Популярные темы

«Момент Чернобыля» в Иране. К чему могут привести протесты горожан?

Дата: 14 января 2020 в 02:37 Категория: Новости стран мира



Признание властей Ирана в том, что военные по ошибке сбили украинский «Боинг», неожиданно вызвало протесты в нескольких городах. Комментаторы говорят о протесте среднего класса «разъяренных горожан».

В понедельник жители нескольких городов Ирана провели третью подряд акцию протеста. Волна демонстраций началась в субботу в Тегеране — в тот же день, когда власти признали, что самолет авиакомпании «Международные авиалинии Украины» был сбит иранской ракетой. С тех пор они перекинулись еще на несколько городов, среди которых достаточно крупные Исфахан и Хамадан.

Первая акция протеста начались как траурная процессия по погибшим пассажирам рейса и переросла в митинг с требованием отставки верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи. С тех пор требования не изменились, но и протест существенно не вырос. Количество демонстрантов исчисляется тысячами.

Всего два месяца назад в ходе протестов из-за подорожания бензина иранские активисты сообщали о жестоком разгоне акций. Количество погибших измерялось, по разным данным, цифрой от нескольких сотен до полутора тысяч.

Сейчас ни жестких разгонов, ни погибших нет, при том что на этот раз власти не стали отключать в стране интернет-связь с внешним миром. В соцсетях говорят о применении полицейскими в Тегеране огнестрельного оружия, власти это отрицают.

Президент США Дональд Трамп в воскресенье в «Твиттере» предупредил иранские власти: «За вами следит весь мир, и, что важнее, следят США. Включите обратно интернет и дайте свободу протестующим».

Настолько разное поведение властей по отношению к протестующим может объясняться предупреждением Трампа или сравнительно небольшим числом выходящих сегодня на улицу иранцев.

Но наблюдатели говорят и о другом: в минувшую субботу на улицы вышли представители иранского среднего класса, и поэтому погасить протест силой будет сложно.

Иранские власти не сразу признали, что 8 января расчет системы ПВО сбил самолет Boeing 737-800 МАУ, приняв его за крылатую ракету. Перед этим чиновники категорически отрицали причастность военных к гибели 176 человек, большая часть которых были гражданами Ирана и Канады.

Версию об ошибке военных Тегеран называл частью американской психологической войны. «Нам очевидно, мы можем сказать с полной уверенностью, что никакая ракета не попадала в самолет», — говорил глава агентства гражданской авиации Ирана Али Абедзаде в день катастрофы.

Однако уже через три дня власти признали, что самолет действительно сбили по ошибке, и риторика чиновников резко переменилась. На смену отрицаниям пришли извинения.

«Ряд наших соотечественников стали мучениками в результате нашей ошибки. Но это была ошибка, и мы приносим извинения. Нам стыдно. Клянусь богом, там были наши семьи, наши дети, жены, отцы и братья. Мне никогда не было так стыдно», — заявил в парламенте глава Корпуса стражей исламской революции Хосейн Салами.

Такая перемена тона не могла не насторожить иранцев, считает корреспондентка New York Times Фарназ Фасихи, освещающая протесты в Иране.

«Вчера, когда Иран наконец признал, что сбил самолет, чиновники наперебой извинялись и говорили о вынесенных уроках. Но, насколько мне известно, не было ни судебных обвинений, ни увольнений», — заявила она в разговоре с Би-би-си.

Случай с самолетом стал поводом, которым жители городов восспользовались, чтобы выразить накопившееся у них недовольство, считает председатель британско-иранской торговой палаты, бывший министр финансов Британии лорд Норман Ламонт.

«В стране, которая казалось относительно объединенной после убийства генерала Сулеймани, из-за трагедии с самолетом произошел резкий разворот общественного мнения», — сказал Ламонт в интервью Би-би-си.

«Мне кажется, что произошло следующее: одна часть режима скрыла то, что произошло от остальных частей. Люди, уже уставшие от проявлений коррупции и некомпетентности, восприняли это как попытку скрыть правду», — считает он.

При этом на борту лайнера были люди с образованием и достаточно высоким уровнем дохода, говорит руководитель Международных программ Европейского университета в Санкт-Петербурге Геворг Аветикян, автор телеграм-канала «Тегеран 2020». Многие были студентами, и именно в университетах начались протесты.

«Мне кажется, есть в этом всем нечто, похожее на «Чернобыль» — сочетание некомпетентности с попыткой ее замолчать. В этом ситуации похожи», — резюмирует лорд Ламонт.

Иранские комментаторы тоже сравнивают ситуацию с самолетом с чернобыльской аварией и реакцией на нее советских властей, отмечает Геворг Аветикян.

«В самом Иране ищут параллели между действительностью и СССР 1980-х годов», — отмечает он.

Это отражается и в соцсетях. В одном из самых популярных каналов иранского «Телеграма», @Aparat_tv (около 2,5 млн подписчиков) вскоре после катастрофы появился ролик с монологом ученого Виктора Легасова из сериала HBO «Чернобыль» с субтитрами на фарси.

Он заканчивается вопросом: «Какова цена лжи?»

За минувшие несколько дней протестные настроения в Иране поддержали музыканты, режиссеры и актеры. Многие сделали заявления в поддержку протестов.

Самым ярким примером можно назвать кинофестиваль «Фаджр», учрежденный министерством культуры и исламской ориентации Ирана в 1983 году и с тех пор проходящий ежегодно, говорит Аветикян.

После катастрофы «Фаджр» столкнулся со сложностями. Свой фильм с конкурса снял известный режиссер Масуд Кимиаи, заявив, что «скорбит по пассажирам» рейса МАУ и «выступает на стороне общественности». Видеозапись с заявлением Кимиаи разошлась по соцсетям в минувшие выходные, став вирусной.

Вслед за Кимиаи похожие заявления сделали несколько известных актеров и актрис. Несколько музыкальных исполнителей отменили концерты в связи с праздником в честь годовщины Исламской революции. Один из них сделал заявление в поддержку протестующих.

В реакции звезд шоу-бизнеса видна еще одна особенность декабрьского протеста. В ноябре в защиту погибших в столкновениях с полицией они не высказывались.

Этический конфликт из-за ситуации с самолетом виден даже в работе государственных СМИ, отмечает Геворг Аветикян. Одно из основных государственных агентств, ИРНА, после признания военными ошибки выпустило заявление под заголовком «Извинения перед публикой в ожидании реакции властей».

В нем журналисты заявляют, что не написали правды о гибели самолета потому, что все официальные источники говорили им, что версия о ракете — выдумка западной пропаганды.

«Теперь, когда правда вышла наружу, доверие аудитории к местным официальным СМИ будет утрачено, и чтобы восстановить его, понадобится время», — заявили в ИРНА.

Критику правительства в официальных газетах нельзя назвать рядовым явлением, отмечает Аветикян, как и призывы к более открытой работе, которые государственные СМИ адресуют властям.

Все это не значит, что Иран ждет либерализация в перестроечном духе, говорит Аветикян. «Однако многие, кажется, почувствовали, что что-то стало можно», — добавляет эксперт.

Эксперты сходятся в том, что иранским властям придется сменить приоритеты из-за инцидента с самолетом. Нынешние протесты, пусть не самые многочисленные, потенциально могут привести к переменам во внутренней политике, особенно если учесть, что инцидент привел к разногласиям и внутри иранских элит.

По мнению Аветикяна, произошедшее уже обострило существующие конфликты между иранским министерством обороны и Корпусом стражей исламской революции, а также между условно умеренными и консервативными политиками в Иране.

Однако очевиднее то, что гибель рейса МАУ может стать поводом для изменения взаимоотношений между властью и обществом. Критику правительства в официальных газетах нельзя назвать рядовым явлением, отмечает Аветикян, как и призывы к более открытой работе, которые государственные СМИ адресуют властям.

«Большой кризис нарастает не в том смысле, что сейчас будут масштабные столкновения. Это кризис идейный, вызванный вопросом о том, как нужно действовать в подобной ситуации», — говорит эксперт.

В идеологической, а не экономической природе протестов и есть основное отличие тегеранских демонстраций от ноябрьских «бензиновых» протестов. Тогда часть общества понимала, почему правительство пошло на непопулярные реформы, которые привели к росту цен на топливо. В случае произошедшего с рейсом МАУ такой части общества нет.

«Одно дело выступить против силы, а другое — против неправды,» — размышляет Аветикян.

Лорд Ламонт отмечает, что произошедшее в любом случае отвлечет власти Ирана от мести США за убийство главы спецподразделения «Кудс» Касима Сулеймани, которой военные и чиновники грозили еще в начале января.

«Теперь у них достаточно проблем и без этого», — считает лорд Норман Ламонт.

Тэги новости: Новости стран мира Дональд Трамп
Поделитесь новостью с друзьями