Популярные темы

Сербский историк предрек России демографический крах

Дата: 08 декабря 2019 в 19:46


Сербский историк предрек России демографический крах

— Сербско-российские отношения недавно всколыхнул шпионский скандал: представитель посольства России якобы пытался завербовать сербского офицера в отставке. На ваш взгляд, что это было?

— Слабо верится в эту историю. Мало кто понимает, что на самом деле произошло. Сербы традиционно смотрят на Россию с надеждой. Помимо российской армии не существует никого, кто бы мог нас защитить. В стране сейчас много проблем: это и коррупция, и вопрос Косово. Вероятно, внимание людей хотели переключить на этот шпионский скандал, отвлечь от реальности. Не верится, чтобы Россия начала вести подрывную работу против Сербии.

Бранко Надовеза

— Есть мнение, что Москва стремится к расширению своего влияния на Балканах. Для Белграда это представляет угрозу?

— Думаю, современная Россия не настолько сильная страна, чтобы думать о Балканах. По своим объективным возможностям она уступает Российской империи и Советскому Союзу. Но у нас многие ждут появления некоего союза на православной славянской основе, в котором Россия играла бы решающую роль. Зачем это нужно? Для защиты малых стран.

В одиночку Россия подобную задачу не выполнит – ресурсов не хватит.

У нее имеются большие проблемы, начиная с кавказских сепаратистов и продолжая Украиной.

— Еще и война с Сирией никак не завершится. В Белграде немало сирийских беженцев, кстати говоря...

— Мне кажется, большая проблема заключается в том, что сирийцы не понимают целей России. Какое будущее она планирует для этой страны? Когда-то СССР много вложил в Египет, бесплатно поставлял оружие президенту Анвару Садату. Затем пришла Америка, перехватила инициативу и добилась заключения израильско-египетского мира в Кэмп-Дэвиде. Так же и сейчас: несмотря на усилия России в Сирии, все лавры после завершения конфликта могут достаться другим.

— Допускаете, что истинные намерения России в Сирии, как и в Сербии, могут отличаться от заявленных?

— Считаю русских природно честными людьми. Они не хотят никого обманывать.

— Какие проблемы современной России вы видите?

— В первую очередь, демографическую. Страна вымирает и восполняет потери за счет пришлого населения. Наблюдаю за этим процессом с большим сожалением. Россия уже не та глобальная сила, мощная людскими и прочими ресурсами, какой был СССР. Но это на самом деле не так плохо. Раньше Советский Союз отдавал много ресурсов своим союзникам, которые на самом деле были его врагами. Многие страны в Восточной Европе просто пользовались Москвой, играли в дружбу в обмен на дешевый газ. Польша, Венгрия, Болгария, Румыния. Потом, когда прозвучал сигнал, они первыми повернулись к вам спиной. Лучше вообще ни с кем не дружить, чем «дружить» так.

— Можно ли провести параллели с Сербией?

— Еще какие! Демографическая ситуация у нас та же. Да и в остальном… Не зря у нас говорят: если атакуют Сербию, атакуют и Россию. Многие считают, что на Сербии часто отрабатывают модель противостояния России.

— Со стороны может показаться, что это Россия сама стремится всем противостоять…

— Подавляющему большинству сербов, а мне в особенности, совершенно не ясно, как случилось, что Украина против России.

Многие в Сербии считают, что Украины как отдельной страны не существует.

Это не значит, что наши люди против украинской государственности. Просто для большого числа сербов русские и украинцы – один народ. Это часть России. Украинцев выделили в отдельную нацию в Советском Союзе. Это было сделано против русского народа. Думаю, если Украина останется врагом России, если Россия окончательно потеряет Украину, это станет геополитической катастрофой.

— Почему?

— Россия должна отстоять Украину. Не в смысле войны, разумеется, но по влиянию, связям в различных областях. Времени осталось критически мало: следующее поколение уже не будет ощущать никаких общих нитей с Россией. Поэтому выход один – налаживать политические отношения, заниматься Украиной, заботиться о ней. Я был в Одессе, и, мне кажется, многие там разочарованы происходящим. Они ждали от россиян каких-то шагов, но не дождались.

— В России есть убеждение, что многие в Сербии ностальгируют по временам Иосипа Броз Тито. Действительно ли народ так хочет назад, в социализм?

— Я воспитан на принципах исторического материализма. Тито и коммунисты заняли определенный период нашей истории. Важный период. Люди могли идти в школу бесплатно, могли найти хорошую работу, могли обратиться к врачу и получить качественную помощь, не тратя денег. Это все дал нам социализм. И это совершенно не зависело от того, к какому классу ты принадлежишь. Крестьянин, горожанин, рабочий или учитель – все были равны. Считаю, что и в России коммунисты много сделали для простого народа. Царская Россия была очень закрытой державой. Лишь совсем небольшая группа людей имела там доступ к образованию и прочим благам. Революция изменила привычное течение дел.

Так, Михаил Калашников был выходцем из супермногодетной крестьянской семьи. Но именно он сконструировал лучший автомат в истории.

А имел бы Калашников возможность просто учиться в школе при старом режиме? Советский Союз дал шанс людям. Но со временем система переродилась. Многие институты, действительно задуманные для улучшения жизни людей, на деле показали свою недееспособность. Что-то хорошо функционировало в локальном плане, но проявило несостоятельность в глобальном. Личное хозяйство в исторической перспективе оказалось более эффективным.

— Советский опыт сравним с югославским?

— Раньше люди имели определенные права и были счастливы. Теперь этого нет – остается лишь вспоминать и вздыхать. Многие остались ни с чем. Все досталось небольшой прослойке. Наш коммунизм был либеральным в сравнении с русским. Все обеспечивались работой. В ту пору у нас говорили, что мы живем намного лучше, чем в СССР. Это оказалось фарсом.

— Выходит, Югославию «спас» разрыв Тито с Иосифом Сталиным? Не случись его, Москва бы и Белград затащила в сателлиты?

— Не знаю всей правды о страданиях советского народа при Сталине, но видно, что это был большой державник. Он увеличивал территорию СССР, навязал социалистическую систему странам, которые ее не хотели – Польше, Венгрии. Однако данный процесс работал против СССР. Насильно мил не будешь. Сталин хотел быть лучше Тито. После маршала никто не сказал Сталину «нет». Поэтому советскому вождю приходилось добиваться установления контроля над лидерами других социалистических стран. Иначе и они могли бы сказать: я так не хочу, я хочу быть свободным. А Сталин допустить этого никак не мог, как и не мог позволить, чтобы Тито стал главным.

— Что из дел Тито особенно не нравилось Сталину?

— Он пытался преувеличить вклад Югославии в победу во Второй мировой войне, показать Народно-освободительное движение совершенно особенным. Это неправильно, ведь мы были лишь маленькой частью большой силы. Я безмерно уважаю память югославских партизан, погибших за освобождение Балкан, но не они решили исход войны. Тито очень обижался, когда Сталин прямо указывал ему на это.

Однажды Тито сказал: Сталин не уважает наши жертвы.

Сначала жестко поссорились два человека, затем две партии. Но народ всегда был далек от политических распрей. В большинстве народ и после разрыва остался прорусским. Здесь важно отметить, что внутри Югославии это относится только к сербам. Остальные народы никогда не питали к России особых симпатий. Даже во времена Бориса Ельцина мы любили русских, а надо ли напоминать, какие события произошли при этом президенте.

— Есть версия, что изначально Сталин настолько любил Тито, что готовил его себе в преемники…

— Зато потом Сталин говорил, что югославская Коммунистическая партия ведет себя как буржуазия. Функционеры взяли лучшие квартиры в Белграде, дачи. Аграрная реформа имела своей целью наделить наиболее плодородной, лучшей землей партизан-ветеранов. А Сталин сказал Тито: «У меня нет ни своей дачи, ни квартиры».

— Помимо красных партизан важной силой на западных Балканах во время Второй мировой войны были промонархически настроенные четники под руководством Дражи Михайловича. И у тех, и у других остались потомки. Состоялось ли историческое примирение бойцов двух враждовавших армий, двух идеологий на теле Сербии?

— Это очень сложный вопрос. Сам я из партизанской семьи. Все мои предки были партизанами. Они боролись с немецкими оккупантами, что было использовано Тито и его соратниками. Четники же мечтали о реставрации старого режима. В 1941 году они открыто заявили, что коммунисты более опасны, чем нацистская Германия. Это был роковой просчет. Внутри Второй мировой у нас фактически шла революция. Многие четники не знали, чего хотят.

— Откуда вообще пошла любовь сербов к русским?

— Это генетическое. И моя отец, и дед считали Россию и своей родиной тоже. Знаменитый историк Никола Попович говорил, что у наших народов одна судьба. Вместе с тем мы убеждены, что президент Ельцин очень плохо повел себя после распада Югославии. Бомбардировок Белграда нельзя было допускать любой ценой. Не важно, что Россия сама была слаба.

— К США в Сербии по-прежнему «особое» отношение?

— После распада Югославии наше руководство надеялось на помощь Америки. Но по всем вопросам она заняла негативную позицию. Из-за этого у нас огромное антиамериканское настроение. Есть, конечно, люди, которые ее любят, но большинство – нет. Я сам очень уважаю Америку времен Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона. Они тогда показали пример того, как нужно создавать державу, как достигать высокого уровня развития. Но десятилетия спустя мы увидели уже другую Америку, которая сама живет по одним принципам, а другим навязывает иные.

— Опасна ли Америка для России?

— Америка — это сила. Я как ученый говорю, она одержима природными богатствами России, мучается из-за этого. В США всерьез полагают, что Россия незаслуженно владеет колоссальными ресурсами – и хотят забрать их себе.

Если концепция не изменится, Россию ждет демографический крах.

Объясняю плохой политикой Владимира Путина большое количество эмигрантов из Средней Азии. Часто они негативно говорят или думают о всем русском: о культуре, о жизни, о семейных ценностях. Страшно подумать, что случится, когда приезжих с их взглядами станет в России действительно много. В США все по-другому. Туда традиционно стремились из Европы, чтобы преуспеть.

— В последние годы Путин в Сербии едва ли не популярнее, чем в России. Отношение к нему сохраняется?

— Я один из редких сербов, кто, скажем так, осторожно настроен по отношению к российскому президенту. Есть возможность следить за происходящим со стороны. Подозреваю, что из-за большого количества эмигрантов из Средней Азии возникнут осложнения с исламскими радикалами. Там-то с демографией все в порядке. Вот на каком направлении надо усиленно работать, а он пошел в столкновение с братскими Украиной и Белоруссией…

— Почему вы считаете Россию недостаточно сильной?

— Ее богатства распределены крайне неравномерно. Всем обладает небольшая группа людей, так называемые олигархи. Гигантская пропасть между бедными и богатыми. При социализме было не совсем равно, но люди больше походили друг на друга по имущественным критериям. Российская промышленность недостаточно функциональна. Страна производит мало по-настоящему конкурентного товара, хотя потенциально очень богата и может быть независимой от экспорта.

Не понимаю, что происходит в российском футболе. «Зенит» имеет фантастические средства, но не может победить в Европе никого стоящего. Неучастие в четвертьфинале Лиги чемпионов для клуба с таким спонсором равносильно оглушительному провалу. А ЦСКА?! Как возможно пропускать пять голов от болгарского «Лудогорца»? Как и Россия в целом, эти команды далеко не используют свои возможности.

— В эти дни белорусы протестуют против интеграции с Россией. А как бы посмотрели на подобную интеграцию сербы?

— У нас есть проблема выбора стратегии развития.

Мы не знаем, что будет в Сербии дальше, не знаем, хочет ли Россия интеграцию с нами.

Это странно: мы все любим русских, но убегаем на Запад. Думаю, что и в России 80% людей хочет жить на Западе. Знаю много женщин, которые вышли там замуж. Думаю, мы остались бы довольны, если бы произошла настоящая интеграция России и Сербии. А плохой союз никому не нужен. Только интеграция. Евросоюз нас сейчас лишь использует.

— На территории современной Сербии родился император Рима Константин Великий, легализовавший христианство. Возможно, Сербия не уделяет должного внимания своим туристическим возможностям. Почему не хотите стать для иностранцев более интересной страной?

— Все наше историческое наследие очень локально. В Белграде помимо Калемегдана ничего нет. Мы пять веков были под турками, и они все уничтожили. На что смотреть туристам? Ничего не осталось. Это в Париже что ни улица, то история. Или во Львове памятники на каждом шагу. А у нас…

Тэги новости: Владимир Путин
Поделитесь новостью с друзьями