Либералы пляшут с отрубленными руками аспирантки

Дата: 13 ноября 2019 в 01:13


Либералы пляшут с отрубленными руками аспирантки

Елена Калашникова, vz.ru, 12 ноября

В современном политическом мире понятия добра и зла потеряли объективность. В последние дни у российской оппозиции случился повод радостно поязвить: заслуженный ученый убил и расчленил свою молодую любовницу. Ликование людей с «хорошими лицами» вызвала личность убийцы – известного историка из СПбГУ Олега Соколова. Чем же он оказался для них хуже других убийц и насильников?
«Слава Богу, это не Гасан Гусейнов кого-то убил, а то такое бы началось», – радостно выдыхали оппозиционно настроенные пользователи интернета. И в целом они правы. Если бы с отрубленными руками молодой любовницы поймали профессора ВШЭ, которого склоняли всю прошлую неделю за хамское высказывание в адрес русского языка, большинство патриотически настроенных блогеров упражнялись бы в остроумии на эту тему. Но с руками девушки задержали доцента из противоположного лагеря. Поэтому плясать на костях выпало либералам.
«Кровавый доцент-бонапартист Соколов уж извинился за отрубленные девичьи ручки – не то что жестокосердый москвич-филолог за фейсбучный пост... Свободу питерской доцентуре!» – глумится у себя в Facebook активный защитник и друг Гасана Гусейнова, политолог Глеб Павловский. Еще один товарищ и коллега Гусейнова из либерального лагеря, политолог Александр Морозов тоже радуется переключению повестки: «Все. Проф. Гусейнов уходит с радаров. На его место доцент Соколов заходит».
«Если бы он не расчленил ее, ее бы расчленили солдаты НАТО», – упражняется в остроумии Егор Решетов, руководитель издательского отдела партии «Яблоко».
«Он был блестящим ученым и лектором, но имел «небольшой» недостаток – в свободное от основной работы время домогался подчиненных и убивал людей», – не отстает от коллег и политолог Александр Кынев.
Больше всех старался победить в конкурсе веселых и находчивых людоедов либеральный журналист Александр Рыклин. Он опубликовал несколько сообщений в Facebook про убийство молодой девушки – одно радостнее другого. Однако упражнения Рыклина в шутках настолько вымучены и плоски, что цитировать их нет никакого смысла. Возможно, такая неловкость в формулировках объясняется тем, что сам Рыклин (как, кстати, и политолог Морозов) живет с девушкой, которая младше его не на один десяток лет, повторяя возрастные предпочтения доцента Соколова.
«Давно ясно, что путинский режим могут защищать только психопаты», – резюмирует человек кристальной чистоты, один из лидеров либертарианцев Михаил Светов. На Светове и грехов-то всего ничего – только недавнее уголовное дело о развратных действиях и известная на весь интернет репутация любителя малолеток.
Но то ж разве грех? Это кого надо грех, оправданный личностью самого Владимира Буковского, тоже известного любителя малолетних детей. Некрологи скончавшегося две недели назад Буковского в либеральных СМИ содержали весь список его заслуг перед диссидентским движением, но стыдливо скрывали обвинение, выдвинутое против писателя Королевской прокуратурой Великобритании: хранение и создание детской порнографии.
Когда в доме Буковского в Кембридже было обнаружено порядка двадцати тысяч фото и видео с детской порнографией, защитники диссидента традиционно обвинили ФСБ в подбрасывании улик и попытке осквернить репутацию великого человека. Однако британская прокуратура, ранее не замеченная в работе на Кремль, подтвердила свои обвинения – Буковский годами коллекционировал снимки обнаженных детей. Суда Буковский так и не дождался – и был препровожден в мир иной как человек всевозможных достоинств, с самыми светлыми и чистыми некрологами.
Надо полагать, что все помнят, какими сочными комментариями в Сети сопровождаются новости о том, что на педофилии попадается кто-то из православных священников.
В современном политическом мире понятия добра и зла потеряли объективность. Нет единых стандартов, нет общих книжек о том, «что такое хорошо и что такое плохо» для оппозиции и патриотов. Не стоит забывать, что когда любимец либеральной публики, основатель «Проекта ОГИ» Алексей Кабанов убил и расчленил свою жену, комментарии были не менее людоедскими. Преступление, как и в случае Соколова, связывалось не с личностными качествами преступника, не с психическим здоровьем, а с его политическими воззрениями. Если «сукин сын» наш, то и проступки его можно оправдать и замять. Если «сукин сын» чужой, то с него спросится в гротескном масштабе. У каждого лагеря свои вводные: «Здесь глумимся, здесь – скорбим. И смотри не перепутай».
Но это только кажется, что в таком мире жить легко и просто – знай, листай себе методичку. Параллельно с воодушевленно отрабатываемой историей расчленителя Соколова оппозиция столкнулась с не менее жесткой историей активиста группы «Сеть» Армана Сагынбаева. Сразу несколько девушек обвинили Сагынбаева в физическом и сексуальном насилии, а также в сознательном заражении вирусом СПИДа.
Активисты «Сети» обвиняются в создании террористического сообщества и подготовке взрывов во время выборов президента и чемпионата мира по футболу. Обвиняемые утверждают, что их пытали в СИЗО и требовали дать признательные показания. Большинство оппозиционеров поддерживают фигурантов дела, называют их политическими узниками и собирают деньги в их поддержку.
И теперь борцы за все хорошее против всего плохого оказались в моральном цугцванге: то ли поддержать зараженных неизлечимым вирусом девушек, то ли героизированного Сагынбаева. В комментариях под разоблачающими постами в интернете либеральная тусовка об этом и пишет – зачем публиковать такие жесткие подробности? Вы что, хотите сказать, что «Сеть» не надо защищать? И разоблачители оправдываются – конечно, речь не об этом. И все равно разоблачители подвергаются травле в своей среде за «вынос сора из избы». Мол, если наш – то наш до конца. Как Светов, как Буковский.
Повторимся, что такое избирательное представление о добре и зле свойственно обоим лагерям. При этом провластное большинство все же, по праву сильного, как-то старается сдерживать свои реакции по поводу подобных трагедий. Исключение составит, пожалуй, очередная смерть Аркадия Бабченко. Но то, как искренне переживали его первую смерть даже его оппоненты, навсегда останется в истории современного российского гуманизма. Желая прямо противоположного, измазавшись свиной кровью, Бабченко помог своим врагам продемонстрировать человечность и эмпатию.
Чего не скажешь о протестном меньшинстве. По праву слабого они считают, что язык их свободен от любых моральных ограничений. Люди с ограниченными политическими возможностями требуют компенсации в виде права на расчеловечивание.

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями