Стратегия Досаева: чего ожидать?

Дата: 08 декабря 2019 в 14:31


Стратегия Досаева: чего ожидать? Нацбанк вскоре представит документ, определяющий денежно-кредитную политику страны до 2030 года.

На конференции финансистов председатель Нацбанка Ерболат Досаев сообщил о том, что в соответствии с поручением главы государства в этом году главный банк страны впервые разработает «Стратегию денежно-кредитной политики до 2030 года». Это будет публичный документ, который обозначит ориентиры Нацбанка на предстоящие 10 лет. Разбирались в том, нужна ли такая стратегия и чего от нее ждать.

Инсайд от Досаева: что будет в стратегии?

В своем выступлении Ерболат Досаев отметил, что в документе будут обозначены основные положения, составляющие и принципы режима инфляционного таргетирования, структурные ограничения и направления для проведения денежно-кредитной политики. Там же, пояснил главный банкир, будут отражены меры по повышению транспарентности и доверия к политике НБ РК.

Стоит отметить, что у Нацбанка есть стратегический план на 2017-2021 годы, который был обновлен в ноябре прошлого года. Здесь определены меры и планируемые показатели, которые касаются финансового сектора, пенсионной системы, валютного регулирования и прочие аспекты. К тому же у регулятора есть основные направления денежно-кредитной политики РК на предстоящий год, где прописаны инструменты, принципы политики и целевой ориентир по инфляции на год.

Зачем стране еще одна стратегия?

Марат Каирленов, к. э. н., директор «Улагат Консалтинг Групп», считает, что в денежно-кредитной сфере накопилось огромное количество вопросов и вызовов, начиная от стратегии преодоления банковского кризиса, проблем в пенсионной системе, развития различных форм «частных денег» (криптовалюты, электронные деньги и т. д.), выхода на рынок глобальных интернет-гигантов и т. д., что требует выработки решений и стратегий уже сейчас.

«Однако в условиях государственно-олигархического капитализма (с его развитым «телефонным правом») можно ожидать очень большие «колебания» в политике регулятора рынка. Кроме того, учитывая изменения в обществе, в ближайшие год-два предсказать, как будет развиваться ситуация в стране, практически невозможно, поэтому практического смысла в данном документе не будет», – пояснил экономист.

По мнению Мурата Кастаева, генерального директора DAMU Capital Management, переход к денежно-кредитной политике инфляционного таргетирования состоялся, базовая ставка более или менее адекватно отражает минимальную стоимость денег в экономике, мировой опыт монетарного регулирования обширен, не нужно придумывать ничего нового и надо продолжать то, что делается сейчас, и коммуницировать с игроками рынка и общественностью.

Разработка стратегий – это любимая игра госслужб, считает экономист Айдархан Кусаинов.

«Я не понимаю, о чем будет этот документ. Сейчас у Нацбанка есть стратегический план, в котором рассказывается, какие меры будут проводиться в части регуляторных и надзорных реформ, планируемые показатели и прочие данные», – подчеркнул экономист. По его словам, в мире уже разработаны и четко прописаны разные режимы денежно-кредитной политики, поэтому написать что-то новое в стратегии видится с трудом.

Что ждут экономисты от Нацбанка?

Мурат Кастаев считает, что рынок ждет только прозрачности и понятности, логической последовательности и взаимосвязанности шагов. По его словам, игрокам рынка не нужно читать объемные стратегические планы регулятора, достаточно, чтобы шла внятная коммуникация.

«До конца не понятно курсообразование в рамках свободно плавающего обменного курса. Нацбанк определенно присутствует и влияет на обменные курсы валют, но публикует только нетто-позицию по валютам. Игрокам рынка хотелось бы видеть, в какие дни в, каких объемах Нацбанк покупает или продает валюту», – считает Мурат Кастаев. Тогда, по его мнению, все будут точно понимать, насколько объективен текущий баланс спроса и предложения, курс валют станет действительно равновесным и снизятся девальвационные и инфляционные ожидания бизнеса и населения. В этом году, полагает эксперт, внешние факторы были благоприятными для тенге, однако на курс это не повлияло, и в текущем году тенге обновил свои минимумы против доллара, евро и рубля. Доводы регулятора пока малоубедительны, пока консенсус на рынке таков, что Нацбанку и правительству выгоден слабый тенге, и текущие курсы частично регулируются регулятором в нужную ему сторону.

Новая стратегия должна включать ответы на проблемы и вызовы в денежно-кредитной сфере, считает Марат Каирленов.

«Например, как будет преодолеваться банковский кризис текущий? Так как предыдущие варианты с «безвозмездной» раздачей госсредств «бедным банкирам» могут быть не приняты обществом. Как будут решаться проблемы с гэпами (разрывами) между активами и пассивами банков по валютам и срокам, поскольку текущий вариант с усилением доли госсредств не особо эффективен и жизнеспособен?» – задается вопросом экономист.

Коммуникация как эффект недоверия

Игроки рынка все чаще говорят о том, что у Нацбанка проблемы с коммуникациями, на это обратил внимание и президент Касым-Жомарт Токаев. В середине октября глава государства призвал Нацбанк улучшить коммуникации и проводимую информационно-разъяснительную политику, что позволит повысить доверие к действиям регулятора со стороны участников рынка и населения, а также снизить необоснованные девальвационные ожидания.

Экономист Айдархан Кусаинов в течение двух лет был советником экс-главы Нацбанка Данияра Акишева и не понаслышке знает о коммуникациях, как со стороны регулятора, так и участника рынка. Он согласен с тем, что проблемы с коммуникациями между Нацбанком и рынком есть. Но это в первую очередь связано с доверием к политике регулятора.

«Эта проблема Нацбанка существует еще с 2014-2015 года, когда стало распространено расхожее мнение: «послушай Нацбанк и сделай наоборот». И, кто бы ни возглавил Нацбанк, он не сможет исправить ситуацию. Единственный способ вернуть доверие – выполнять свои обещания, но они должны быть логичными и последовательными», – отмечает экономист.

Собственно, основной месседж, который озвучил Ерболат Досаев в выступлении, основывался на том, что документ позволит повысит доверие к политике Нацбанка. В своем выступлении он напомнил, что Казахстан сравнительно недавно перешел к режиму инфляционного таргетирования. «Этот режим, по его словам, требует высокий уровень доверия участников рынка и населения к центральному банку. Исходя из опыта стран, завоевание доверия к денежно-кредитной и валютной политике может потребовать в среднем до 10 лет», – заявил глава Нацбанка.

«Доверие – не помидоры, оно не может вызреть за какое-то время. То, что мы видим сегодня, – это расхождение дел со словами. Например, в Казахстане объявлен свободно плавающий курс, но по факту он таковым не является. Об этом повторяют и эксперты, и игроки рынка», – напомнил Айдархан Кусаинов.

«Доверие рынка действительно очень хрупкое понятие, оно формируется годами и может быть разрушено в один день. При Д. Акишеве был заложен хороший фундамент, и г-ну Досаеву следует продолжать формирование и укрепление доверия к регулятору. Велосипед изобретать не нужно, доверие формируется на двух базисах – прозрачности и здравомыслии. Бизнесу, населению, инвесторам должно быть понятно, что предпринимает регулятор и почему», – считает Мурат Кастаев.

Если же взглянуть на отчет Нацбанка об исполнении стратегического плана за 2018 год, «в соответствии с проведенным социальным исследованием «полностью» или «скорее» доверяют финансовым организациям Казахстана – 32% респондентов, 35% считают, что финансовая система Казахстана надежна. При этом 60% доверяют Национальному банку».

«Если говорить о доверии к Нацбанку, это довольно расплывчатое определение, и не совсем ясен уровень доверия в предыдущие годы. Было бы интереснее посмотреть цифры в динамике. Мы видим, что за последние шесть лет сменился третий председатель Нацбанка. Кроме того, если оценивать работу Нацбанка, то тут также много вопросов. Например, стабильность тенге, но за последние несколько лет он девальвировал более чем в два раза, и Нацбанк отказался от поддержания и «отвечания» за него. Инфляция – но она как раз-таки, по словам представителей Нацбанка, определяется факторами вне контроля НБ РК – бюджетной политикой, эффектом антироссийских санкций и т. д. Может, НБ РК адекватно демонстрирует ситуацию в финансовом секторе обществу? Но уже не раз констатировалось, что цифры, предоставляемые НБ РК, очень далеки от реальности. Поэтому сложно судить, о каком доверии к НБ РК выразили мнение опрошенные», – отметил экономист.

Ольга Фоминских
Поделитесь новостью с друзьями