«7 лет тучных, 7 лет тощих»: как Россия переживает экономический кризис?

Дата: 13 ноября 2019 в 22:54 Категория: Новости экономики


Пять лет назад в России разразился экономический кризис, от которого страна не отошла до сих пор. Его причиной стал так называемый «нефтяной шок» — обрушение цен на нефть. Следом за этим началась девальвация рубля. Если до кризиса за один доллар давали в среднем 35 рублей, а за один евро – 47-48 рублей, то впоследствии всего за несколько месяцев рубль обесценился почти вдвое.

Что привело к падению цен на нефть? Какой кризис – 1998, 2008 или 2014 – был жестче? И как простые россияне пережили последний кризис?

«Взрывное падение цен на нефть»

Еще в январе-августе 2014 года средняя цена на топливо марки Brent составляла $107,75 за баррель. Пик был зафиксирован 19 июня – $115,19 за баррель. Ситуация резко изменилась в октябре: началось резкое падение цен, к середине января за баррель давали уже чуть больше 45 долларов. Рекордно низкой отметки этот показатель достиг год спустя – 21 января 2016 баррель нефти стоил 27,5 долларов.

Позже цифра начала постепенно расти, но выйти на докризисный уровень до сих пор не удалось. Сегодня баррель нефти марки Brent стоит 62,6 долларов.

В 2015 году объем российского экспорта был такой же, как в 2014, а выручка составила 350 млрд вместо 500 млрд долларов, то есть на 30% меньше. То есть у нас был 30%-ный нефтяной шок. Многие страны при таком шоке не выжили бы Леонид Григорьев Преподаватель Высшей школы экономики

«В 2015 году объем российского экспорта был такой же, как в 2014, а выручка составила 350 млрд вместо 500 млрд долларов, то есть на 30% меньше, — объясняет эксперт Высшей школы экономики Леонид Григорьев. – То есть у нас был 30%-ный нефтяной шок. Многие страны при таком шоке не выжили бы».

«Россия – нефтезависимая страна, резко упала выручка от углеводородов. Кроме того, поскольку все вокруг понимают, что Россия зависит от нефти, довольно нервно отреагировали инвесторы – и внутренние, и внешние», — говорит сотрудник «Московского центра Карнеги» Андрей Мовчан.

Усугубление кризиса он связывает с возросшей инфляцией, которая стала следствием так называемого «ускоренного потребления»: из-за падающего курса рубля россияне начали скупать технику и автомобили, чтобы вложить во что-то свои сбережения. Кроме того, резко сократился объем иностранной валюты, поскольку люди стали спешно обменивать рубли на доллары и евро.

В то же время, вопреки распространенному мнению, оба эксперта считают, что санкции, которые были введены в отношении России после событий в Крыму и в Донбассе, на российской экономике отразились несильно. Их слова подтверждаются и расчетами Международного валютного фонда.

По данным МВФ, ежегодный отрицательный эффект санкций на рост российского ВВП с 2014 по 2018 год составил в среднем 0,2%. Примерно такое же влияние на рост экономики оказали жесткая налоговая и денежно-кредитная политика. В целом из-за всех этих факторов: санкций, падения цен на нефть, налоговой и монетарной политики — российская экономика развивалась в последние годы на 1,2% медленнее, чем ожидалось по прогнозам 2013 года.

Почему обвалились цены на нефть?

Эксперты связывают падение цен на нефть с несколькими факторами. Первый из них – увеличение добычи нефти. В частности благодаря технологии гидравлического разрыва США и Канада нарастили экспорт сланцевой нефти.

Еще один фактор снижения цен связан с главным импортером углеводородов – Китаем. Пять лет назад произошло замедление роста экономики КНР. «Кроме того, Китай долгое время создавал большие запасы, и в какой-то момент пропал фактор быстрого наращивания импорта Китая – как для потребления, и в качестве запасов», — поясняет Григорьев.

На этом же фоне нефтяные страны начали конкурировать друг с другом и сбивать цены, чтобы увеличить экспорт и сохранить доходы. В первую очередь речь шла о Саудовской Аравии и США. «Конкуренция между экспортерами — это фактор катастрофического падения цен», — говорит эксперт Высшей школы экономики.

Самый большой обвал цен на нефть произошел в начале 2016 года. Как раз в тот момент на мировой рынок после снятия санкций вернулся Иран – страна с четвертыми по величине запасами нефти.

К концу того же года цены на нефть более-менее стабилизировались. Главную роль в этом сыграло соглашение об ограничении добычи нефти, которое подписали государства ОПЕК, а также 11 стран, не входящие в организацию, в том числе Россия, Мексика, Азербайджан, Малайзия, Судан.

«С 2013 года никаких экономических продвижений не случилось»

Смогла ли Россия отойти от кризиса 2014 года? Оба эксперта сходятся во мнении, что к докризисным показателям страна до сих пор не вернулась. «Российский ВВП еще не вышел на уровень 2013 года, доходы домохозяйств значительно ниже, чем в 2013 году, и они продолжают падать, уровень инвестиций ниже, чем в 2013 году», — говорит Мовчан.

Помимо этого, по словам эксперта, за пять лет в России не было создано ничего, что помогло бы продвинуть экономику страны вперед. «Экономика складывается из мелких кусочков: новые химические производства, новое машиностроение, усовершенствованная индустрия, развитая логистика. Всё, что было сделано за это время, — это какие-то обломки сильно недофинансированных нацпроектов».

В качестве примеров Мовчан приводит историю двух российских проектов, о которых очень много говорили всего несколько лет назад:

Где сейчас «Йотафон»? Он тихо умер. Флагман российского авиастроения Sukhoi Superjet 100 – уже сейчас понятно, что проект нужно списывать и что экономически он не будет выгоден Андрей Мовчан Эксперт «Московского центра Карнеги»

Эксперт добавляет, что при нынешних ценах за нефть «страна может обойтись без голода и бунтов, но развивать экономику таким образом невозможно».

Несколько оптимистичнее на происходящее в стране смотрит преподаватель Высшей школы экономики: «У России положительный темп роста, небольшой плюс у нас был и в 2017, и в 2018, и в 2019 году. Плюс этот небольшой – в районе 1,5-2%, мы растем эти три года медленнее, чем остальной мир: общие темпы роста – около 3%», — говорит Григорьев, добавляя, что кризиса как такового уже давно нет.

По словам эксперта из Вышки, министерство финансов приспособилось к жизни при нынешних ценах на нефть. «Минфин берет налоги с нефтяников в рублях, поэтому чем выше цена нефти в рублях, тем выше доходы бюджета. Благодаря этому Россия живет последние три года в рамках маастрихтских норм, у нас бюджетный дефицит меньше 3%, у нас почти нет внешнего долга, он менее 15% к ВВП – это меньше, чем у Франции, Бельгии и Италии».

Два месяца назад российские СМИ сообщали, что повышенный налог на добычу полезных ископаемых, который распространяется на нефтяников и «Газпром», приносит в бюджет около 350 млрд рублей в год. Он был введен в 2016 г. на три года, чтобы сбалансировать бюджет при падении цен на нефть, а позже был продлен еще на несколько лет. В сентябре минфин предложил сделать этот налог постоянным.

Какой кризис оказался самым жестким?

«Кризис 2014 года – значительный, болезненный, но не драматический. Нет большой безработицы, нет большой инфляции», — говорит Григорьев, добавляя, что в середине 1990-х в России за чертой бедности жила половина населения, а 1998 год стал уже концом тяжелейшего кризиса.

В 2008 году кризис разразился неожиданно, но у России были запасы финансовых средств. «Мы научились многому, особенно Центральный банк. Экономические органы привыкли жить в кризис или в ожидании кризиса. Поэтому между кризисами мы живем как во время битвы – семь лет тучных, семь лет тощих», — убежден Григорьев. Сейчас значительная часть доходов уходит в резервы, которые используются во время кризиса.

Как считает эксперт Вышки, кризис 2014 года Россия перенесла легче, поскольку власти научились маневрировать в тяжелых экономических условиях и поскольку до этого в стране был потребительский бум.

Андрей Мовчан также полагает, что кризис 2014 года был наименее жестким: в 1998 в стране начался дефолт, а кризис 2008 года был глобальным. «Но тем не менее и мировая, и российская экономика смогла быстро восстановиться после 2008 года, поскольку быстро восстанавливалась цена на нефть».

При этом, по словам эксперта «Московского центра Карнеги», самые печальные последствия были именно после кризиса 2014 года. «В 1998 году кризис расчистил пространство для роста, в 2008 кризис был коротким, он не повлиял на экономическую привлекательность России, а кризис 2014 года показал неэффективность модели, и эта модель по-прежнему существует, и нефть по-прежнему стоит дешево».

При этом, как считает Мовчан, власти неправильно реагировали на происходившее. По мнению эксперта, в тот момент необходимо было либерализовать экономику частного сектора, увеличить предпринимательскую активность и создать более привлекательные условия для иностранных компаний:

«Но власти действовали в своих интересах, а не в интересах экономики. Их задачей было стабилизировать экономику на нынешнем уровне цен на нефть, не допустить протестов, взрывов, не допустить раскола элит, сепаратизма, прикормить силовиков, чтобы они защищали этот режим», — говорит Мовчан.

Что ждет российскую экономику в ближайшие годы?

Международный валютный фонд прогнозирует, что в следующем году экономика России вырастет на 1,9%. Примерно те же цифры назвал и глава Счетной палаты Алексей Кудрин – 1,5-2% в течение ближайших лет.

По мнению Леонида Григорьева, развитию экономики могут помочь 12 национальных проектов: «Власти увеличивают расходы в тех областях, которые считают критически важными, и это способ ускорить развитие и решить социально-экономические проблемы в стране».

У эксперта из «Московского центра Карнеги» более пессимистичные прогнозы: «Экономика России стабильно стагнирует. У нас постепенно истощается частно-предпринимательский потенциал, у нас все более неэффективно работают национальные компании, национализация и централизация вокруг государства идут все дальше, поэтому я думаю, что через год будет чуть хуже, через два года еще чуть хуже».

Мовчан убежден, что к 2020 году россиян постигнет разочарование в нацпроектах. Он не исключает, что экономика России «полевеет», власти начнут снижать ставки, раздавать кредиты, расширят льготы по ипотеке и спишут в большом объеме потребительские кредиты, чтобы поддержать бизнес и население.

Как кризис отразился на простых россиянах?

До кризиса за чертой бедности жили 7% россиян, после начала – 13%. По среднему классу события 2014 года тоже ударили, но, как говорит эксперт из Высшей школы экономики, до кризиса в России был покупательский бум и «снижение шло от исключительно высокого уровня».

Как показали недавние опросы ВЦИОМ, почти 70% россиян беспокоятся из-за роста социальной несправедливости. Кроме того, жители РФ переживают из-за возможного снижения дохода (63%), отказа или возможности отказа в бесплатной медицинской помощи (58%), подорожания привычных товаров (58%).

Чтобы узнать, как кризис 2014 года отразился на жизни простых россиян, мы поговорили с несколькими людьми с разным достатком и из разных регионов:

Руслан, 48 лет, Карачаевск

Моя мама — инвалид первой группы и по нашим меркам получает очень приличную пенсию — 23 тысячи рублей. Я нигде не работаю, ухаживаю за мамой, и за это мне дают пособие 1200 рублей. Еще нам помогают родственники. За ЖКХ уходит примерно 5000 рублей. Раньше была льгота: 50% коммуналки оплачивало государство, потом эту льготу отменили. Вместо этого нам дополнительно дают 1880 рублей, но это намного менее выгодно.

Обезболивающие лекарства и препараты от гипертонии и для сердца (это наши основные покупки) выросли в цене на 20 — 40%. Продукты тоже стали дороже примерно 30%. На еду уходит как минимум половина денег. Сильно упало качество практически всего, в том числе и лекарств. Одежду я маме не покупаю, себе тоже почти ничего не покупаю. Спасает то, что я всё готовлю сам, на рынке покупаю молоко, муку, рыбу, мясо. Иначе можно разориться.

Екатерина, 32 года, Москва

В двух словах я бы сказала так: в 2013 году я, бухгалтер с зарплатой в 40 тысяч, чувствовала себя богатой, а сейчас с зарплатой в 80 тысяч я себя уже так не чувствую. Раньше я ходила в рестораны два раза в неделю — теперь раз в месяц, а то и реже. Раньше в выходные я отдыхала, гуляя по торговым центрам, возвращаясь с полными пакетами одежды и обуви. Теперь я выходные провожу дома. И это мы – те, кто как считается, получает в Москве высокую зарплату. А теперь надо подумать, как живут люди с зарплатой в 20 тысяч в этой же самой Москве.

До 2015 года я с зарплатой в 40 тысяч могла себе позволить сорваться и полететь в Бордо на выходные, потом еще три недели ездить по Франции и еще на пару недель поехать на Лазурный берег. И жила я в отелях 4*. Сейчас с зарплатой в 80 тысяч еле нагребаешь на пять дней два раза в год в комнате airbnb, не сдвигаясь с места и экономя на билетах в музеи.

Иветта, пенсионерка, Москва

Я работала до 2015 года и хорошо зарабатывала. С 2015 — на пенсии, ее и тогда не хватало. Сейчас за все платит дочь, мне трудно судить, но понятно — все дорожает на глазах.

Учтите, что у меня пенсия максимальная для обычных людей, не силовиков и не госчиновников, как живут другие — не представляю. Я работала во внешнеторговой корпорации, еще с советских времен, 32 года, в 2015 году компания обанкротилась.

Сергей Беседин, 48 лет, Новосибирск

У меня было агентство по продаже зарубежной недвижимости. И в течение одной недели она стала никому не нужна. Агентство было небольшое, но продажи регулярные. Мне хватало на более-менее приличный уровень жизни. Переквалифицировался в журналисты, работал фрилансером, отвечал за рекламный контент в группах в соцсетях. Позже я вернулся к продаже недвижимости. Мы с моим другом из Петербурга открыли новую компанию.

Лина, 27 лет, Москва

У меня достаточно хорошая зарплата по сравнению с медианной и даже со средней по стране, но почти все деньги уходят на еду, проезд, оплату квартиры. Я не хочу называть цифр, но вот пример: вчера сходила в магазин за продуктами и ничего особенного не купила: сок, сыр, огурцы, помидоры, мандарины, творог, еще что-то. Ничего такого, из чего бы можно было приготовить сытный ужин. И это — 2% зарплаты. То есть умножая это на 30 дней и уравнивая с учетом того, что я все-таки не каждый день так закупаюсь, то примерно 40-50% зарплаты — это еда.

Получай я такую же зарплату пять лет назад — вообще бы из путешествий не вылезала. Тогда я получала в два раза меньше, но такое чувство, что позволить себе могла больше. И я понимаю, что мне вообще грех жаловаться — и не такое бывает, примеров можно привести много. Как выживают люди в маленьких городах — я себе просто боюсь представить.

Любовь Шапорина, 70 лет, Москва

Я на пенсии, которая невелика и которую я довольно давно перестала совмещать с работой. Денег хватает только на оплату ЖКХ, незамысловатой еды и лекарств. Если, не дай Бог, что-то в доме ломается и приходится оплачивать ремонт — сижу голодная. По второму диплому я психолог, весной мне исполнится 70 лет.

Инна, 42 года, Лион (Франция)

Как можно отойти от потери как минимум половины средств? Невозможно... Я в 2014 году продала бизнес в России, считала сумму в евро, так как уезжала во Францию, но счёт был рублёвый в «Сбербанке». Рассчитывала, что во Франции открою счёт и, соответственно, переведу средства на французский.счет в евро.

Много чего произошло прежде, чем я открыла счёт во Франции, в том числе и скачок евро. Плакали мои денежки. Ровно половина суммы просто сгорела. Если раньше на эти деньги можно было тут купить небольшую квартиру, то сегодня это уже нереально.

По сообщению сайта Euronews

Поделитесь новостью с друзьями