Ценность мира и цена мира

Дата: 09 декабря 2019 в 16:25


Ценность мира и цена мира

Эксперт Института «Нова Україна» Левцун Александр рассказал о результатах недавних социологических исследований на тему установления мира в Украине.

«Перспектива мирного соглашения по Донбассу стала серьезным нравственным испытанием для украинских граждан. Казалось бы, мир — очевидная витальная и безусловная ценность. Но какую цену готовы заплатить украинцы за мир? На словах многие допускают возможность и даже необходимость компромисса на мирных переговорах. Но неизбежно всплывают и другой вопрос: о каком компромиссе идет речь, чем придется поступиться и чем готовы поступиться?

По данным ноябрьского опроса, проведенного Фондом «Демократические инициативы» совместно с КМИС, подавляющее большинство опрошенных граждан полагает, что ради мира нужно идти на компромисс с Россией и руководителями самопровозглашенных республик. При этом часть респондентов (14%) считает, что мир нужен любой ценой, и следует соглашаться на любые компромиссы. Однако доминирует точка зрения, что «ради мира нужно соглашаться на компромиссы, но не на все» (этот вариант указали 59% опрошенных).

Социологи попытались выяснить, какие компромиссы население считает приемлемыми. В том числе, — как оцениваются отдельные положения минских договоренностей. Оказалось, что предпосылки к миру воспринимаются неоднозначно; условия примирения вызывают у респондентов полярные, а во многих случаях — преимущественно негативные реакции.

Наиболее лояльно воспринимаются предложения о проведении прямых переговоров с руководителями «ДНР» и «ЛНР» (считают это приемлемым 41% опрошенных), прекращении экономической блокады (40%), принятии закона о нейтральном и внеблоковом статусе Украины (36%). Правда, в указанных случаях скорее имеет место баланс положительных и отрицательных установок.

Наибольшую негативную реакцию вызывает перспектива полной амнистии всех участников боевых действий против украинских войск (считают это неприемлемым 63%), а также проведение местных выборов на условиях «боевиков» (66%). (Отметим, что использование данного термина в формулировке вопроса стимулирует формирование негативной установки у респондента).     

Почему украинские граждане категоричны в своем неприятии компромиссных решений? Трудно идти на компромисс, когда война на Донбассе воспринимается как российская агрессия против Украины (указали 45% опрошенных) и при этом игнорируется подоплека внутреннего конфликта. Когда противоборствующая сторона воспринимается, в первую очередь, как наемники, для которых главная цель — заработок.

Плакатные стереотипы неизбежно порождают вывод, отвергающий поиск компромиссов: территории «ДНР» и «ЛНР» должны вернуться в Украину на тех же условиях, что и раньше (указали 62% опрошенных). Если говорить упрощенно, то большинство населения хочет, чтобы «всё стало как раньше». Как будто ничего и не было. Война воспринимается, скорее, как трагическое недоразумение, которое следует устранить, отмотав пленку истории назад. Но главное, в такой установке нет осознания, почему именно приходится идти на компромисс.

Если речь заходит о цене, которую придется заплатить за мир, важно понимать из чего приходится выбирать. И к сожалению, этот контекст не учли социологи при проведении опроса. Складывается впечатление, что респонденты выбирали между безусловной победой («чтобы всё было как раньше») и уступками «боевикам, воюющим за деньги». Тогда как выбирать приходится между восстановлением территориальной целостности (на определенных условиях) и перспективой воевать неопределенно долго. Людей следовало спросить, согласны ли они, чтобы Украина (по примеру Израиля) вела войну до полной победы на собственных условиях. Если нужно — десятилетиями. Если нужно — чтобы воевали их дети. И такая постановка вопроса была бы безусловно честной.  

«Донбасс должен вернуться в Украину на тех же условиях, что и раньше» — эта точка зрения свидетельствует скорее об инфантильности, чем о гражданственности.  Это — отрицание реалий, нежелание в полной мере осознать ситуацию, в которой оказалась страна. В этой «формуле мира» есть возврат территорий, но нет условий для «возврата людей», нет предпосылок для реинтеграции жителей Донбасса с их бедами, настроениями и ожиданиями. Такая позиция свидетельствует о неспособности сделать выводы из урока истории, о непонимания того, что произошло, и что стало причиной событий весны и лета 2014 года.

Вопрос о путях установления мира на Донбассе стал вопросом о путях развития самого украинского общества. Перспектива заключения мира актуализировала вопрос о его цене и, одновременно — о наших ценностях. Судьба Донбасса заставляет задуматься о том, к чему мы стремимся, какое общество мы строим. Насколько для нас важны демократические ценности? Насколько мы готовы считаться с чужим мнением, с иными взглядами? Насколько мы готовы уважать культурные и гражданские права людей, не принадлежащих к титульной нации, говорящих не на титульном языке? Ответив на эти вопросы, мы сможем понять для себя, на какой компромисс мы готовы пойти, какую цену мы согласны заплатить за мир.», — считает Александр Левцун.

Поделитесь новостью с друзьями