«Дорога в ад». Трем фигурантам «московского дела» запросили сроки

Дата: 05 декабря 2019 в 02:07 Категория: Происшествия



В среду в судах Москвы прошли сразу четыре разных процесса в отношении людей, обвиняемых по так называемому московскому делу. В трех случаях обвиняемым вменяют применение силы к сотрудникам правоохранительных органов во время несогласованной акции протеста 27 июля, еще в одном — экстремизм.

По трем делам прокуратура уже запросила сроки — и уже на следующих заседаниях по ним будет оглашен приговор. На слушаниях по четвертому делу — в отношении Егора Лесных, Максима Мартинцова и Александра Мыльникова — выступили свидетели защиты.

Русская служба Би-би-си рассказывает, как прошли эти заседания.

На заседании по делу Егора Жукова, которого обвиняют в экстремизме, защита хотела провести допрос двух лингвистов, чтобы они дали комментарии по экспертизе, которую провела ФСБ. Именно этот документ лег в основу дела.

Однако прокуратура заявила экспертам отвод, заявив, что им не хватает квалификации. Суд просьбу прокуратуры удовлетворил. На прошлом заседании суд также не допустил к допросу двух специалистов-лингвистов, которые раскритиковали экспертизу ФСБ.

Суд также отказался приобщить к делу заключение экспертов-лингвистов из ВШЭ, РАН и ГЛАДИС, в котором они тоже критиковали экспертизу ФСБ.

После этого адвокаты попросили допросить в суде следователей, которые вели дело Жукова. Но суд и в этом не поддержал защитников. Провести повторную лингвистическую экспертизу судья также не разрешила.

В целом суд не позволил адвокатам допросить ни одного свидетеля или эксперта защиты и отклонил почти все ходатайства защиты.

В ходе прений прокурор заявил, что вина Жукова доказывается своими словами подсудимого. Жуков подтвердил, что является автором роликов, в которых нашли экстремизм, а значит фактически признался в преступлении, заявил прокурор.

Адвокаты просили оправдать студента. Адвокат Мурад Мусаев говорит, что процесс не был состязательным, а значит не был справедливым. «Это дело одного доказательства, и одного эксперта», — сказал он.

Сам Жуков в последнем слове призвал всех представить себе Россию, полную любви, и во всех своих решениях руководствоваться этим образом. «Чем страшнее мое будущее — тем шире улыбка, с которой я смотрю в его сторону», — заключил он.

Сторона обвинения попросила суд приговорить Жукова к четырем годам колонии общего режима, на два года запретить ему заниматься администрированием сайтов и страниц в интернете и заключить под стражу в зале суда.

32-летнего зубного техника Павла Новикова обвиняют в том, что он ударил полицейского пластиковой бутылкой с водой. Он признал вину ещё на прошлом заседании суда. Следствие закончилось в рекордно короткие сроки: задержали его 29 ноября, а уже 30-го следователи заявили, что дело расследовано.

В среду в суде допросили потерпевшего, полицейского-кинолога Алексея Широкого. Он рассказал, что в районе Столешникова переулка задерживал гражданина, за которого цеплялись другие митингующие, пытаясь его не отдать. Он почувствовал удар по шлему, защищаясь, поднял руку, и второй удар пришёлся в плечо. Только после этого полицейский увидел человека, замахивающегося пластиковой бутылкой на третий удар. Увидев, что его заметили, тот скрылся в толпе.

⁃ Вы к подсудимому претензии материального, морального характера имеете? Ваше мнение, как он должен быть наказан: строго, не строго? Вы его простили? — спросила адвокат Татьяна Молоканова.

⁃ Я претензий не имею, я простил его... — начал кинолог Широкий.

⁃ Как он должен быть наказан, строго, не строго, или оставляете на усмотрение суда? — уточнила вопрос судья Мария Сизинцева.

⁃ Оставляю на усмотрение суда, — подхватил потерпевший.

Свидетель обвинения — полицейский Дмитрий Филиппов — 27 июля в Столешниковом переулке работал рядом с кинологом Широким, но этого эпизода не заметил. Он спокойно признает, что видел удары бутылкой только на видео, которое ему показали следователи.

Впрочем, Новиков и не отрицает, что бил полицейского. «Огромная толпа ОМОНа идет по переулку, хорошо экипированная: дубинки, латы, доспехи, наколенники, чего только нету», — так он описал события.

«Стоит небольшая группа студентов, человек 15, среди них было много девушек. Не знаю, кого они хотели из себя изобразить, но они сцепились между собой и попытались толпу ОМОНа остановить. У меня произошла вспышка гнева. Я в порыве аффекта вскочил в эту толпу, увидел, что там есть человек, который выхватывает людей из толпы», — продолжил он.

По словам Новикова, именно этому человеку он и нанёс два удара, а потом убежал из давки, поняв, все равно ничего сделать не сможет.

Подсудимый ещё раз подчеркнул, что вину полностью признает, дав понять, что делает это вопреки советам защитников, которые указывали на нарушения в его адрес: «Скорее всего, защита права, но я считаю правильным признать свою вину».

«Если бы я мог вернуть время назад, я бы ни за что так не поступил. Раскаиваюсь полностью», — сказал он, извинившись перед полицейским «за неадекватные действия».

Прокурор запросила для Новикова три года лишения свободы. Судья зачитает приговор 6 декабря.

Владимира Емельянова обвиняют в насилии против представителя власти. По версии следствия, 27 июля он во время протестной акции на несколько секунд ухватился за бронежилет росгвардейца Максима Косова.

Произошло это при тех же обстоятельствах, которые легли в основу обвинения против еще нескольких фигурантов «московского дела»: на Рождественке сотрудники правоохранительных органов повалили на асфальт активиста Бориса Канторовича, скрутили его и потащили к автозаку, в процессе избивая дубинками. Несколько человек попытались остановить силовиков.

В среду, 4 декабря, на заседании Мещанского суда продемонстрировали несколько видеозаписей с моментом этого задержания. На этих кадрах видно, что несколько человек в форме бьет свернувшегося на земле мужчину, которого пытается закрыть девушка. Слышны женские крики и просьбы о помощи.

Камера зафиксировала, что несколько человек пытаются остановить избиение, в сторону силовиков летит мусорная урна, под удары дубинок сотрудников ОМОН попадают люди вокруг.

В какой-то момент в кадре появляется и Емельянов — на несколько секунд он сзади хватает одного из росгвардейцев — потерпевшего Максима Косова — за бронежилет. При этом видно, что в эту же секунду схожим образом Косова держит его же напарник. По версии следствия, в момент удержания росгвардеец испытал боль.

Сам Косов на предыдущем заседании сказал, что не хотел бы строгого наказания для Емельянова и не имеет к нему претензий.

Одним из свидетелей защиты на заседании 4 декабря стала Инга Кудрачева — девушка Бориса Канторовича, которая пыталась помочь ему во время задержания.

«Реакция сотрудников была совершенно неадекватной и немотивированной, Борис был зафиксирован, у него были зафиксированы руки, он лежал на земле, его продолжали бить. В какой-то момент на земле оказалась и я», — рассказала Кудрачева в суде.

Сам Емельянов во время допроса в суде так воспроизводил картину произошедшего: он вместе с другими участниками акции шел по улице, к перекрестку Рождественки и Театрального проезда подъехал автобус с сотрудниками Росгвардии. «Оглянувшись, я увидел, что они применяют необоснованно силу против людей. Естественно, это вызвало у всех возмущение, вокруг кричали — остановитесь, что вы делаете», — рассказывал Емельянов.

Адвокат Байтурина спрашивала Емельянова о его семье: мужчина живет с 74-летней бабушкой и 91-летней прабабушкой, которые, по его словам, нуждаются в помощи с повседневными делами и финансами.

Пожилые родственники Емельянова, говорит адвокат Григорий Червонный, не знают, увидят ли они его еще. «Я часто созваниваюсь с его бабушкой, она постоянно плачет, этот разговор каждый раз заканчивается слезами — он же не убийца, почему он сидит в тюрьме?».

Во время избрания меры пресечения суд назначил Емельянову арест до 14 декабря. Прабабушка Емельянова не вполне понимает, что этот срок — не окончательный, она считает что в этот день ее правнук выйдет на свободу. «Она очень боится его не дождаться и говорит, что «ну, до 14 декабря я смогу, доживу», — пересказывает Червонный разговор с семьей подзащитного.

В последнем слове Емельянов поблагодарил тех, кто пришел его поддержать. «Любая просьба о помощи, особенно просьба девушки, вызвала во мне автоматическую реакцию. Как говорится, благими намерениями выстлана дорога в ад», — сказал он.

«Я очень переживаю за свою семью. Особенно сильно я переживаю за прабабушку. С бабушкой была встреча, она очень сильно плачет, я не могу позволить ей приходить сюда», — продолжил Емельянов.

Гособвинение запросило для него четыре года колонии.

Единственным в среду заседанием по «московскому делу», на котором ни одному из обвиняемых не запросили срок, стал процесс по делу Егора Лесных, Максима Мартинцова и Александра Мыльникова. Они обвиняются в участии в той же стычке с Росгвардией, что и Емельянов.

На этих слушаниях защита предоставляла свои доказательства. В частности, там тоже выступила Инга Кудрачева — очевидец случившегося на Рождественке. Именно ее молодого человека Бориса Канторовича избивали омоновцы, которых оттаскивали подсудимые.

«Все началось с того, что два сотрудника полиции конвоировали молодого человека, сильно согнув ему руки. Вместе с этим заключенным они врезались в толпу, стоявшую на пятачке. Непонятно что произошло, но сразу началась потасовка. Я увидела, что мой молодой человек лежит на земле, его избивают дубинками. Я бросилась к нему на помощь, начала кричать и звать на помощь», — сказала Кудрачева.

По ее словам свидетельницы, лежащего на земле Канторовича били дубинками и руками по лицу и ногам. При этом с предупреждениями о возможном применении спецсредств силовики не выступали, а автозаков поблизости не было. Канторовича в итоге госпитализировали в Боткинскую больницу с ушибами легких и гематомами — следы по форме напоминали дубинки полицейских.

Мартинцова, Лесных и Мыльникова Кудрачева встретила уже на пятачке на пересечении Рождественки и Театрального проезда. После того, как полицейские врезались с конвоируемым в Канторовича, они вместе с его девушкой бросились к нему. Конкретных действий подсудимых Кудрачева не разглядела.

Гособвинителя Максименко интересовала не только стычка с полицейскими, но и причины, по которым Кудрачева 27 июля оказалась в центре Москвы. Адвокаты вскакивали с места и просили снимать такие вопросы, но судья Аккуратова пыталась добиться ответа. Свидетельница рассказала суду об «обостренном чувстве справедливости» и объяснила, что пришла поддержать незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму.

После Кудрачевой в зале появилась Елизабетта Корси, подруга Канторовича и Кудрачевой. Самого момента «столкновения» полиции и с толпой протестующих она не видела, но подбежала на место событий через несколько секунд: «Друзья лежали на асфальте в оцеплении сотрудников. Инга пыталась встать, не могла этого сделать. Это было жуткое зрелище. Происходило насилие сотрудников полиции по отношению к людям. Наступали на волосы, были дубинками людей — по спине, по голове — выворачивали руки».

Защита на заседании попросила провести несколько экспертиз. В частности, адвокат Лесных, Ильдар Гароз, просил проверить видеозаписи из материалов дела на предмет монтажа, а также провести следственный эксперимент. Гособвинение, а за ним и суд, необходимости в этом не увидели.

Гароз предложил и закрыть дело на основании примирения сторон — потерпевшие омоновцев ранее в суде говорили, что оставляют этот вопрос на усмотрение суда. Аккуратова в ходатайстве отказала. Зато разрешила посмотреть еще одно видео эпизода — близкие подсудимых смотрели его, взявшись за руки.

На этом суд объявил перерыв.

По сообщению сайта BBC Russian

Поделитесь новостью с друзьями