О правах ребенка вспомнили через пять лет // Опека увидела проблему в проживании в роддоме здоровой девочки

Дата: 11 декабря 2019 в 02:28


О правах ребенка вспомнили через пять лет // Опека увидела проблему в проживании в роддоме здоровой девочки

Органы опеки Москвы пообещали «в ближайшие дни» подать исковое заявление об ограничении в правах родителей девочки, которая с момента рождения, в течение более пяти лет, живет в перинатальном центре: родители оплачивали ее пребывание в клинике. В департаменте соцзащиты признали, что знают о ситуации с января 2019 года, однако оснований для «отобрания ребенка у опеки не было». «Ъ» напоминает, что СКР год назад возбудил уголовное дело о незаконном лишении свободы и неисполнении родительских обязанностей, однако прокуратура отменила постановление о его возбуждении. По данным источников «Ъ», расследование СКР могло стать одной из причин ухода с поста старшего помощника главы ведомства Игоря Комиссарова (см. «Ъ» от 8 сентября). Господин Комиссаров косвенно эту версию в разговоре с «Ъ» подтвердил.

Сетевое издание Meduza 9 декабря опубликовало историю девочки, которая с рождения, более пяти лет, живет в перинатальном центре «Мать и дитя» (ПМЦ). Ее пребывание в клинике (около 1 млн руб. в месяц) оплачивал отец, так как мать считает, что девочка нездорова, что противоречит мнению врачей. Гендиректор центра Марк Курцер заявил журналистам, что ребенок не нуждается в пребывании в стационаре. В марте 2019 года клиника выписала девочку из стационара, а в ноябре суд обязал родителей забрать ребенка, однако они этого не сделали. Судебные приставы сообщили, что предписание суда не может быть выполнено, так как мать девочки легла в больницу.

Во вторник департамент соцзащиты и труда Москвы опубликовал сообщение, согласно которому в январе 2019 года представители перинатального медцентра «впервые обратились в департамент с информацией о девочке»: «С марта 2019 года центр судится с родителями девочки с требованием забрать ребенка из учреждения. Родители же активно защищают права дочери на получение квалифицированной медпомощи». В департаменте отмечают, что «суд первоначально отказывал ПМЦ в удовлетворении исков и не возлагал на органы опеки обязанностей совершить какие-либо действия, в том числе забрать ребенка из ПМЦ», а органы опеки не видели оснований для отобрания ребенка: «Жизни и здоровью девочки ничего не угрожало, родители все эти годы оплачивали проживание девочки в отдельной палате, а также услуги двух нянь… Было решено дождаться решения очередного суда».

«Учитывая, что судом установлено отсутствие уважительных причин у родителей не забрать ребенка, а родители не предпринимают никаких действий, чтобы забрать девочку, органы опеки и попечительства в ближайшие дни подадут исковое заявление об ограничении родителей девочки в родительских правах,— говорится в сообщении департамента соцзащиты.— А в случае выявления дополнительных обстоятельств — и о лишении родительских прав».

Судебные заседания по иску клиники к родителям девочки — Татьяне Максимовой и Юрию Зинкину — по делу, «возникающему из семейных отношений» (формулировка официального портала судов Москвы), проходят с марта 2019 года. Судебными претензиями обменивались между собой и родители девочки. В частности, господин Зинкин подавал иск к госпоже Максимовой и ПМЦ «о взыскании неосновательного обогащения», требуя 45 тыс. руб. с госпожи Максимовой и 24,7 млн руб. с клиники: истец не был уверен, что оплаченные им услуги действительно были оказаны. В удовлетворении иска было отказано.

Бывший старший помощник председателя СКР генерал-майор юстиции Игорь Комиссаров рассказал «Ъ», что к нему около года назад с рассказом о девочке обратилась президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская: «Было возбуждено уголовное дело по ст. 127 и ст. 156 УК РФ (незаконное лишение свободы и неисполнение обязанностей по отношению к несовершеннолетнему), которое просуществовало только день или два, так как прокуратура Москвы отменила постановление о его возбуждении». Господин Комиссаров не назвал причину отмены, предположив, что «кому-то конфликт был не нужен»: «При этом на страже интересов ребенка должна была стоять опека. Но кроме меня и Елены Альшанской, ребенок оказался никому не нужен, до этого никто о ситуации не знал». Отвечая на вопрос «Ъ» о возможной связи этого дела и его ухода с поста (такое мнение выражали источники «Ъ», отмечая, что все произошло практически одновременно), господин Комиссаров рассказал «Ъ», что в мае 2019 года ему сообщили о «неопределенных претензиях к его деятельности»: «Я сказал, что по-другому работать не умею и не хочу. И написал заявление об увольнении в связи с выходом на пенсию по выслуге лет. Это к вопросу о причинно-следственной связи».

Елена Альшанская рассказала «Ъ», что ждала решения департамента соцзащиты еще в январе: «Но когда ситуация не совсем очевидная, это вызывает ступор в органах, защищающих права ребенка. Хорошие материальные условия — это то, на что, к сожалению, чаще всего обращают внимание специалисты в сфере защиты прав детей».

«Во вторник я впервые вздохнула с облегчением за почти год,— сказала она.— Казалось, что никакого шанса, чтобы хоть кто-то увидел проблему в том, что девочка живет без семьи, изолированно от мира в ситуации, когда ей медпомощь совершенно не нужна. И никто не понимает, что дело не в деньгах, не в условиях или количестве игрушек в больничной палате, а в том, что это абсурдная ситуация, когда родители полностью уклонились от воспитания своего ребенка».

Уполномоченный по правам человека в Москве Татьяна Потяева сказала «Ъ», что не успевает дать комментарий из-за празднования Дня защиты прав человека (отмечается 10 декабря в честь принятия в 1948 году Всеобщей декларации прав человека ООН.— «Ъ»).

Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова сообщила журналистам, что о ситуации ей стало известно «несколько месяцев назад»: «Первое впечатление было, что ситуация странная. Теперь мы видим, что она не просто странная — это нонсенс, просто шок».

Госпожа Кузнецова отметила, что последняя встреча органов опеки с родителями девочки «закончилась их отказом забрать ребенка». При этом она отметила, что мать при общении с ней всегда «выражала искреннюю тревогу» за здоровье девочки: «Она поместила ее в одну из лучших больниц и продолжает заботиться, финансово обеспечивая договорные обязательства с этой клиникой». После общения с журналистами госпожа Кузнецова написала на своей странице в Facebook: «Друзья, вы понимаете, что происходит? Обеспеченные мама и папа, бабушки и дедушки, медпомощь в одной из лучших клиник... Все вроде хорошо. А тут вдруг опека, иски в суд, все шансы сейчас лишиться родительских прав...».

Валерия Мишина, Владимир Хейфец

Поделитесь новостью с друзьями