться инкогнито. Тем более, таким образом, нам даже легче будет за ним присматривать

 

Кунаев:

-Какие мероприятия запланированы по «Мечтателю»?

 

Генерал:

— Вначале экскурсия в местную молодежную газету. Будет под присмотром и заодно познакомится с молодежью. Тем более среди журналистов есть внедренные агенты. И, возможно, «медовая ловушка»?! А потом...

 

Кунаев хмурится, перебивает:

— Он же не разведчик, не провокатор! Всемирно известный музыкант, кумир прогрессивной молодежи! Приехал поближе узнать нашу жизнь, культуру, молодежь, наш город. А ты хочешь ему проститутку подсунуть, а потом шантажировать?! Какая к черту медовая ловушка! Сіздің басыңыз жұмыс істемейді! Сіз аз арақ ішуіңіз керек! Тогда может лучше будешь сооброжать?!

 

Генерал:

— Это дежурные мероприятия в отношении всех иностранцев, согласно нашим внутренним инструкциям за подписью Семичастного!

 

Кунаев:

— Этого твоего Семичастного уже на пенсию отправили ... тот еще...

 

Обрывает фразу:

-Вы за него головой отвечаете! Это мировая знаменитость. А мы поручились перед Леонидом Ильичом. Перед всей коммунистической партией. И поэтому каждый день лично мне доклад о «Мечтателе».

 

Сцена третья

 

Джон в квартире. Долго стоит у окна. Вернее смотрит на экран на сцене. Величественная панорама Заилийского Алатау. «indescribable beauty! even no words!» Потом исследует квартиру. Там стоит комбик и на стойке гитара «Рикенбекер», такая же модель, какую и он иногда использует. Включает, проверяет, как работает. Берет несколько аккордов. Ставит обратно на стойку. На столе ваз аппорта. Берет и нюхает яблока. Вертит в руках. Рассматривает. «apple! fucking apple!» Закуривает «Gitanes». Включает телевизор. Там выступают домбристы–виртуозы. То за спиной инструмент у них, то локтями играют. (Есть такая кинохроника домбристов у нас на ТВ примерно 60-ых годов.) Он застыл перед экраном как зачарованный. Такого он никогда не видел.

Но неожиданно звонят из газеты. Агенты КГБ записывают их разговор на кассетный магнитофон. (Тут же на сцене оборудован их пункт c кинокамерами, магнитофонами, микрофонами.)

 

Звонит телефон. Джон понимает трубку.

– Привет! Hello!

 

Женский голос:

— Добрый день, Джон! Это журналист из молодежной газеты «За Горизонт», меня зовут Алма. Вы, наверное, уже предупреждены? Мы скоро будем у вас, чтобы вы не заблудились. Вас уже ждут с нетерпеньем в редакции! Это совсем недалеко от вашей квартиры. В здании университета.

 

 

 

Джон:

— Привет, Алма. Очень рад. Да, я ждал вашего звонка. Буду готов минут через десять!

 

Джон начинает собираться. Джинсовый костюм, через плечо фотоаппарат. Темные очки. Типичный иностранец времен застоя. Раздается звонок в дверь. Там журналистка Алма и еще один парень. Знакомятся.

 

Азамат:

— Мы журналисты. Девушку зовут Алма, что переводится с английского, как Яблоко. А меня Азамат.

 

Джон чуть придерживает руку Алмы, с интересом смотрит на нее:

— Какое прекрасное имя. А меня зовут Джон.

 

Потом вместе уходят. Через некоторое время кто-то открывает квартиру. Этот некто в черном и в маске. Осматривает ее. Агенты КГБ, которые прослушивают квартиру, фиксируют этот факт. Встревожены. Кто бы это мог быть? Это точно не их сотрудник.

Затемнение. Слышно как кто-то ходит по квартире. Споткнулся в темноте, стукнулся обо что-то или упал. «Маза фака!»

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

Сцена четвертая

 

Редакция. Обстановка совковой редакции. Несколько столов. Стулья. Пишущие машинки, канц.принадлежности, бумаги, телефоны на столах. Плакат на стене «Вперед к победе коммунизма», также страницы будущей газеты, так называемая черновая верстка на стене и т.д. На одном столе все приготовлено для чаепития.

Гитара прислонена к стулу.

Азамат. Явный лидер. В мятом костюме, в очках и комсомольским значком на лацкане:

-Друзья, коллеги! По поручению горкома партии и горкома комсомола... (закашлялся)... нашему молодежному еженедельнику выпала большая честь встретить уважаемого гостя из туманного Альбиона!

Раздаются аплодисменты. Журналисты улыбаются. Редакция человек семь-десять. Сплошь молодежь. Но есть и пара взрослых.

 

Азамат:

— Джон — журналист, писатель и художник, который сотрудничает как «фрилансер» с разными британскими газетами.

 

Его перебивают:

-А что такое «фрилансер»?

 

Азамат:

— Давайте, товарищи, я вначале все расскажу, а потом будете вопросы задавать?! Все по порядку. Хорошо?!

 

Джон:

— Свободный художник!

Все смеются.

 

Азамат:

— Видите, даже Джон стал нарушать порядок из-за вашей недисциплинированности!

 

Азамат:

— Джон приехал из Лондона специально, чтобы узнать о нашей жизни. Ознакомиться, так сказать, воочию с преимуществами социалистического образа жизни! Именно не в Москву, столицу нашей Родины, а в глубинку, в Алма-Ату — столицу социалистического Казахстана. А теперь можно вопросы задавать. Если Джон, не возражает.

 

Джон утвердительно кивает головой.

 

Алма:

— Джон, меня интересует, как политика владельцев печатных СМИ влияет на мнение журналистов? Или цензура владельцев у вас все на корню рубит?

 

Джон:

— Хозяева стараться не вмешиваться в политику изданий. Тем более, если газета имеет высокие тиражи! Зачем же рубить сук, на котором сидишь? Но бывает, что газету перекупают другие богачи, которые потом увольняют особенно строптивых!

 

Обращается в зал:

— От фонаря мои ответы, я толком ведь не знаю, как там работают эти черти! … хотя есть у меня кое-какая информация...

Далее рассказывает, что у них «золотые перья» журналистки, писатели, вообще творческие люди, не говоря уже о звездах шоу-бизнеса, очень много зарабатывают и могут купить себе все что душе угодно: виллу, дом, машины и т.д. Капитализм!

-А цензуру у нас нет, она запрещена официально свобода мнений. В нашем журнале … опять запинается… в журнале Битлз – «Битлз мансли», так вообще журналисты что хотят то и печатают! Хорошо еще они сильно нас … запинается… своих владельцев, эту группу не критикуют. И на том спасибо! А многим, например, тем же политикам, очень сильно достается от этих. Могут разорвать на части, в грязь втоптать, репутацию уничтожить! На Западе вообще таких журналистов называют «цепными псами» демократии!

 

Алма:

— Ой, не хочу быть цепным псом! А как это происходит, есть примеры?

 

Джон:

-Пожалуйста, у нас. Например, есть так называемые «папарацци», которые постоянно следят за звездами шоу-бизнеса, вообще за известными людьми! И если обнаружат что-то скандальное, стараются сделать фотографии и потом продать их в так называемые «желтые издания» за большие деньги! Декламирует начало песни «A day in the life»:

«I read the news today, oh boy,
About a lucky man who made the grade.
And though the news was rather sad,
Well, I just had to laugh, I saw the photograph,
He blew his mind out in a car,
He didn't notice that the lights had changed,
A crowd of people stood and stared.
They'd seen his face before,
Nobody was really sure if he was from the House of Lords»

 

Журналист из массовки:

— Это отвратительно! Отрыжка капитализма! Эти «папарацци» продались капиталистам за большие деньги и обслуживают буржуазию! Зато у нас все бесплатно, медицина, образование! А насчет цензуры скажу во что: если каждому дать свободно говорить, то будет точно бардак. Все развалиться. Поэтому запад и загнивает! У нас цензура, есть в газетах — это ЛИТО. Цензоры, которые сидят на втором этаже нашего издательского комплекса на улице Горького, всегда на чеку, всегда готовы помочь.

 

Алма:

-Вообще то, я думаю, что это не правильно. Цензура не всегда нужна. А может и вообще не нужна! Если хотите, то нужен внутренний цензор, потому что, если ты написал что-то непотребное, то должен отвечать согласно закону.

 

Джон:

— Согласен в одном, что Запад загнивает...

 

При этом смотрит на Алму. Он явно симпатизирует этой молодой красивой девушке с длинными волосами и с миндалевидными глазами. По все видимости, он ей тоже нравится.

Азамат (пытается унять в зародыше бунт Алмы):

-У нас, друзья, все в этом плане правильно! Это вам не Запад! Джон сам только что сказал, что газету могут продать, могут уволить неугодных журналистов, выкинуть на улицу! А потом зачем нам тут дискутировать при посторонних, как-нибудь сами разберемся! А у нас зарплаты небольшие, но все получают примерно одинаково. Зато все бесплатно: образование, медицина... и преступности нет! И главное, в наших газетах нет этих отвратительных шакалов... как ты их назвал? … па-па–ра-цци?! У нас в стране Советов все для трудового народа. И запрещена религия! Вернее она разрешена, но люди уже не верят в Бога. Это все опиум для народа. Все равно будет мировая революция. Везде наступит коммунизм.

 

Джон:

— Революции, к сожалению, как правило, не всегда заканчиваются нужным результатом. История это доказывает.

Затем не выдерживает, берет гитару и начинает петь свою вещь «Revolution 1». Песня как раз об этом. Джон занимает осторожную позицию в этом вопросе, судя по словам песни. Но все офигели от такого номера. Аплодируют!


  

Революция 1

You say you want a revolution,
Well, you know
We all wanna change the world.
You tell me that it's evolution,
Well, you know
We all wanna change the world.

But when you talk about destruction
Don't you know that you can count me out, in?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?

You say you got a real solution,
Well you know
We'd all love to see the plan.
You ask me for a contribution,
Well, you know
We're all doing what we can.

If you want money for people with minds that hate,
All I can tell you is, «Brother, you have to wait».
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?

You say you'll change the constitution,
Well, you know
We'd all love to change your head.
You tell me it's the institution,
Well, you know
You better free your mind instead.

But if you go carrying pictures of Chairman Mao,
You ain't gonna make it with anyone anyhow.
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?
Don't you know it's gonna be alright?

 

После некоторой паузы, которая вызвана неожиданным музыкальным номером Джона, Азамат говорит:

 

— А если СССР вдруг развалиться? Тогда ведь независимый Казахстан может пойти своим путем. К тому же денег будет навалом. Наша родина богата разными полезными ископаемыми. И нефть есть в районе Каспия. Это все знают. Будет у нас фонд, где деньги от продажи углеводородов будут аккумулироваться. Оттуда каждому гражданину пойдет ежемесячная выплата или проценты. Заживем как в Саудовской Аравии: хочешь — работай, хочешь — нет! И тогда можно соединить некоторые преимущества капитализма, нужно признать, есть у него некоторые достижения с достижениями социализма! Как вам такое? А еще нужно перенести столицу в другое место. Подальше от разных мудаков. И назвать это стратегическим решением. Это ведь в традициях кочевников?!

 

Джон удивленно смотрит на этого странного парня, который выдвигает такие необычные идеи в стране победившего социализма. Спрашивает:

— Ты мечтатель? Are you a dreamer?

Азамат отвечает:

— You may say that I'm a dreamer? No, it's you a dreamer! Ты говоришь, что я мечтатель? Это ты «Мечтатель»!

Подразумевая конспиративный псевдоним дали Джону в КГБ.

 

Джон вдруг задумался и произносит первые строчки только родившейся песни:

— You may say that I'm a dreamer... But I'm not the only one... Imagine there's no heaven... It's easy if you try... No hell below us... Above us only sky... Imagine all the people...

Потом бормочет стихи и записывает их в блокнот.

Imagine there's no heaven
It's easy if you try
No hell below us
Above us only sky

Imagine all the people
Living for today (ah ah ah)

Imagine there's no countries
It isn't hard to do
Nothing to kill or die for
And no religion, too

Imagine all the people
Living life in peace

You may say that I'm a dreamer
But I'm not the only one
I hope someday you'll join us
And the world will be as one

Imagine no possessions
I wonder if you can
No need…

 

Азамат удивленно смотрит на Джона, который выпал из общего разговора и заносит что-то блокнот. Журналисты молчат. Не могут переварить, о чем это их лидер толкует. Наконец, один парень, говорит:

— Ты что Азамат? СССР — это на века! То, что ты сейчас сказал, это какая та ересь. Настоящий антикоммунизм! Так ведь диссиденты мыслят! Не боишься, что среди нас есть стукачи?

 

Азамат, ухмыляется. Пытается обнять Алму. Она мягко убирает его руку. Джон недоволен. Между ним и Азаматом возникает некое напряжение. Неожиданно даже свет на сцене начинает мигать.

Азамат:

— То, что я сейчас высказал. Это своего рода проверка на вшивость, коллеги. Считаю, проверку вы прошли!

Некоторые коллеги при этом морщатся. Видно, что часть журналистов не очень любят Азамата, скорее боятся.

 

Алма:

— А про чай то мы забыли! Наверное, уже все остыло!

Садятся пить чай. Затем журналисты приглашают Джона в молодежное кафе, отметить знакомство. Заодно Джон и познакомится с молодежью. Леннон снимает на фотоаппарат коллективное фото с журналистами.

Затемнение.

 

 

Сцена пятая

 

Кафе «Театральное».

Журналисты. Их четверо (две девушки и два парня) и Джон. За столиками не хитрая закуска. Вино. Пиво. Вокруг молодежь. Накурено. Гул разговоров. В углу обращает на себя внимание группа молодых людей, некоторые с прическами «аля битлз»-«грибная шляпка». У них на столике, кроме напитков и закусок, разложены диски. Рассматривают винил, о чем-то говорят. Спорят. И не обращают внимания на зал. Они выше всей этой суеты. Особая каста. В углу бренчит на простой гитаре музыкант. Алма (возле ног, большая сумка, в которой носят рисунки) с Азаматом расположились напротив Джона.

 

Азамат:

— Это типичное молодежное кафе, одно из многих подобных. Чтобы молодежь могла иногда провести свой досуг не в библиотеке, в театре или кинотеатре, но и в неформальной обстановке. В Советском Союзе и Казахской ССР особое отношение к молодежи. Рядом Оперный театр. Дальше скверик и кафе для детей «Карлыгаш», где можно поесть мороженного. Отдохнуть, поговорить. А через дорогу кинотеатр и театр ТЮЗ. Это можно сказать самый центр Алма-Аты. А улица, на которой все это находится, называется именем всесоюзного партийного деятеля Калинина.

 

Журналист, второй:

— В просторечии ее называют Бродвеем! Сокращенно «Бродом». Тут стиляги раньше собирались.

 

Джон:

— А кто такие стиляги? Типа «модов» в Лондоне? Род Стюарт там главный! Улыбается.

 

Азамат:

— Рода Стюарта не знаю, но у нас их считают тунеядцами, и просто сбродом! Вот и рифма нашалсь: «Брод» и сборд! Хе … хе… хе…

 

Обращается к журналисту, так чтобы Джон этого не слышал:

— Давай без лишних подробностей. Гостю этого не нужно знать.

 

Потом рассказывает Джону, что тот наверняка уже обратил внимание, что в Алма-Ате очень много разных национальностей. Все живут дружно. Все защищены государство. Потом что это преимущества социализма. А н то что Запад. В Америке до сих пор черных братьев угнетают!

 

Джон:

— Да сегрегация там есть, но, например, в одной знаменитой английской группе Битлз играют не только белые. С нами сейчас... запинается... с ними сейчас афроамериканский клавишник Билли Престон, а люди на Западе борются за равные права. В США, например, есть Анджела Дэвис, «черные пантеры» и некоторые члены из этой группы даже помогают им деньгами.

 

Джон делает снимки в кафе, потом ставит на замедленную сьемку и делает коллективное селфи с журналистами.

 

Азамат:

— Мне нужно отойти, вы пока без меня поговорите. И, коллеги! — строго смотрит на Алму и журналиста: — Пожалуйста, без лишних подробностей! Зачем лишнее болтать, гостя грузить?!

 

Выходит на улицу. Через окно витрину кафе видно, что его ждут двое парней. Они о чем-то говорят. В это время за всеми наблюдает какой-то человек в черном. Журналисты: девушка и парень идут танцевать. Джон и Алма остаются вдвоем.

Они неловко молчат, смотрят на танцующих.

 

Алма первой прерывает паузу:

— Я вообще-то еще рисую... И приглашаю вас зайти. Если найдете время в мою мастерскую...

 

Джон:

— Я так и понял, для чего тебе этот большой бэг! Это для рисунков. Покажи свои работы.

Она достает из сумки некоторые работы карандашом. Там изображен Джон у них в редакции. В том числе и как играет на гитаре.

 

Джон:

-Супер! Вылитый я!

Берет чистый лист, быстро рисует Алму и подписывает в углу: «For Apple from Walrus! Peace & love!» Она в восторге. В это время появляется Азамат, который чувствует, что между Джоном и Алмой завязались некие особые отношения. Злится. Но вида не показывает. Садится опять рядом с ней.

В это время музыкант из своего угла произносит:

-А эта песня сейчас прозвучит для нашего гостя из туманного Альбиона.

 

Почти все в зале смотрят на Джона. Даже битломаны в своем углу прерывают разговор и начинают глазеть на чувака из Лондона. Джон встает и театрально раскланивается.

Парень начинает петь битловскую «Girl». Как раз песню Леннона.

Is there anybody going to listen to my story
All about the girl who came to stay?
She's the kind of girl
You want so much, it makes you sorry
Still you don't regret a single day
Ah, girl, girl…

Но исполнение оставляет желать лучшего. Фальшивит, коверкает слова. Джон кривиться. Парень пропел всего куплет, но Джон не выдерживает такого отвратительного исполнения, срывается с места, подходит к нему. Почти вырывает гитару. И стоит мертвая тишина, пока Джон поет. Выскочили даже официантки, повара и подсобные рабочие, чтобы все это услышать. Возле витрины кафе собралась небольшая толпа зевак. Как только он заканчивает, раздаются крики, свист, аплодисменты. А кто-то и битломанов кричит:

— Чувак, в натуре, ты поешь прямо как настоящий Джон Леннон!

Затемнение.

Слышно как посетители продолжают обсуждать пение Джона.

 

 

 

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

 

 

Сцена шестая

 

Скверик возле кафе «Театрального». Джон, Алма, Азамат и несколько новых друзей битломанов из «Театралки» сидят на скамейке. Обрывки разговора. Бренчит гитара. Кто — то пытается играть что — то. Бюст Джамбула в темноте (словно живой) осуждающе смотрит на шумную компанию. А недалеко, через сквер, на скамейке сидят двое в штатском. Один снимает все действо на портативную кинокамеру. А из кустов за всеми следит Некто в черной одежде. Кто же это?

Джон знакомится с новыми друзьями-битломанами.

 

Аза представляет Джона:

— Джон из Лондона, приехал к нам, чтобы...

 

Его перебивают.

-Классно поешь! Один в один Джон Леннон!

Кто — то спрашивает:

— А ты ходил там на Битлов? Слушал живьем?

 

Джон:

— Конечно, куда же без них! Но на последних шоу вообще ничего не слышно. Девицы истерично визжали, мастурбировали и обоссали первые ряды, а еще взяли манеру трусы и лифчики на сцену бросать. Фигня какая-та! Поэтому мы … запинается... они... конечно они... завязали с гигами. Теперь Битлы в студии сидят целыми днями. У нас говорят, что в Британии есть только две ценности Королева и Битлз. Вернее так: The Beatles and the Queen!

Смеется. Говорит, обращаясь к залу:

— Хотел отдохнуть от них, но и тут Битлы меня настигли!

 

Один из битломанов показывает ему диски Битлов. И рассказывает, что вообще в СССР их не продают, такая музыка запрещена коммунистами. За владение западными пластинками могут даже посадить.

 

Джон в шоке. Обращается к Азамату:

– За музыку разве можно посадить? Херня, какая-та!

 

Азамат — Битломану:

— Не гони хрень, пацан! Не за музыку сажают, а за спекуляцию. За нарушение закона! А вообще поп-музыка –это типичное порождение буржуазного мира. Ее слушать вредно, она развращает, делает людей безвольными! Это тоже опиум для народа!

 

Но на него уже не обращают внимание. В это время один из новых друзей забивает «косяк». Пускает его по кругу. Пока все заняты этим важным делом, Битломан вытаскивает из портфеля альбом «Abbey Road». На экране на сцене крупный план фото этого альбома. Для наглядности. Там красным высвечиваются все те места, о которых он будет рассказывать. Чтобы зрители все четко видели.

 

Обращается к Джону:

— Недавно привез отец прямо из Англии. Об этой обложке уже целая легенда ходит. Знаешь об этом?

Джон:

— Нет! Впервые слышу!

Битломан:

— На самом деле Пол умер! А на диске процессия The Beatles, которая означает похороны Пола. Джон Леннон идет впереди в белом костюму и символизирует собой священника. Ринго Стар – это плакальщик, одетый в черное. Джордж Харрисон в неряшливой рубашке и джинсах, является могильщиком. Пол одет в черный костюм и идет босиком. Живой человек не сможет идти по горячему асфальту. Это не реально, и это лишний раз подтверждает, что Пол — труп. Пол – левша, а здесь он держит сигарету в правой руке. Про сигареты обычно говорят, что это  «гвозди в крышку гроба». Таким образом, это знак, что «крышка гроба» Пола заколочена, а человек на фото — его двойник. Пол также идет не в ногу с остальными членами группы. У всех левая нога впереди, а у Пола – правая, что опять подтверждает, что он отличается от других.

У Джона глаза наверх полезли от удивления: — Очень интересно. Никогда подобного не слышали... даже в Британии! Можно об этом подробнее?!

Битломан:

— Смотри. Белый «Фольксваген-Жук» на заднем плане имеет регистрационный номер LMW 28IF. Конспирологи говорят, что это означает, что Полу было бы 28 лет, ЕСЛИ БЫ (IF) он не умер. На самом деле Полу было 27 лет, когда был выпущен «Abbey Road», но индийские мистики рассчитывают возраст человека с момента зачатия, а не рождения, так что в этом случае Полу действительно было бы 28 лет. В пользу этого свидетельствует то, что музыканты были самыми знаменитыми приверженцами индийского гуру Махариши Махеш Йоги. Также считается, что LMW означает «Linda McCartney Weeps» (Линда МакКартни Плачет) – это про жену Пола, на которой тот женился ранее в этом году.

В это время компания битломанов, Азамат, Алма и журналисты что-то бурно обсуждают. Громко смеются. Может это уже «косяк» так действует?

Джон внимательно слушает Битломана:

-На заднем плане небольшая группа одетых в белое людей стоит на одной стороне улицы, а одинокий человек стоит на другой стороне. Значит ли это, что Пол один и находится отдельно от других? На правой стороне улицы стоит черный полицейский микроавтобус, и это ссылка на полицию, хранящую молчание по поводу «смерти Пола». Согласно легенде, менеджер группы Брайан Эпштейн купил это молчание, и присутствие на фото полицейского «бобика» — это еще одно «спасибо». Можно провести линию от «Фольксвагена-Жука» к трем машинам, стоящим перед ним. Если ее провести через их правые колеса, то она будет как раз касаться головы Пола, и это означает, что Пол получил ранение головы в автокатастрофе. На обратной стороне обложки имеется фото дорожного указателя Abbey Road, а выше располагается надпись BEATLES. Хорошо заметна трещина, проходящая через букву S, считается, что это говорит о проблемах внутри группы.

Битломан переворачивает альбом.

— Если обложку держать задней стороной к себе и повернуть на 45 градусов против часовой стрелки, можно ясно увидеть образ Демона Смерти. Это означает, что в группе кто-то умер. И никто не знает, кто эта одетая в синее девушка на задней стороне обложки. В ночь, когда «произошла автокатастрофа», по словам приверженцев легенды, шел сильный дождь, и Пол подвозил одну фанатку по имени Рита. Должно быть, это та самая девушка, и она либо убегает с места аварии, либо бежит, чтобы позвать на помощь... И вот еще последний аргумент в пользу того, что Пол уже умер, — говорит Битломан. — Если надпись на стене разбить на отдельные секции, то можно получить зашифрованное сообщение – «Be At Les Abbey». В нумерологии следующие две буквы – R и O являются 18 и 15 буквами алфавита. Сложив их вместе (33) и умножив на число букв (2), мы получим число 66 – год, в котором, предположительно, умер Пол. Цифра 3 также соответствует букве С, так что 33 соответствует СС. СиСи означает сокращенное имя Сесилия, и считается, что Пол был похоронен в монастыре  St Cecilia's Abbey в Райде (Ryde) на острове Уайт (Wight).

Джон в некоторой прострации от всей этой информации. Молчит. А потом неожиданно начинает хохотать. Компания перестает болтать, все оборачиваются в сторону Джона. Битломан тычет пальцем в обложку, где изображен Джон в белом костюме, а потом указывает на Джона, который рядом сидит. И говорит, что этот Джон Леннон из Битлз один в один на него похож!

 

Джон смеется от души:

— Ты удивил меня, чувак! Битлам расскажу — не поверят! А откуда ты знаешь, что на обложке не я?! Может это я и есть собственной персоной?! И там на диски и тут перед тобой?!

Битломан снисходительно отвечает:

— Джон Леннон — это великий Битл, а ты простой турист из Британии!

Джон смеется и поет:

-Я — морж! Я — человек яйцо!

Битломан напрягается и кричит в восторге:

-Действительно, ты даже поешь как Леннон, но все равно ты — не он!

 

Джон тут же становится серьезным и соглашается:

— Согласен, друг! Мне до него как до неба! Ты прав.

Потом спрашивает:

— А почему вы любите Битлз? Где Британия, а где Казахстан? Язык совершенно другой. Даже если его знаешь не плохо, все равно нюансы не ясны, в контекст еще нужно хорошо въезжать. Даже аборигены — носители языка не всегда понимают, о чем они поют!

 

Битломан:

— Да, контекст у нас другой, Гулаг называется! И не нужно даже переводить слова, потому что в каждой ноте их песен разлита любовь! All you need is love! Они как глоток свежего воздуха, как луч света в темном царстве. Битлы дают надежду. А надежда, как известно, умирает последней. А иначе нам здесь не выжить... Может это преувеличение... выживем, конечно. Но без Битлз мы станем такими же козлами и уродами, как эти. И это, чувак, чистой воды экзестенция!

Косится на бюст Джамбула. И показывает пальцем в темное небо.

Джон смотрит на Битломан, пытается понять, причем здесь экзестенция? Или тот прикалывается? Но у Битломана очень серьезное лицо.

А потом Битломан неожиданно просит продать ему джинсы или куртку. Джон снимает джинсовую куртку и дарит этому чуваку.

-Денег не надо. Это тебе подарок за твои фантазии! Повеселил ты меня, чувак! Экзестенциалист, маза фака!

 

Потом роется в сумке, где лежит фотоаппарат и достает фотографию Битлов:

– А вот их фото и автографы!

 

Тот на вершине счастья! Танцует. Вся компания рассматриваю уникальную фотографию. Джон делает снимки компании. А Битломан на радостях достает из своего портфеля бутылку «портвейна 12» и протягивает Джону. Тот отрицательно машет головой. Тогда Битломан сам делает глоток из горлышка, а Джон все же следует его примеру. Далее бутылка пошла по кругу, как и «косяк».

Потом Джон берет гитару и поет «A Hard Day's Night». Компания начинает подпевать. Орут, кричат от кайфа. Алма и Азамат пытаются их утихомирить. Но поздно. Из темноты появляется наряд милиции. Видят «косяк», портвейн, диски и начинают без всяких разговоров тащить всех в ментовской «бобик».

Джона и Алму тоже замели. Алма в шоке, а Джон сопротивляется, возмущается:

 

— Я британский подданный! Я ничего не делал противоправного! Мы с парнями просто беседовали, может уровень громкости нарушили...

 

Мент усмехается:

— Сейчас в отделении разберутся, кто здесь наш, а кто не наш?! Какой уровень громкости вы нарушили, кто марихуану тут «шабит», да еще «фарцой» занимается?! А может и фунты ваши стерлинги покупает?! А это уже несколько статей, господин британский подданный!

 

 

Неожиданно Аза отводит главного милиционера в сторону и показывает ему какое-то удостоверение. Они о чем-то говорят. Тот дает отмашку своим подчиненным и Алму с Джоном неожиданно отпускают. А остальных увозят в отделение.

Джон снимает все это на свой фотоаппарат. Используя вспышку. А за все эти следит Некто в черном. Затемнение.

Гремит гром и сверкает молния. Словно небеса недовольны всем этим.

 

 

Действие второе

 

Сцена первая

Совещание в КГБ. (Высвечивается комната рядом на сцене). Сотрудник КГБ докладывает генералу о вчерашнем вечере. Среди них сидит Азамат. Он внедренный в редакцию агент КГБ. Крутят киноленту о том, что случилось в кафе, потом в скверике. Азамат докладывает обстановку. Но кто же побывал на конспиративной квартире, в которой «Мечтателя» поселили?

Пока нет информации, неизвестный ловко ушел от слежки. Явно профи высокого класса.

 

Генерал:

— Скорее всего это МИ6 или ЦРУ следят за своим! Но, думаю, мы скоро это выясним! А с вас я три шкуры спущу, суки, если в течении суток, мы это не выясним.

Агенты стоят по стойке смирно. Молчат.

Генерал неожиданно вытаскивает пистолет и кричит в истерике, потрясая оружием над головой, что застрелит любого, если узнает, что тот проболтался о том, что сейчас услышит.

 

Монолог генерала КГБ:

Возбужденно ходит по сцене, рассказывают, как Брежнев спас Кунаева.

— Хрущев с предыдущим главой Казахстана Юсуповым копали под Кунаева. Хрущ даже Юсупова назначил первым. Да не успели его подальше отправить. Потому что самого Хруща сковырнули! А потом полетел к чертовой бабушке и сам Юсупов. Брежнев опять переназначил Кунаева первым секретарем. Они ведь дружили еще с тех пор, как Брежнев был здесь первым секретарем. И до сих пор дружат. И своего другана Леня даже в политбюро ЦК КПСС протащил! Но дело в том, а сколько сам Брежнев будет править? Его тоже не сегодня – завтра могут сместить. Есть такая секретная информация по линии Комитета из Москвы!

Потом вынимает из стола папку с грифом совершенно секретно. Достает из нее несколько страниц.

— 23 августа 1951 года заместителем директора ЦРУ в США становится Аллен Даллес. Как раз он сформулировал свои идеи в области антисоветской пропаганды следующим образом: «Нам необходимо усилить идеологическую борьбу против Советов, если хотите, идеологическую диверсионную работу. В свое время доктор Геббельс говорил, что в газовой камере можно отравить одновременно несколько сот человек, а хорошо сработанной ложью – миллионы!

А вот некоторые отрывки из секретного доклада ЦРУ, который попал в руки к нам через ГРУ. Московские коллеги переслали его для ознакомления. Тут подробно описываются методы, как разрушить Советский Союз. О том, что ложь стала фундаментом совместной программы Америки и Европы в борьбе против Советского Союза.

 

 

 

Читает:

 

— Не стоит удивляться тому, что брежневская эпоха превратилась не только во время двойных стандартов жизни в советском обществе, но и тотальной лжи, лицемерия. Можно отметить только одно: после тщательного анализа руководства Советским Союзом Леонидом Брежневым хорошо просматривается крайняя заинтересованность в постоянной лжи по отношению к жителям социалистической страны, а значит, в формировании разрушительных процессов в экономике, общественном сознании не только со стороны западных спецслужб, но и многих высокопоставленных советских чиновников.

И далее: — Для уничтожения вражеского государства с чуждой идеологией сначала необходимо разрушить существующую идейную базу, изменить общественное сознание, в том числе и систему нравственно-духовных ценностей, а потом только приступать к изменению политической и экономической системы страны. Идейной направленности советских граждан на социалистические ценности ЦРУ может эффективнее всего противопоставить мелкобуржуазное сознание. Психология мелкого собственника основана на вечном стремлении любыми способами взять доступные ближайшие блага жизни. И значительную роль в этом играет поп–культура! Вот суки!

 

 

Передергивает затвор пистолета. Все в напряжении ждут, что будет дальше. Генерал говорит, потрясай этим бумагами:

-А ведь распространение мелкобуржуазной психологии в условиях коммунистического строя не просто резко затормозило развитие социалистической экономики, а уподобилось смертельной раковой опухоли, медленно и незаметно убивающей весь организм советской власти. Именно на массовое внедрение мелкобуржуазной психологии в сознание советских граждан и сделана главная ставка спецслужбами.

Перестает читать, ругается:

— Хорошо просчитанный и организованный на Западе удар в самые уязвимые места Советского Союза должен принести долгожданную победу внутренним и внешним врагам Советской державы. Хрен вам, а не победа! В итоге для уничтожения СССР не понадобятся многочисленные ракеты с ядерными боеголовками, армады самолетов, танков и другой техники. Могущественная, непобедимая держава будет уничтожена, по сути, руками самих советских граждан, которым и в голову не пришло, что их ловко и коварно используют в своих корыстных интересах западные спецслужбы, разные диссиденты и ревизионисты! Вот какую ложь имел в виду Аллен Даллес.

 

Задумался. Пистолет прячет в кобуру. Продолжает без всяких эмоций.

 

— Я провел лишь часть доклада, там все более подробно. Действительно, если военным способом не получается, но есть вариант удушения экономический, а так же разложения страны изнутри. И если нам самим не убрать нынешних дряхлых старцев, то придет какой-нибудь мудак, который затеет перестройку партии и страны: в докладе подробно описывается такой вариант развития событий, а потом захочет наладить мирный диалог с Западом. Дальше – разоружит наши вооруженные силы в одностороннем порядке. Выведет войска из Западной Германии, где стоят наши танки для броска к ЛаМаншу, а потом, вообще распустит Варшавский Договор! И что тогда? Если убрать идеологическую основу под нашим строем, то страна развалится. Причем распустят СССР мирным путем сами руководители так называемых славянских республик. Конечно, это всего лишь доклад ЦРУ. Но ведь как все изложено! Так что, чтобы ничего подобного не случилось, нужно всем нам выполнять свою работу честно на все 100, а то и тысяча процентов!

 

Опять возбудился:

 

— А эти старперы, ебанные! Алжыган уже, из ума выжили, что Брежев, что Кунаев! Заигрывают с Западом. Додумались до того, что наш Комитет Государственной Безопастности должен оберегать нашего же идеологического врага! Потому что, такие, как Джон Леннон и всякие там Битлы и Роллинги, разные хиппи и пацифисты, все эти пидары волосатые и есть идеологические наши враги. Они затуманили голову молодежи, и она идет у них на поводу. Вообще вся так называемая поп и рок–культура, это подрыв наших ценностей

 

Генерал приказывает Азамату быть более жестким по отношении к британцу:

— Можно и даже нужно по шее ему надавать, но только рожу ему не подпортите, прокачай «Мечтателя». Пусть не мечтает слишком, пусть знает свое место, тоже мне — музыкантишка! У нас тут своя социалистическая музыка должна продвигаться!

Азамат:

— Но ведь есть приказ Кунаева оберегать «Мечтателя». Можете письменно подтвердить свою установку на применения насилия к объекту?

Генерал:

— Ты не ссы! Хватит тебе моего генеральского слова. Никто об этом не узнает. А то он даже к твоей бабе начал подкатывать, так разберись с ним по-пацански!

 

Лицо Азамата пошло красными пятнами.

Затемнение.

Слышны какие-то голоса разных зарубежных радиостанций, в то числе позывные голоса Америки.

 

 

Сцена вторая

 

Лондон. Битлы втроем в студии. Джордж и Ринго выспрашивают у Пола о Ленноне. Куда же тот пропал, Может он знает? Маккартни в это время наигрывает на гитаре песенку из своего первого сольного альбома. Перестает играть и с хитрым лицом поднимает трубки телефона. Показывает им ее, сейчас все разъясниться.

Алма-Ата. Квартира Джона. Раздается звонок телефона. Джон берет трубку. На том конец провода Лондон. Пол, Джордж и Ринго. Они шутят. Им всем весело. С Джоном все нормально.

 

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

Сцена третья

Психоделия 1

 

Сон Джона

(как предвестие неких не хороших событий в недалеком будущем)

Джон спит. На экране, который на заднике на сцене, идут кадры из их клипа «Strawberry Fields Forever». Во сне появляется мама Джулиа, Стю Сатклиф, Брайн Эпстайн. Потом вдруг Брайан Джонс из «Роллинг стоунз». Возникает Азамат с искаженным от злобы лицом. Потом Алма. Она плачет, тянет руки к небу. О чем-то говорят Джону. Потом появляются менты и винтят всех.

Тут Джон просыпается, встает и начинает говорить, изменившимся голосом. Даже внешность становится другая, словно это не он, а некое существо из других миров, говорящая голосом Леннона:

-Леннону было 18 лет, когда в дверь позвонили и сообщили, что его мать погибла. Его родителями были Джулия и Альфред Ленноны. Джон стал первым и последним их ребенком, вскоре после его рождения родители разошлись. Отец со временем вообще пропал из вида, появился, когда сын стал уже знаменитым Великим Битлом. С матерью они жили раздельно — у Джулии был другой мужчина, и четырехлетнего Джона взяли на воспитание его тетя по материнской линии Мими и ее муж Джордж Смит, у которых не было своих детей. Мими была строгой воспитательницей, из-за чего Леннон часто бунтовал. По мальчишески. Зато он нашел общий язык с дядей, который заменил ему отца. Но в 1953 году Джордж умер. Тогда Джон сблизился со своей матерью, которая жила со своим вторым мужем и двумя детьми от него. Джулия переходила дорогу, когда ее сбил водитель. Офицер полиции пришел к ним домой и принес эту печальную весть. После длительной разлуки они только стали снова узнавать друг друга…

Позже Леннон признался, что это было самое плохое из случившегося в его жизни. (А группа «Quarry Men» перестала существовать в 1959 году — тоже смерть своего рода, когда появились «The Beatles».) Потом у него будет несколько песен, посвященных именно Джулии: «Julia», «Mother» и «My mummy’s dead». Считается, что после этого Джон всю жизнь искал мать во всех своих женщинах. И с того же дня, а это произошло 15 июля 1958 года, смерть мистическим образом возникала там, где Джон находил свои привязанности.

На Экране. Пока он рассказывает, транслируются фото Джулии, маленького Джона и т.д. Потом включает «Рикенбекер» и начинает играть какие-то странные соло! Гитара то плачет, то ревет. Иногда она стонет как женщина во время полового акта.

-Смерть всегда была рядом с ним. Словно существовал некий список близких ему людей, которых костлявая поочередно забирала на тот свет. Первым в этом списке оказался Стю Сатклиф, с которым Джон познакомился в художественном колледже Ливерпуля. Но через некоторое время пофигиста Леннона оттуда поперли за постоянные пропуски, зато Стю прилежно ходил на занятия и продолжал учиться, так как на него возлагали особые надежды как на талантливого художника. Но Джон уговорил своего друга на первый крупный гонорар от проданной картины купить бас-гитару… за целых 60 фунтов стерлингов, так как Леннон решил сделать из Стю бас-гитариста своей группы. Как известно, Битлы уехали в Гамбург на первые гастроли, где окунулись в другой мир и познали прелести артистической богемной жизни: алкоголь, легкие наркотики, уступчивые девчонки (наверное, первые битловские «группиз»), жесткие потасовки в портовых притонах и на улицах. В одной из драк, это тоже факт, Стю получил травму, которая позже и свела его в могилу. Хотя их бывший менеджер Алан Уильямс, Уильям Маршалл в книге «Человек, который бросил Битлз», пишет, что Стю получил травму еще в Ливерпуле:

«Атмосфера крошечных танцевальных залов, разбросанных по всему Мерсисайду, где играли группы, была насыщена откровенным сексом и грубыми эмоциями. Рок-н-ролл служил катализатором: малейшая провокация — начинались кровавые драки, поножовщина…. Местные парни, озлобленные тем, что их подруги весь вечер кидались на участников групп, устраивали засаду…. Именно в один из таких вечеров Стюарт Сатклифф получил увечье, которое, как я убежден, ускорило его смерть. На него напали, он получил сильный удар в голову. После этого он стал жаловаться на сильные головные боли. Если бы не тот жестокий удар носком сапога в голову, Стюарт и сейчас был бы с нами как один из выдающихся художников мира».

Алан Ульямс первым повез их в Гамбург, был их первым импресарио, но вскоре с ними разругался. Судя по книге, которую он потом написал, характер у него был еще тот, и Битлы поставили на нем жирную точку. А насчет Стю можно сказать, что тот был никудышным бас-гитаристом. Особенно на него злился будущий сэр Пол, между ними даже случались потасовки. Но зато его натура резонировала с тонкой натурой Леннона. Проще говоря, они были кентами, родственными душами, а сэр Пол, судя по всему, ревновал его к Леннону. Но это уже другая история.

А вот как описывает Альберт Голдман в своей скандальной книге «Джон Леннон» момент, когда Джон узнает о смерти Стю: «Спустившись по трапу, Джон, Пол и Джордж разу заметили Астрид. Она, как всегда в черном, была очень бледна. «А где же Стю?» – закричали они. Слова, казалось, застревали в горле, когда девушка выдавила: «Стю умер». Пятый Битл, не выходя из комы, скончался в больнице, куда был доставлен накануне…  Джон заплакал. «Он рыдал, как ребенок, – вспоминал Пит Бест. – Я никогда раньше не видел, чтобы он так расклеился на людях… Он был в жутком состоянии. Столкнувшись с горем, этот парень, такой циничный, оказался совершенно безоружным».

Итак, Стю ушел в мир иной в 1962 году, а ведь у него тогда складывалось все намного лучше, чем у Битлов, которые находились как бы в подвешенном состоянии. Была Астрид Киршнер, были захватывающие творческие планы, был несомненный талант художника...

На экране, пока он рассказывает, транслируются фото Стю, отдельно, с Битлами, Гамбург, Клаус Вурма, Астрид… и т.д.

— Брайан Эпстайн — удачливый менеджер группы во многом способствовал вторжению британской бит-музыки , британского духа на американскую, а значит, и мировую сцену. Именно этот потомственный торгаш, закомплексованный латентный педераст (а может и не совсем латентный), открыл миру… да что там миру, всей вселенной «The Beatles»! История известная. Мистер Эпстайн, владелец музыкального магазина в Ливерпуле, услышал группу и решил стать их менеджером. Он полностью изменил имидж группы, чуваки сменили косухи на аккуратные костюмы, перестали курить, сквернословить на сцене и заделались на некоторое время «милыми ребятами». Потом, после нескольких неудачных попыток Брайан вышел на продюсера Джорджа Мартина из лейбла Parlophone, который принадлежал компании EMI… И пошло и поехало… Но вначале была Махаббатт… Любовь… LOVE …All you need is Love… так Битлы потом пели. Ведь именно Любовь является началом всех начал на свете. Именно любовь Брайана Эпстайна к Джону Леннону, которого он впервые увидел на сцене в «Каверне», и стала поводом появления такого феномена как The Beatles. А потом была их совместная поездка в Испанию «наедине, на отдых», которая дала повод для разговоров об их особых отношениях. Об этом много написано. Но даже если и была между ними гомосексуальная связь, то зная выверты Джона, его характер, можно предположить, что для него это был всего лишь один из способов познания мира. Так же как принимать ЛСД или просверлить дырку в мозгу, что он предлагал сделать сэру Полу в один осенний вечер, забредя к тому на «Five o*clock». Может быть, это был способ утвердиться как «альфа самец», чтобы все знали, кто главный в группе, а то Пол тут развел бодягу! Такое тоже возможно… Разные книги и источники описывают смерть Эпстайна по-разному, но сходятся в одном: тот умер от тоски по Джону и Битлам, которые пошли дальше и которым Брайан был больше не нужен. Вот он и принял смертельную дозу снотворного, и, наверное, какой–то наркоты. Официально причиной смерти является препарат барбитал. Считается, что в последние два года жизни из-за постоянных трудностей на работе у Брайана появилась зависимость от снотворных препаратов, он страдал от бессонницы, был постоянно раздражителен. Вот цитата из книги «Джон Леннон» Альберта Голдмана: «Кстати, даже сейчас невозможно с уверенностью ответить на вопрос, собирались ли «Битлз» уволить Брайена. Аллен Кляйн, следующий менеджер группы, утверждал, что судьба Брайена была решена, но информация Кляйна исходила от Леннона, который так умел подобрать слова, что собеседник обычно слышал то, что хотел услышать. А поскольку переговоры с Кляйном вел именно Леннон, он был заинтересован в том, чтобы новый менеджер не сомневался, что получил бы это место независимо ни от каких обстоятельств…» Итак, 27 августа 1967 года Брайан Эпстайн скончался. Этот последний день, вернее ночь, описан во многих книгах и источниках примерно одинаково. Он ждал «мальчиков по вызову» в своем поместье, но те так и не приехали. Битлы в это время находились за пределами Лондона на лекциях индийского гуру Махариши Махеши Йога. Им было не до своего менеджера. А наутро Брайана нашли мертвым. 29 августа он был похоронен на ливерпульском кладбище «Long Lane». Никто из участников группы на похоронах не присутствовал…

Для некоторых, вернее даже, для большинства эта была неожиданная смерть. Но в сущности, при всем богатстве и влиятельности Брайана Эпстайна в британской поп музыке того времени, ему больше ничего не оставалось делать. Когда от тебя уходят Битлз, когда тебя бросает Джон Леннон, можно прикидываться живым еще немало лет, можно прикидываться живым еще даже целую жизнь, но зачем тебе такая жизнь, когда ты все равно труп! А Брайан был честным в первую очередь перед самим собой…

На экране, когда он рассказывает, начинает транслироваться фото и видео Эпстайна с Битлам. с другими его подопечными группами и т.д.

Джон молчит некоторое время. Застыл. Потом начинает наигрывать на гитаре старую песню Роллингов «Ruby Tuesday», которую написал Брайан Джонс. (Хотя Кит Ричардс утверждает, что это он ее написал, но вот Мариан Фейтфул заявила, что первую версию «Ruby Tuesday» написал именно Брайан Джонс.)

Идут фото и видео Брайан Джонса из группы Роллинг стоунз. Перестает играть и говорит:

— Брайан Джонс считался близким другом Джона Леннона и самым обаятельным из Роллингов. Но вначале выясним, кто вообще такой Брайан Джонс, потому что многие уже подзабыли это имя. Лью́ис Бра́йан Хо́пкин Джонс, 1942 года рождения, гитарист, мультиинструменталист и бэк-вокал группы The Rolling Stones, которую, как считается, он и основал. В группе Брайан Джонс играл на струнных клавишных, духовых и некоторых других инструментах. Но тяжесть гастрольных туров, деньги, слава, отчуждение в группе — все это тяжело давило на Брайана Джонса и в итоге привело к тому, что он стал больше обращаться к наркотикам и алкоголю в поисках облегчения… Несколько раз по разным причинам он оказывался в больницах, в то время как вся группа где-то отдыхала, и это вызывало у него приступы паранойи и ощущение «покинутости». В это время его друзья по группе, Кит Ричардс и Мик Джаггер, просто отодвинули Брайана на второй план. Тут прямо напрашивается аналогия с Сидом Барретом и «Pink Floyd», только со знаком минус. Теперь обратимся к Киту Ричардсу, рок-н-рольному тутанхамону, насквозь провискаренному, пропитанному героином и кокаином, к его книге « Жизнь». Это фолиант страниц под 800. Это какое–то захватывающее погружение в мир рок-н-ролла полную музыки Stones, любви, ненависти, наркотиков, черного блюза и… старческого брюзжания. О Брайане Джонсе Кит пишет следующее: «Он почти уже не играл с нами на гитаре в последние годы. Вся наша тема была в двух гитарном звуке, на котором завязывалось все остальное». Фирменный звук The Rolling Stones заключается в том, что оба гитариста одновременно играют или ритм-партии, или соло, не делая различия между этими двумя стилями игры. Еще он пишет, что Джонс страдал манией величия и даже называет его «белесой тварью» и так далее, все примерно в таком духе. В общем, даже к мертвому Брайану у Кита есть претензии. А межу тем именно к Ричардсу ушла последняя подруга и любовь Анита Палленберг. Наверное, это его и добило. Стоит сказать, что у них было вообще до фига всяких разных подруг (не говоря уже про «группиз»), которые кочевали постоянно из одной роллинговской постели в другую. Последнее появление Джонса в составе The Rolling Stones произошло в декабре 1968 года в шоу The Rolling Stones Rock and Roll Circus. Мероприятие было организовано для съемок нового фильма про музыкантов, где засветился и Джон Леннон. На гитарах у него играли Кит Ричардс и Эрик Клэптон. 8 июня 1969 года Мик Джаггер, Кит Ричардс и Чарли Уоттс навестили Брайана Джонса и сообщили ему, что группа, которую он создал, продолжит работать без него. На следующий день Джонс анонсировал свой уход из The Rolling Stones и уже 3 июля 1969 года около полуночи Брайан Джонс был обнаружен на дне бассейна в своем поместье в Хартфилде. В своей автобиографии «Stone Alone» Билл Уаймен (еще один из роллингов, который ушел оттуда сам, по старости), вспоминает, как впервые они увидели Битлов: «Наша первая встреча с Битлз, с которыми у нас всегда были приятельские отношения, произошла 14 апреля 1963 года… В клубе яблоку негде было упасть, а мы находились в отличной форме, направляясь в «Crawdaddy»… Вскоре после того, как мы начали играть первый сет, с удивлением заметили четырех длинноволосых парней в длинных кожаных пальто, стоявших на расчистившейся площадке перед сценой и внимательно разглядывавших нас. Я застыл в ступоре и подумал: «Вот черт, да это же Битлз!» Наверное, общность интересов: музыка, наркотики, женщины, сблизили Джона и Брайана. Возможно, подсознательно Леннона тянуло к Джонсу как к чуваку, который создал группу и которого вот — вот из нее выгонят. Ведь внутри самих Битлов ту же песню исподволь затягивал Пол, который потом все же первым покинул группу, основанную Джоном, так как потеснить Леннона с пьедестала ему все же не удалось. Вообще отношения этих двух групп довольно любопытны. Битлз пишут им первый хит «I wanna be Your Man», тусуются с ними, а потом Джон начинает критиковать Stones. Это происходит уже после смерти Брайана Джонса (выглядит чуть ли ни как месть со стороны Леннона), которого сам Джон назвал «еще одной жертвой наркомании», а Джордж Хариссон высказался в том плане, что Брайану не хватило дружеской поддержки и «малой толики любви». Попал в точку. Люди ведь умирают, когда гаснет огонь любви, не обязательно человеческой, есть еще ведь небесная… Джон называет танцы Мика Джаггера чуть ли не педерастическими и т.д. Мик отвечает ему той же монетой, мол, Джон рекламируется за счет своих политических акций…

Отголоски той перепалки дошли и до наших дней. И вот уже Кит Ричардс заявляет, что битловский «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band» — дерьмо. А ведь считается, что в 1967 году, когда Маккартни удалось на время захватить лидерство в группе, тогда они и записали этот рок-альбом «всех времен и народов», который был задуман и реализован именно Сэром Полом. Хотя, если вновь обратиться к книге Ричардса «Жизнь», он очень хорошо отзывается о Ленноне и пишет, что вообще между ними и Битлами было сплошное дружелюбие. Ради справедливости стоит сказать, что Джон Леннон сетовал на то, что Эпстайн сделал их «милыми мальчикам» и даже завидовал имижду «бэд гайс», который был характерен для группы The Rolling Stones. А Брайан Джонс между тем отправился на небеса... или в ад... или на Луну... или на Марс... или куда там отправляются рокеры после смерти? Об этом можно только гадать.

 

Рисунок Бердалы Оспан

Джон опять замолчал. Длинная пауза. Потом ложится и засыпает. А на экране на сцене психоделические картины, фантастические цветы, космические пейзажи, ужасы войны и мира и т.д. и т.п. Все это под песню « Strawberry Fields». А потом он просыпается от того, что кто-то громко ломится в дверь конспиративной квартиры. Лежит некоторое время, в дверь продолжают стучать. Подходит к двери. Агенты КГБ, которые прослушивают и записывают все на кинокамеру, засуетились и напряглись.

Джон:

— Who's there?

За дверь:

— Открывай! У тебя трубу прорвало! Соседей снизу залил! Все прогнило, менять все давно пора!

Появляется водопроводчик, похожий на Горбачева, с разводным ключом, синий халат, в резиновых сапогах.

Затемнение. Слышен шум воды. И причитания водопроводчика. Советская действительность врывается наглым образом в мой придуманный мир!

 

 

Сцена четвертая

 

В мастерской у Алмы

Они вдвоем. Джон ходит и рассматривает ее картины. Они поражают своим беспросветным мраком. Практически нет ярких цветов. Джон берет в руки одну небольшую работу. Долго всматривается. Лицо напряжено. Там изображена маленькая девочка, которая заслоняется руками от большого темного облака, которое ее атакует. И еще много разных деталей, которые не очень ясны. Но вызывают ощущение тревоги и страха.

Джон: — У тебя были тяжелые времена?

 

Психоделия 2

Two Virgins

Монолог Алмы

(или изнасилование родины-матери большевиками):

— В тот день мне исполнилось 13 лет. Со дня смерти матери прошло уже почти два года, но я до сих пор не верила в то, что она умерла, она не могла так поступить со мной, оставить наедине с этим монстром, уйти навсегда. И жила ожиданием, что вот-вот откроется дверь, и мама появится на пороге и заберет меня отсюда, пусть даже на свои небеса... Вечером, когда я уже пришла из школы и делала уроки в своей комнате, как раз раздался звонок, в дверях стоял пьяный отец с гадкой улыбкой на неприятном лице. «Доченька, родная... — сказал он мне каким-то деланным ласковым голосом. — Я купил тебе подарок». В руке действительно у него была кукла. Я тут же стала мочиться от страха на пол. Наверное, вид и запах мочи как-то особенно на него подействовал (потому что, когда он был пьян, его рефлексы обнажались, как у первобытного человека), и он изнасиловал меня. Я даже не могла кричать от страха, боли и унижения, и еще потому, что мне было стыдно перед Тем, Кто наблюдал за нами из другого мира. Но потом мне стало казаться, что все это происходит во сне, что в этом сне я просто вижу некую девочку 12 лет, хорошо мне знакомую. Я была наблюдателем. Видимо, это обстоятельство спасло меня от мгновенного помешательства. А потом я потеряла сознание и тут же попала в странный мир, где царили вечные сумерки, и где я сразу же нос к носу столкнулась с мамой. «Мама! Мама!» — обрадовалась я. — Мне так плохо!» И когда я произнесла слово «плохо», сознание стало возвращаться ко мне, и последнее, что я успела заметить — это грустная мамина улыбка.

С тех пор отец стал сожительствовать со мной. Скорее всего, я не до конца понимала весь ужас своего положения, у меня ведь не было друзей, подруг, вообще ни одного близкого человека, который сказал бы мне, что я подлая тварь, и поэтому все же как-то удалось пережить те страшные события. И еще: теперь я точно знала, что мама жива. Она просто была на небесах. А потом я окончила школу и поступила в один из наших вузов. И это стало несколько ослаблять влияние отца. К тому же все чаще водка заменяла ему мое тело. Тогда у меня как бы наступило некое раздвоение. В институте я была тихой примерной отличницей, точно как в школе, а дома грязной развратной девкой, потому что со временем близость с ним, именно физическая близость, стала доставлять мне удовольствие. Да-да, мне стало это нравиться!

Джон, который напряженно сидел и молча слушал, почти не шевелясь, эту историю, встает, закуривает «Gitanes». Нервно ходит по мастерской. Из динамиков звучат причитания и вой Йоко Оно из альбома «Yes, I'm A Witch». Вначале тихие, но постепенно они нарастают. Усиливая напряжение.

— Однажды, когда я задержалась в библиотеке (отец поставил мне условие: приходить домой не позже девяти вечера, иначе он орал на меня, скандалил, правда, никогда не бил, да это и не нужно было делать, потому что я и так боялась его как огня) и не успевала к назначенному сроку, то, находясь в каком-то отчаянии, словно бы в бреду, от страха будущего наказания, пытаясь найти выход из этого тупикового положения, я подумала о самоубийстве и поняла, что наступил тот самый момент, когда нужно действовать решительно, только в этом случае я смогу избавиться разом от всей боли и грязи. Как только я подумала о суициде, то вдруг почувствовала, как к горлу подкатывает сладкий ком будущего освобождения от этих гирь, а еще — предчувствие скорой встречи с мамой. Это было ни с чем не сравнимое ощущение, самое прекрасное чувство, которое я когда-либо испытывала до этого — быть свободной. И тогда я поняла еще одну вещь: дыхание смерти, которая неожиданно возникает за твоей спиной, самое сильное болеутоляющее на свете. Я вышла на улицу под пушистый снег, который словно наплывал с белесого неба на темный грязный асфальт странными сверкающими волнами, и мне ужасно захотелось стать одной из этих нежных пушинок, танцующих свой бесконечный, четко выверенный ледяной танец, который заканчивался на грубой земле. Ведь у меня никогда не было подруги или друга, кроме мамы, и когда я полечу рядом с ними, пускай это займет не так уже много времени, но все равно, хотя бы эти несколько минут я буду чувствовать себя своей среди бесчисленной массы ледяных крошек. Пока я думала об этом, из черной дыры, которую образовывал проспект в этом бушующем море, вынырнул на большой скорости рейсовый автобус. Он напоминал адский снаряд, залепленный мокрым снегом, выпущенный из пушки большого калибра. Громадный автобус с животным урчанием яростно летел к тому месту, где я стояла. До его черных больших колес, визжавших от нетерпения, уже оставалось метра два, когда я зажмурилась и сделала шаг, точно рассчитав, что попаду под брюхо озверевшей машины. Но тут какая-то сила подхватила меня и резко отбросила назад, а мощный смертельный снаряд весом в несколько тонн мгновенно пролетел сквозь снежную бурю и скрылся за ее плотной пеленой. Его словно вообще не было, а следы колес быстро замело пушистыми снежинками, моими сестричками. Так я познакомилась с Азаматом. Он меня спас...

Причитания и вой Йоко Оно обрываются. Неожиданно Джон целует Алму:

– Яблочко мое, мы с тобой родственные души!

Сцена окрашивается в розовые, красные, зеленые цвета. Облака плывут по небесам. Цветы. Трава. Пальмы. Птички щебечут. Это рай.

Потом они снимают себя обнаженными на фотоаппарат, как на альбоме «Unfinished Music No.1: Two Virgins».

Затемнение. Звучит песня «Mother» John Lennon/Plastic Ono Band.

 

Сцена пятая

 

Азамат стоит с двумя типа возле телефонной будки. О чем-то беседуют. Аза машет в воздухе кулаками. Показывает куда и как нужно бить.

-По печени пару раз, по жопе пинков пару, но морду его не подпортьте! Главное, пусть попросит прощения на коленях за оскорбления нашего социалистического строя! И пусть отстанет от моей девушки!

Один ухмыляется:

— От какой чувихи? Так и сказать, отстань, долбоеб, от бабы Азамата! Не позорь чекистов!

Смеются.

 

Азамат, в бешенстве:

— Отставить разговорчики! Выполнять команду!

— Есть выполнять команду!

Потом расходятся.

 

 

Сцена пятая. Продолжение.

 

Кафе АК-КУ. Деревья вокруг водоема. Лебеди плавают. Птички поют. Солнышко светит. Все счастливые и молодые. Алматинский рай. Песенка Битлов «Lucy in the sky with diamonds».

Журналисты и Азамат. Сидят за столиком и говорят об англичанине.

 

 

Аза:

— Странный тип, не похож на журналиста, постоянно всех провоцирует!

Журналист:

— Аза, ты всегда в крайности впадаешь. Нормальный он! Типичный заблудший буржуазный dude... или гай, а как лучше сказать? Зато на гитаре играет и поет почти как Битлы! Нужно его на нашу сторону перетянуть. Красным сделать, а еще...

Аза (перебивает):

— Вчера, между прочим, когда вы уже свалили из Театралки, именно из-за вашего Джона всех в милицию загребли. Он начал провоцировать нашу молодежь! Пел свои песни, курил анашу, фарцой занимался. Я еле уговорил ментов, чтобы его отпустили. Чтобы не было дипломатического скандала!

Журналист удивленно:

— Как это?

Но тут они видят, как к ним идут Джон и Алма. Обнявшись. Оба одеты так, как на свадьбе Джона и Йоко на Гибралтаре. У Азамата лицо сразу пошло красными пятнами.

Хочет что-то сказать. Но в это время к Джону подбегают те два типа, с которыми Аза недавно совещался и начинают его задирать.

 

— Ты че, сука капиталистическая, к нашим бабам клеишься, социалистической пизды попробовать захотелось?!

 

И сразу же бьет Джона в живот. Тот сгибается в три погибели. Другой бьет его ногой в область головы, но не попадает. Джон неожиданно отскакивает, встает в стойку и отвечает одному хуком в челюсть, второму ударом ноги в грудь. И пошла махаловка. Но все же, двое комитетчиков теснят Джона. Тот отступает.

Журналисты и Алма пытаются их разнять. Кричат, орут. Азамат молча наблюдает за всем этим. В это время неожиданно для всех откуда-то выскакивает человек в черных джинсах и черной водолазке. Это тот самый тип, которого гэбисты засекли еще на конспиративной квартире и которого генерал считает агентом МИ6. Вступает в драку на стороне Джона. Двое агентов КГБ, напавших на Джона, бегут от стремительного натиска этого чувака.

 

Джон радостно кричит:

— Мэл?! Ты здесь как оказался?!

 

Обнимаются. Мэл (почти на голову выше Джона):

-Меня Пол послал. Присматривать за тобой ... незаметно... Но тут пришлось вмешаться!

 

Джон:

-Сейчас я тебя познакомлю с моими новыми друзьями.

Поворачивается к Алму, Азамату (у того вид побитой собаки) и журналистам:

— Знакомьтесь, это Мэл. Он... Мы... вместе работаем!

 

Оглядывается, но Мэл исчез.

Затемнение.

 

 

 

Сцена шестая

 

Психоделия 3

Четыре монолога Джона

На белом костюме Джона пятна крови. Ему разбила нос во время драки. Произносит монолог.

 

(На сцене на экране транслируются рисунки Леннона. Иногда возникют фрагменты этого текста.)

 

«Skywriting by word of mouth»

(фрагменты из книги)

Смысл дышать

    ...Я нарисовал себя в лодке, плывущей по реке с мандариновыми деревьями в нервной дисплазии. Это должно было стать последним пунктом программы сбережений моей жизни. Я вытащил вилку из розетки и сел на поезд в никуда. Всю жизнь я страдал бессоницей, но считаю, что во всем виноваты яблоки. Исаак Ньютон был того же мнения, так что это у меня наследственное (как и высокий лоб).

    Мне хотелось остаться анонимным в этом мире филадельфийцев. Я поставил напротив себя галочку и разместил себя в номере с двумя спальнями и дурной репутацией. Я чувствовал уверенность, что уже бывал здесь раньше. Называйте это как хотите, а я называю это идиотизмом. Неужели мне уже приходилось бродить по этим вот самым заливным калугам? Или я всего лишь обычная жертва кругосветного плавания? О да, пусть я гуляю по Руди Валли, но мне не страшен никакой Эвил Нэвил. От съеденных отбросов я поглупел, пища из забегаловки заставила меня притормозить, и пришлось выйти на ближайшей остановке. Я высадился на корточки в укромном месте под звуки рок-группен-фюрера.

     Эй, куда это вы тащите эту женщину?» — раздался голос. Я насторожился.

 

Не стой на пути у свободной женщины, едущей верхом

    Они добрались до отеля «Жорж Синк» и выписали друг друга.

«Прежде всего, я освежу твою память, — пропела она тирольским йодлем, гоняясь за ним по всей горничной. — Ы потом... Одному Богу Известно, в исполнении ансамбля Бичбойз!».

    Он забыл про свои щорские муки и разделся. «Иди сюда, мяо маленькая лягушка, — сказал он, надеясь добиться продления своей лицензии. — Дай-ка мне попробовать твою картошечку-фри.» Они занялись низкой любовью прямо перед открытым пожарным. «Мужчина в моей позиции, — прошептал он из ее промежности, — не может позволить себе быть у всех на виду».

   Он продолжал прослушивать ее, отрываясь только изредка, чтобы набрать в легкие волос. Она же тем временем предвставляла себе Роберта Рэдфорда и Беллу Азбуг. В конце концов такая поза лотоса начала его душить. Ее покидало самообладание, а его покидала жизнь. Но язык его, тем не менее, продолжал свое кошерное лакомство. «Долго, беспредельно», — сказала Эми, настаивая его на окне. Они вышли пообедать.

   Поужинать они установились в маленьком тихом итальянском ресторанчике, за которым следил Вагонжандармов. «Этот город вдохновляет меня, — сказал он, уминая под себя какого-то туриста. — Не удивительно, что они непрерывно разговаривают.» Она кивнула. Ее рот был полон жизни. «Не подсаживай меня на гранит, Пьер», — каменно сказала Эми. «Никогда, любовь моя», — пропел он.

    В основе их отношений лежал один ублюдок, который должен был пригодиться им в дальнейшем. Никто из них не держал друг друга в подчинении, фактически они делали это по очереди. «Одна хорошая очередь заслуживает того, чтобы ее повторить» — так в целом характеризовались их отношения. Они провели вместе три счастливых месяца и, разъяренные, расстались.

     Его воспоминания о ней остались ясными и свежими до сего дня. Подобно человеку, которого в детстве кормили насильно, он никогда не забудет о ней, да и она, я надеюсь, тоже. Вечное Пламя Любви сожгло днище корабля их отношений, аврал, полундра, свистать всех наверх! Капитан спрыгнул со своей койки прямо в...

 

 

Черный вор он бес предела, или... от души три Стас пар танцев буги

        

В эпоху акварианцев носить воду с собой было бы хорошо если бы вы смогли уделить мне хоть на пять минут больше-меньше удовольствия она доставляет себе сама все равно когда так дорого все живое доказательство теории бутерброда падающего маслом по сердцу разбитому негативными явлениями черта характера приводящая нас к заключению под стражу закона о свободе передвижения прыжками в высоту человеческого отношения к ним, они же не виноваты, что их родители так глупо изводят себя алкоголем каждый вечер! До встречи ночью у меня во сне в это же время завтра никогда не придет в себя надо беречь от неприятностей на наш век хватит уже подбирать себе партнера по размеру предметов туалета закрытого на ремонт обуви о которой мы никогда не читали какие-нибудь интересные книги в последнее время? У меня дома потрясающий толчок я совершаю чтобы прыгнуть на большое расстояние в длину одежды разбросанной по всему широкому разнообразию представителей прекрасного пола паркетного по которому ползет уж слишком я остроумный!

        Не знаю за что я тебя так люблю утверждать что не готов такую ответственность вынести мебель офисную по разумным ценам расшатывающим экономику любого уважающего себя общественного здания с колоннами марширующими по Пятой Авеню в поисках отеля Барбара Стэнвик с парковкой для автомобиля нет проблем в любом месте где вы сможете найти его утром если только полиция не отбуксирует его можно считать что все в порядке общей очереди.

        Вино на палочке всегда пользуется просом в клубе инвалидных протезов сержанта Пеппера. Помогите мне, пожалуй сто, я иной странный турист, а юго-заспанный ветер дует из непоседливого окна в Европу поезд следует до станции пересадки органов законодательной в ласты склеивать пойдем завтра к

 

чемпиону по стрельбе затычкой каждой бочке меда пчелиного роя канаву можно и не услышать сигнала слухового аппарата президента решающего вопрос оказания помощи государству Вьетнам ли быть в печали пройдут грозовые дожди по всей южной КалориферНИИ, а это может привести к наименьшему общему знаменатебе как другу я скажу откровенно — школьные дни это счастливейшие дни твоей жизни, только руками трогать не надо.

        Слова выплывают как бесконечные радуги на которых жарится бекон в масле машинном испачканы руки вагиновожатого нашего отряда ребята нашли в лесу белый Грипп Ван Вилку воткнул в центр форвард забивает гвоздь программы партии члены встают дыбом волосы белые флаги перемирия и передышки перед второй порцией фрикций.

 

 

Два девственника

    

Жылидабили два Шаррика, которых звали Джок и Йоно. И они были конкретно повязаны любовью, такой, какая случается раз в миллион лет. Они были связаны вместе, короче. К сожалентяю, они оба, вроде как, уже имели определенный опыт прошлой жизни, и она порой беспокоила их, так или инынче, (сами знаете какэтобывает). Но они стойко боролись против несметных чудаковатостей, среди которых попадало и несколько их злючших друзей.

    Будучи влюблены, они от этого только еще больше, значит, склунялись друдрунгу, но некоторым уядобищам из числа возъяристовых гавнобсиратобусов все же порой удавалось прилипнуть, поэтому бремя от вымени им приходилось отдыхать в химчистке. К счастью от этого они не умерли, иимнеза претили участвовать в олимпийских играх. С тех каждых пор они жили многообещающе, и кто их упрекнет?

 

 

 

 

 

Пока он декламирует, на экране транслируются его рисунки. Звучат отрывки из композиции «революция 9».

После монолога Джон в белом костюме танцует с Алмой нечто вроде вальса. (Есть такая кинохроника из Гибралтара.) Потом начинают танцевать все: гэбэшники, журналисты и вообще все кто сидели в кафе. Азамат танцует с чуваком по имени Мэл (который за Джона вступился).

 

Затемнение.

Звуки тяжелого дыхания и танцующих пар. Очень громкие.

 

 

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

Действие третье

 

Сцена первая

 

Кабинет Кунаева. Динмухамед Ахмедович смотрит по телевизору репортаж о том, что в Каз.ССР собрали миллиард пудов зерна. Звонит телефон. Помощник отвечает, а потом говорит:

-Сейчас Леонид Ильич будет с вами говорить.

Тут же включается видеотелефон. На экране появляется Ген.секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев.

— ...Экономика должна быть экономной — таково требование времени. Условия, в которых народное хозяйство будет развиваться в последующие годы, делают еще более настоятельным ускорение научно-технического прогресса. В большом значении науки убеждать никого не приходится. Партия коммунистов исходит из того, что строительство нового общества без науки просто немыслимо. Центральный Комитет КПСС выступает за то, чтобы и дальше повышать роль и ответственность Академии наук СССР, улучшать организацию всей системы научных исследований. Эта система должна быть значительно более гибкой и мобильной, не терпящей бесплодных лабораторий и институтов. Внимательнее следует относиться и к нуждам науки, обеспечивать научные учреждения оборудованием и приборами, расширять экспериментальные производства. Страна крайне нуждается в том, чтобы усилия «большой науки», наряду с разработкой теоретических проблем, в большей мере были сосредоточены на решении ключевых народнохозяйственных вопросов, на открытиях, способных внести подлинно революционные изменения в производство... Основой продовольственной программы является дальнейший подъем сельского хозяйства…

В одиннадцатой пятилетке намечается увеличить производство мяса более чем на 3 миллиона тонн и довести его до 18,2 миллиона тонн в год. Но это минимум... Проектом Основных направлений предусматривается увеличить в одиннадцатой пятилетке среднегодовое производство зерна до 238—243 миллионов тонн... На повестке дня — расширение ассортимента, увеличение выработки наиболее ценных продуктов питания, повышение их качества… Конкретная забота о конкретном человеке, его нуждах и потребностях — начало и конечный пункт экономической политики партии.

В современных условиях многократно возрастает значение дисциплины, значение личной ответственности. Особенно — ответственности хозяйственных, советских и партийных руководителей. Экономическая политика, которую выдвигает партия на одиннадцатую пятилетку и 80-е годы, отражает коренные, жизненные интересы советского народа. Соединяясь, сливаясь с творчеством, инициативой, энергией масс, она обеспечивает неуклонное продвижение нашего общества по пути роста благосостояния трудящихся, создания материально-технической базы коммунизма!

Бурные, продолжительные аплодисменты. Идут кадры бурных оваций на съезде ЦК КПСС

Помощник Брежнева, на том конце телефона, говорит:

– Леонид Ильич, вы перепутали, это не съезд компартии. Вы сейчас позвонили в Алма-Ату, казахам. Динмухамед Ахмедович Кунаев на проводе!

 

Брежнев:

— Дорогой Динмухамед! Поздравляю с этим трудовым героическим рекордом весь народ братского Социалистического Казахстана и лично тебя!

 

Кунаев:

— Спасибо, дорогой Леонид Ильич! Рад видеть вас в таком расположении духа, живым и здоровым. Спасибо! Обязательно поздравляю от вашего имени, от всей Коммунистической партии Советского Союза всех казахстанцев с таким небывалым урожаем!

 

Тут Брежнев заговорщицки произносит:

— А что там с твоими бунтарями? Своих мы уже на «Лубянку» определили.

 

Кунаев:

— Арестованы, проводим расследование, потом в Москву этапируем! Правда, генерал сбежал куда-то в Европу. Сукин сын!

 

Брежнев:

— Вот и славно! А генерала обязательно найдем. «Зонтик» для него уже готов! Жду тебя на охоту, дорогой Динмухамед...

 

После этих слов связь прерывается.

Помощник Кунева:

— Там в приемной «Битлы» уже дожидаются. Вернее один из них... а именно... (читает по бумаге, чтобы не ошибиться) Пол Маккартни прилетел специально из Лондона за своим коллегой... (опять читает) Джоном Ленноном.

 

Кунаев:

— Приглашай!

 

 

Сцена вторая

 

(Необходимые подробности к портрету Джона Леннона.)

 

Двое на сцене. Актер, который играл Кунаева — на самом деле режиссер этой пьесы. Выговаривает человека, который играл Джона Леннона (он же автор пьесы), за то, что в этой пьесе не совпадают события согласно хронологии.

-Ты все даты событий в жизни Леннона, о которых тут упоминается, перемешал и переставил. (Перечисляет их.) Мало того, Джон Леннон и Пол Маккартни еще разговаривают в твоей пьесе без всякого акцента! Где логика? А потом, почему Джон Леннон пробыл в Алма-Ате всего несколько дней? И срочно домой улетел? Из-за эпизода с дракой?!

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— Конечно же, они вообще не знали языка! И в Алма-Ату Джон Леннон никогда не приезжал! Хотя... есть ведь история про песню «Back in the USSR». Битлы сами там поют, что приезжали в СССР. Значит, такое допущение имеет под собой логику?! И ВООБЩЕ В МОЕЙ ГОЛОВЕ ВОЗМОЖНО ВСЕ!

 

Кунаев-Режиссер, который в это время пил Боржоми, на последней фразе актера поперхнулся и закашлялся!

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— В названии пьесы, например, стоит словосочетание «тайный уикэнд». Это аналогия со знаменитым «потерянным уикэндом». Эпизод из жизни Джона, когда он почти целый год куролесил со своими дружками по всему миру: бухал, снова подсел на иглу и т.д., и т.п.! И даже пытался что — то записывать под началом саундпродюсера Фила Спектора (он несколько лет назад под кайфом застрелил одну чувиху). А кавер-версия песни Бена Кинга «Stand By Me» тут же стала хитом! Считается, что ее адресатом является Йоко. Но стоит обратить внимание на импровизированный речитатив Джона в конце этого ролика: «Я хочу передать привет всем ребятам в Англии. Как у вас дела, ребята? Ведь я здесь, в Нью-Йорке пою для вас…»

А началось все с того, как Леннон рассорился с Йоко Оно, которая подсунула Великому Битлу секретаршу Мэй Пэг, чтобы та следила за ним. И вообще в придуманном мире пьесы точное соблюдение дат в жизни Великого Битла, не имеет особого значения. Даже и бунта местного генерала КГБ против Кунаева, вроде бы, тоже не было?! Хотя как еще посмотреть!

 

Возбужденно жестикулирует. Говорит дальше:

— А почему он провел здесь всего несколько дней? Ведь он хотел развеяться! Обстоятельства так сложились: Пол Маккартни срочно прилетел на частном самолете и забрал Леннона, когда до Битлов дошла инфа, что после эпизода с дракой с агентами КГБ, в ответ гэбэшники должны подстроить Джону еще худшую провокацию! Но почему именно Пол? Да чтобы показать Битлам и конкретно Леннону, кто главный в группе! На самом деле это мир, который у меня в голове. Это все придумано. Но раз такое случилось у нас, значит, где-то в параллельной вселенной подобное точно может произойти!

 

Кунаев–Режисер перестал пить Боржоми, опять кашляет. Потом говорит довольно резко:

— Че-то ты туманно как то изъясняешься?! Обкурился «чуйского ручника»?! Не смотря на монологи Джона, ты все же не очень совсем раскрыл его характер. Кроме того, что Пол прилетел на самолете за Джоном, якобы показывая тем самым, кто главный, хотя это не аргумент, у тебя ничего не сказано об отношениях между ними. А ведь это всегда интересовало битломанов!

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— Не полностью раскрыл характер Джона?! А ведь его проза, которую он тут зачитывает, это самая глубинная часть души Джона! Но вообще, этого сделать не возможно! Потому что Леннон так и остался загадкой, недосказанной, недопетой, даже можно сказать не доигранной, ведь жизнь его резко оборвалась на очень интересном месте, когда он опять вернулся в творчество. Такой он у меня и в пьесе. Джон был человеком сложным, всегда скользившим по грани, склонным к депрессии и невероятно беззащитным. Его души осталась загадкой для всех. Поэтому, каждое новое слово, сказанное Ленноном и неизвестное общественности, становится сенсацией. По сути, все битловские интервью были неким шоу, фарсом и просто откровенным враньем. «Великолепная Четверка» постоянно наебывала репортеров, сочиняя о себе невероятные небылицы. Так однажды Леннон, на каком-то приеме, был потрясен той откровенной чушью, которую нес Пол. «Ты же не сказал им ни слова правды!» — с восхищением высказал он потом своему приятелю.

Вот почему сенсацией стало прозвучавшее по британскому радио «Би-би-си Радио 4» ранее не звучавшее в эфире и не публиковавшееся интервью Джона Леннона. Это интервью Джон записал в декабре 1970-го, спустя восемь месяцев после распада «Битлз», для журнала «Роллинг Стоун».

 

Кунаев-режисер:

— Я в курсе. Это знаменитое интервью вышло даже в виде от отдельной книги. Все читали, все знают. Именно там он в подробностях рассказывает о творческом союзе с Маккартни...

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— И не только о нем. «Я никогда не верил в битловские мифы»,— сказал Леннон в этом интервью. А ведь это всегда было одним из мифов о творческом союзе Леннона-Маккартни, якобы сочинивших лучшие песни «Битлз» в четыре руки. Между тем Джон в этом интервью заявил, что сочинительское партнерство закончилось уже на самой заре «Битлз», где-то после 1962 года: » Наши лучшие песни, кроме ранних, типа «I Want To Hold You Hand» были написаны порознь». Таким образом, проливается свет на один из самых интригующих для битломанов вопросов об отношениях Джона и Пола Маккартни, вечно оспаривавших лидерство в «Битлз».

Леннон не скрывает своего раздражения тем, что Маккартни после смерти менеджера группы Брайана Эпштейна оттеснил остальных на второй план: «Мы были сыты по горло своей ролью «подручных» Пола. Пол взял на себя руководство и якобы вел нас. Что это за руководство, когда мы все ходили кругами?» Леннон с горечью констатировал, что Маккартни считал, будто «Битлз» — это он сам: «Но он никогда не был — «Битлз». Никогда». Однако при этом Джон уважительно высказался по поводу таланта Маккартни. «Он способен на великие произведения, и он обязательно их создаст!»

Между тем на втором его «сольнике» знаменитая «Imagine» уживается с язвительной «How Do You Sleep?» («Те чудаки, которые утверждали, что ты мёртв, были правы»), адресованное Полу. Джон постарался, чтобы это послание получилось коллективным, и пригласил на запись другого экс-битла Джорджа Харрисона. 

О Джордже Леннон сказал так: «Он работал с двумя великолепными авторами и многому у нас научился!» Но раскритиковал дебютный сольный альбом Харрисона. Лидера же «Роллинг стоунз» Мика Джаггера, Джон назвал «посмешищем». Так же в том интервью, он сказал, что «Роллинги» многое заимствовали у «Битлз»: «Я бы хотел составить список того, что делали мы и что «Stones» делали два месяца спустя в своем альбоме. Мик имитировал нас... Все вот восхваляют «Роллинг Стоунз», что те уже 120 лет вместе. Ура! Они еще не развелись! А в 80-е начнут спрашивать: «Слушайте, а чего они еще вместе? Они что, сами по себе не могут?». И будут показывать фотографии худющего мужика, который все крутит задницей, и четырех мужиков с подведенными тушью глазами, которые все пытаются выглядеть крутыми...

Актер–Джон. Замолчал. Пьет Боржоми прямо из горлышка бутылки.

-Но суть интервью Великого Битла не в сведении счетов с другими. Это некий диалог с самим собой. «Это вовсе не весело быть гением. Это пытка». Что же касается своей гениальности, то, по словам Джона, он верил в нее с детства. В своем интервью Джон признается, что весь тот мирок, в котором вращались «Битлз», был напичкан деньгами, сексом и наркотиками. Что это был некий декадентский древний Рим. «Не лишайте нас нашего маленького Рима, где у нас есть дома и машины, любовницы и жены, секретарши и вечеринки, а также выпивка и наркотики»! и это очевидная насмешка над самим собой и над карикатурной нестыковкой этого «мини-Рима» с «прилизанным» имиджем » великолепной четверки: «Каждый вокруг нас хотел, чтобы мы оставались верны этому имиджу». Леннон рассказал, что если во время гастролей «Битлз» рядом с ними не оказывалось постоянно сопровождающих группу поклонниц, они нанимали проституток: «Есть фотография, где я выползаю на четвереньках из публичного дома в Амстердаме, а люди мне говорят: «Доброе утро, Джон!» Почему же столь нелицеприятные для «Битлз» истории не попадали в прессу? Джон объяснил это в своем интервью тем, что никто не хотел «большого скандала». Чистенький образ «Битлз» должен был остаться неприкосновенным.

Кунаев-режиссер: — Он еще там говорит о наркотиках и о возрождении Битлов...

Актер-Джон, автор пьесы: — Свое пристрастие к героину он объяснял тем, что подсел на этот наркотик из-за скверного отношения к нему и к Йоко со стороны «битлов и их друзей». «Нам было очень больно»,— признался Джон. А идея восстановления Битлз была для него самой немыслимой фантасмагорией! Разве что он согласился бы выступить в качестве «гостя» в альбоме своего друга Ринго, или в альбоме Джорджа.

 

Актер-Джон, автор пьесы:

— Почему — то немногие обращают внимания на следующий факт: незадолго до смерти Великий Битл стал терять интерес к жизни. Навестивший отца в Нью-Йорке за год до его гибели 16-летний Джулиан Леннон вспоминал, что Джон впал в апатию. Он практически не выходил из спальни. Полулежа на кровати с чашкой кофе, гитарой и постоянно включенным телевизором, Леннон язвительно комментировал новости, звучавшие с экрана и, казалось, не замечал никого. По словам Джулиана, его отца, замкнувшегося в своем мире, казалось, ничто не интересовало. Даже его музыка? Может быть, Великий Битл как визионер уже предчувствовал свой близкий и трагический конец?

Повисала тяжелая пауза. Оба о чем-то думают. Затем Кунаев-режиссер:

— Есть предсмертное интервью Джона, которое было записано 5 декабря 1980 года. К нему в гости пожаловал автор журнала Rolling Stone Джонатан Котт. Они провели вместе более девяти часов. Чрез три дня Джона убили. Вот последние его слова о творчестве.

«Иногда ты задаешься вопросом, действительно не можешь понять... Я знаю, что мы создаем свою собственную реальность и у нас всегда есть выбор, но насколько все предопределено? Можно ли сказать, что перед тобой всегда развилка, где есть два пути, и каждый из них в равной степени предопределен? Может быть, перед нами сотни путей, всегда можно пойти одним, а можно другим — есть выбор, и иногда это очень странно...»

 

Опять пауза. Потом Актер-Джон, автор пьесы говорит:

— В 22 часа 50 минут 8 декабря 1980 года Леннон был застрелен в Нью-Йорке на пороге своего дома одержимым фанатиком Марком Чэпмэном. Леннон получил пять пуль в спину и умер, не приходя в сознание. (В Британии уже наступило 9-ое декабря! Число, которое всегда выделял сам Джон!) Его тело было кремировано. И уже через 48 часов урну с прахом Великого Битла согласно распоряжению Йоко Оно было тайно погребено, чтобы не провоцировать столпотворения миллионов поклонников. Но тысячи и тысячи людей дни и ночи напролет толпились на прилегающих к Центральному парку улицах, держа в руках зажженные свечи и распевая песни Джона. Именно так, как он себе это и представлял в своей песне о братстве всех людей мира. Пусть на одно мгновение, но это сбылось.

Звонит колокол. Зажигаются поминальные свечи. Поют ангелы в небесах. Мир замер. Скорбит по Джону. Звучит песня «Imagine».

 

 

Рисунок Бердалы Оспан

 

 

 

 

 

 

 

И тут, нарушая эту вселенскую скорбь, появляется уборщик с ведром и шваброй. Начинает усердно тереть пол.

 

Кунаев-Режиссер. Очнулся:

 

-Уважаемый, не видишь, у нас репетиция?!

Приходи со своей тряпкой позже!

 

Тот продолжает свое дело. Кунаев-Режиссер повышает голос.

-Это отвлекает нас от творческого процесса!

 

Ноль внимания.

 

Кунаев-Режиссер кричит в истерике, срывая на нем свою злость:

-Пошел на хер, говорю!

 

Уборщик поднимает голову, снимает халат, а это никакой не уборщик. Это генерал КГБ в фирменном кителе, на нем брюки с красными лампасами. Надевает фуражку генеральскую и отдает честь режиссеру, игравшему Кунаеву:

 

-Слушаюсь!

 

У актера–Джона Леннона вытянулось лицо. А у Кунаева–режиссера даже рот приоткрылся от неожиданности.

Генерал строевым шагом уходит за кулисы.

 

Затемнение.

 

На экране маршируют военные. Армии. Демонстранты. Джон Леннон среди них. Звучит песня Леннона «Give Peace A Chance».

Затемнение. Занавес.

Аплодисменты. Актеры выходят на бис. Кланяются. Уходят за кулисы. Еще раз выходят на бис. Опять уходят.

 

Занавес.

 

 

 

 

 

Сцена последняя

 

 

Лондон. Выставка Йоко Оно и презентация ее книги «Грейпфрут».

Джон Леннон ходит среди этих артефактов. За ним Йоко Оно. Листает книгу. Потом заходит в комнату с белыми стенами. Там стоит только лестница. Поднимается по ней. Смотрит в лупу, которая подвешана к потолку. И на холсте видит только одно слово:

«Yes».

 

Спускается. Подходит к Йоко. Пристально смотрит на нее. А она неожиданно достает из-за спину рисунок. Тот самый рисунок, когда Джон нарисовал Алму в Алма-Ате, в кафе «Театральном», и подарил ей с надписью: «For Apple from Walrus! Peace & love!».

И тогда Джона осенило. Он почти кричит:

-А... А... Алма?!

Та утвердительно кивает головой.

 

Затемнение.

 

Все актеры выходят. На экране идут снимки Джона, которые он делал во время этого спектакля. Словно небольшой отрезок жизни в этом странном мире глазами Леннона проходит перед зрителями.

 

Кода.

 

 

 

 

Рисунок Фархата Ибрагимова

 

 

По сообщению сайта арба.ру

Поделитесь новостью с друзьями