Рыба об лед

Дата: 26 ноября 2019 в 16:04


Рыба об лед

Алексей Мальченко
Зима решила не дожидаться календарного «пропуска» и вступила в свои права уже сейчас, в последние дни уходящей осени. Тем временем в редакцию газеты поступил сигнал о том, что уровень воды в реке Или сейчас находится на критически низком уровне. И если допустить, что на юго-восток Казахстана, как обещают синоптики, придут аномальные морозы, то в этом случае может произойти настоящая трагедия, которая повлечет за собой необратимые последствия

Река Или — главная артерия в юго-восточной части Казахстана и самая крупная в Алматинской области. Ее протяженность составляет почти полторы тысячи километров, 815 из которых расположены на территории Алматинской области. Русло имеет множество каналов, небольших островков, покрытых камышом и кустарниками. Долина реки сужается только около Капшагая, а затем снова расширяется. Современный сток в устье оценивают в 12,3 кубических километра в год, который впадает в западную часть озера Балхаш, принося ему около 80 процентов всего притока воды.
Понятно, что эта река является определяющей артерией, которая дарит жизнь, причем не только в таких крупных бассейнах, как Капшагайское водохранилище и озеро Балхаш, но и на всем своем протяжении. Выступая источником жизни, Или формирует вдоль берегов тугайные леса, которые являются неотъемлемой частью ландшафта и создают микроклимат для многих видов животных. Но что будет, если река перемерзнет?
Синоптики всегда делали долгосрочные прогнозы с большой оговоркой, и это понятно, погода — дама с характером. Совпадут ли графики предполагаемой и реальной температур этой зимой — узнаем в ближайшем будущем. Однако пока эксперты обещают в Казахстане суровую зиму. О том, какой она может быть, многие помнят по 2017 году, когда сибирские циклоны дошли до южных областей страны.
В теории и без критических температурных показателей ихтиофауна Капшагая и реки Или регулярно переживает стрессовые ситуации из-за «качелей» в уровне воды. Известно, что Или — трансграничная река, которая во многом формируется в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, и численность его населения превышает 23 миллиона человек. А это на 30 процентов больше населения РК. Понятно, что этим людям нужна вода для того, чтобы жить и вести фермерское хозяйство. При этом Или является крупнейшей артерией и в их районе тоже, чем, собственно говоря, китайцы пользуются без всякой застенчивости, не заботясь о соседях и невзирая ни на международные конвенции по климату, ни на прочие документы, направленные на сохранение природы. Известно, что на территории КНР функционирует более 22 плотин (а в Казахстане такая всего одна), на каждой из которых происходит отвод большого количества воды в прилегающие земли. И здесь речь идет не только о поливе рисовых ячеек. Сейчас на подпитке верхней части Или находится крупнейшее на северо-западе Китая озеро Эби-Нур.
Казахстанские политики уже не первый год ведут диалог с представителями КНР на тему регулирования, однако прийти к консенсусу до сих пор не удалось.
Чтобы как-то разобраться в этом вопросе, мы обратились к Жанибеку Бисенгалиевичу Джубаниязову, директору государственного природного резервата «Иле-Балхаш».
«Для нас тема обмеления Или очень важна, — говорит Жанибек Бисенгалиевич. — Сюда включено и сохранение животного мира, и дельты реки, и тугайных лесов. Естественно, сбросы и попуски воды влияют как на животных, так и на растительный мир — на все биоразнообразие в целом. Но какова степень этого воздействия, я сейчас не готов ответить, поскольку для получения достоверной информации необходимо провести научные работы. Их начало мы планируем на следующий год. Ведь даже если не брать в расчет Китай, то и на территории Казахстана есть множество аспектов, подлежащих изучению.
О том, почему в реке упал уровень воды, я могу только догадываться. Известно, что Капшагайская ГЭС является не ключевым, а резервным источником электроэнергии. Грубо говоря, станцию активизируют и начинают большой сброс воды тогда, когда в электросети назревает дефицит. После выработки достаточного количества энергии она вновь переходит в «спящий» режим. Возможно, сейчас именно тот период, когда вода накапливается в водохранилище и нет сброса в нижний бьеф, то есть в часть реки ниже плотины», — заключил эксперт.
Капшагайская гидроэлектростанция действительно не может использовать весь заложенный потенциал мощности по выработке электроэнергии. Изначально ее мощность составляла 434 МВт, однако с 1994 года в результате перемаркировки гидроагрегатов ее снизили с проектных показателей до 364 МВт. Такое решение приняли в связи с экологическими и хозяйственными ограничениями, наложенными на объемы сбросов воды.
Связь реки Или с Иле-Балхашским резерватом неразрывная, и здесь любые изменения могут отозваться серьезным эхом. Особенно остро этот вопрос стоит сейчас, когда в резервате полным ходом идет работа по возрождению туранского тигра.
Со слов Жанибека Бисенгалиевича, несмотря на то, что становление предприятия еще только идет, уже достигнуты определенные рубежи. Сейчас по периметру и внутри резервата установлены кордоны, где ведут круглосуточное наблюдение. Также есть и мобильные экипажи, которые следят за тем, чтобы на территории, охраняемой государством, не было браконьеров. И что радует, сейчас серьезных правонарушений и тем более случаев убийств животных не зафиксировано. То есть с уверенностью можно говорить, что команда резервата работает на опережение, предупреждая трагедию, а не борется с последствиями, как это чаще всего происходит.
В прошлом году в резерват «Иле-Балхаш» завезли пять бухарских оленей, которые долгое время находились под присмотром специалистов, и теперь их выпустили на волю. Сейчас уже не осталось живых свидетелей, но 150 лет назад олени в Прибалхашье были такими же естественными обитателями, как ящерицы, черепахи и кабаны.
На всех оленей, находящихся на территории резервата, надели специальные ошейники со встроенными в них GPS-чипами, которые позволяют отслеживать передвижение животных через спутниковую связь.
Также стало известно, что в конце этого — начале следующего года в резерват планируют завезти несколько десятков оленей, которых после адаптации также выпустят на волю. Понятно, что когда речь идет о столь деликатной и ювелирной работе, как реинтродукция, любой экологический сдвиг может стать определяющим фактором и даже свести на нет весь колоссальный труд, проделанный специалистами.

 


Уровни
ответственности
Так кто все-таки отвечает за «кран» на дамбе, который, по большому счету, и определяет уровень реки ниже Капшагайского водохранилища?
Мы задали эти вопросы представителям управления природных ресурсов и регулирования природопользования Алматинской области (УПР и РП). Но в ведомстве сообщили, что это не входит в их компетенцию. Сотрудники УПР и РП переадресовали вопрос на госучреждение с длинным названием «Балкаш-Алакольская бассейновая инспекция по регулированию использования и охране водных ресурсов Комитета по водным ресурсам Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан». Мол именно от них управление получает сводки из инспекций. Сегмент работы УПР и РП ограничен определением водоохраны зон и полос, а о режиме работы ГЭС ничего не известно. И только после беседы с сотрудниками «Балкаш-Алакольской бассейновой инспекции» ситуация немного прояснилась.
Во-первых, единственной организацией, осуществляющей ведение гидрологического мониторинга поверхностных вод на территории Республики Казахстан, является РГП «Казгидромет». Именно на основании этих данных уполномоченные учреждения проводят все работы, включая анализ. К слову, и эти данные можно считать условными, поскольку вместо 800 гидропостов (минимум, необходимый при существующем в стране количестве рек и водоемов) Казгидромет располагает количеством, едва превышающим 300 станций.
Во-вторых, сброс воды на Капшагайской дамбе нельзя производить произвольно, когда вздумается собственнику ГЭС. Каждое открытие и закрытие шлюза согласуют с рядом инстанций, а график составляют на год вперед.
Кто же принимает решение? График согласуют с местным исполнительным органом, то есть с акиматом Алматинской области, поскольку сооружение находится на его территории. Также проходит согласование с акиматом города Капшагая, с самим водопользователем АО «АлЭС» («Алматинские электрические станции»), с Балкаш-Алакольской бассейновой инспекцией, а также структурой, которую раньше именовали «рыбной инспекцией», теперь же ее присоединили к Алматинской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Комитета лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза РК.
С одной стороны, предполагаемый объем сброса, с учетом графика орошения и рекомендаций «рыбнадзора», составляют заблаговременно, но, с другой — всегда сохраняется погрешность из-за трансграничности реки. То есть предполагаемые графики изменений, в том числе и уровня воды в реке, могут не совпадать с реальными, если на территории КНР происходят какие-то манипуляции с отводом или выбросом воды.
С дефицитом как будто все понятно. А может ли быть воды слишком много? Как оказалось, может! Понятно, что в сегодняшних реалиях говорить об избытке в теплое время года не приходится. Однако в зимнее — не исключено. Но такое стечение обстоятельств чревато большими потерями для животного мира. Объясним на примере ондатр. В зимний период они строят временные жилища из водной растительности с учетом уровня реки и сформировавшейся корки льда. И если произвести резкий сброс большого количества воды, то все «зимовки» окажутся затопленными, что приведет к гибели как молодняка, так и взрослого поголовья.
Возможно, алматинские рыбаки, выехавшие на разведку, попали именно на тот период, когда, по утвержденному плану, вода накапливалась в Капшагайском водохранилище. В этом случае нет повода для беспокойства, ведь все на контроле у государства, не так ли? Ведь в противном случае в следующем году можно остаться не только без рыбы.


Критическая отметка
Ольга Шишанова
За разъяснениями действительно ли уровень воды в Или достиг критической отметки «НП» обратилось в департамент трансграничных рек МЭГПР РК.

«Я опираюсь на официальные данные Казгидромета, который, как известно, ведет наблюдение. И информация, что нынешний 2019 год был маловодным для реки Или, скажем так, не совсем соответствует статистическим данным», — сообщил «НП» сотрудник департамента Муслим Жиенбаев. В нынешнем году, согласно официальным данным по реке Или, в период с апреля по сентябрь поступило примерно семь миллиардов кубометров воды. «И это, можно сказать, средний, нормальный ее уровень», — считает эксперт.
Общий сток реки составляет в разные годы от 15 до 17 миллиардов кубометров, при этом ниже границы с Китаем (в районе водного регулятора в Хоргосе) Казахстану остается примерно 10-12 миллиардов, тогда как КНР забирает себе остальное. Дело в том, что на территории этого государства формируется примерно до 70 процентов всей водной поверхности Или, пусть даже на всей ее протяженности реку и питают свыше 10 притоков — более мелких рек и ручьев, крупнейшие из которых Каскелен, Талгар, Чарын, Хоргос. Однако даже это не спасает Или от периодического падения уровня воды на некоторых ее участках.
Разве что за последние несколько лет водный регулятор в Хоргосе позволяет контролировать ситуацию. Но происходит это в самых крайних случаях. Так что если все-таки Или начнет серьезно мелеть, то в первую очередь, естественно, последствия скажутся на Балхаше. Правда, по мнению экспертов, год-два погоды не сделают, а вот целый цикл засух или нерадивое ведение сельского хозяйства (в чем чаще всего и заключена основная причина) могут запустить необратимый процесс деградации реки. Причем не только в районе Иле-Балхашской дельты, а на всем протяжении ее русла.
Что касается Балхаша, который сильно зависит от стока Или (река формирует 80 процентов этого водоема), то водники снова ссылаются на официальные данные, согласно которым уровень озера за последние несколько лет не опускался ниже 342 метров. При этом предельно допустимым считается 341, ниже этой цифры эксперты предрекают начало экологической катастрофы. Так что, по словам Муслима Жиенбаева, для Балхаша 342 — это весьма неплохой уровень. А вот раньше, когда не было столь сильного антропогенного воздействия, да и Капшагай был только в планах, уровень Балхаша поднимался до 343 метров.
К сожалению, при строительстве Капшагая в 1970-х годах интересы Балхаша не учитывали, и потому изначальный проектный объем водохранилища запланировали на уровне в 28,5 миллиарда кубометров. Этого требовало культивирование рисовых площадей, ради которых, собственно, и затевали все эти водные «игры». Однако в 1992 году стало ясно, что дельта реки Или и прилегающая к ней экосистема Балхаша начинают деградировать — водозабор для Капшагая оказался слишком велик, и ученые забили тревогу — процесс грозил стать необратимым. К тому же на горизонте замаячили планы КНР развития Синьцзян-Уйгурского автономного округа, а это лишние миллиарды кубометров, которых могла лишиться Или, пусть даже ее основная протяженность и проходила по территории Казахстана, все равно Китай имел преимущество при формировании стока. Поэтому уровень Капшагая в спешном порядке был искусственно понижен до 18,5 миллиарда кубометров, хотя в маловодные годы из этого водохранилища приходилось дополнительно сбрасывать воду в Балхаш, что позволяло поддерживать озеро.

Нур-Султан

Поделиться:

По сообщению сайта Новое поколение

Поделитесь новостью с друзьями