Обвинения в «неповиновении» полиции как инструмент против несогласных?

Дата: 08 ноября 2019 в 16:23


Обвинения в «неповиновении» полиции как инструмент против несогласных?

«НЕПОВИНОВЕНИЕ», «ПРИМЕНЕНИЕ НАСИЛИЯ»

Актюбинского активиста Алибека Молдина, которого в минувшем и в этом году несколько раз задерживали на несогласованных с властями митингах, отправили под административный арест на 15 суток. Пять суток суд ему дал за участие в несанкционированной антикитайской акции в начале сентября, десять – за «неповиновение» требованию сотрудника полиции.


Жена Молдина считает дело против мужа необоснованным. Она говорит, что утром 7 ноября муж вышел из дома с дочерью, чтобы отвести ребенка в школу, и затем пропал. Вечером суд вынес постановление об аресте.

– На моего мужа набросились четыре человека и усадили его в свою машину, – рассказывает Жадыра Нурманова события четверга со слов супруга. – Поначалу нам об этом не было известно. Через некоторое время я забеспокоилась. Отправилась в школу, позвонила в больницу и в полицию. В полиции мне сказали: «Ваш муж находится в Заводском отделе полиции, через некоторое время его повезут в административный суд». Утверждения о якобы его неповиновении полиции — неприкрытая ложь.

Землячку Алибека Молдина Карлыгаш Асанову, которая тоже «засветилась» на несанкционированных митингах, в прошлом месяце приговорили к полутора годам ограничения свободы, обвинив в «применении насилия» в отношении полицейского. Женщина была одной из тысяч задержанных в день президентских выборов 9 июня – антиправительственные митинги прошли в тот день в ряде казахстанских городов (их участники призывали бойкотировать выборы, считая их несправедливыми и предрешенными; победителем выборов был назвал Касым-Жомарт Токаев, ставленник 79-летнего экс-президента Нурсултана Назарбаева). Асанова, как утверждается в материалах дела, якобы вонзила иглу в правую ягодицу сотрудника полиции, когда задержанных заталкивали в автозак. В качестве вещдоков в деле проходили нижнее белье полицейского и игла.

Карлыгаш Асанова заявила в суде, что действительно ходила на митинг 9 июня, но иглы у нее не было, какой-либо предмет в ягодицу полицейского она не вонзала.

— Я действительно скандировала «Шал кет!» («Старик, уходи!»), «Назарбаев, кет!» («Назарбаев, уходи!»). Но иглой в ягодицу полицейского я не колола. Наоборот, они нарушили мои права. Продержали в участке около 12 часов, оказывали психологическое давление. Всё это время не давали еды и воды, не пускали в туалет. Заставили подписать заполненный ими протокол и грозили устроить отчисление моей дочери с места учебы, — заявила Асанова, которую суд штрафовал уже дважды за участие в митингах без санкции.


Полицейский Бакытбек Сыдыкбаев на слушаниях по этому делу не присутствовал. В канун вынесения приговора он участвовал в заседании через видеосвязь – в суде сказали, что Сыдыкбаева перевели по службе в другой регион (по сообщениям, его повысили в звании) – и заявил, что опознал в подсудимой женщину, которая уколола его иглой. Каких-либо видеодоказательств случившегося представлено не было.

Живущий в Алматы правозащитник Денис Дживага, сотрудник Казахстанского бюро по правам человека, говорит, что власти, обвиняя участников мирных митингов в нападениях на силовиков, сопротивлении и неповиновении им, заранее знают, что задержанные поставлены в беспомощное в правовом отношении положение.

– Дело в том, что полицейские нередко провоцируют участников протестных акций либо сами, либо с помощью подставных лиц. Если человек заранее не подготовлен к тому, что против него сейчас будет совершена провокация, то он практически оказывается бессильным против такой провокации, поскольку любое его движение для собственной же защиты может быть расценено как неповиновение, сопротивление и даже нападение, — отмечает Денис Дживага.

СЛУЧАИ В ДРУГИХ РЕГИОНАХ

По обвинению в «неповиновении» сотрудникам государственных органов в последние несколько месяцев в Казахстане привлекли к ответственности свыше десятка людей, которые участвовали в антиправительственных акциях либо находились на месте таких митингов.

В Уральске в эти дни судят местную жительницу Алию Абулхаирову, которая многократно выходила на протесты и одиночные пикеты. Ей вменяют «неповиновение» при задержании вне митинга.

— Дело было 18 октября. Утром я шла на работу, когда сзади на меня напали несколько человек и повалили меня на землю. Я стала кричать, чтобы прохожие обратили внимание и помогли мне, мне казалось, что это преступники, — сказала Алия Абулхаирова Азаттыку. — Тогда эти люди в форме полицейских стали требовать, чтобы я пошла с ними, говорили, что в отделение полиции. Я попросила их представиться, показать документы, вручить повестку, но этого не было. Меня просто тащили куда-то, я сопротивлялась. Но они всё же увезли меня, и только в полицейском участке я узнала, что это действительно были сотрудники полиции.

Как утверждает женщина, в полиции с ней провели беседу и предупредили об ответственности за участие в не согласованных с властями акциях. В полиции считают, что Абулхаирова «оказала сопротивление» сотрудникам «во время доставления [в отделение] по поручению следователя».

В Алматы в сентябре на четверо суток арестовали Булата Смагулова, одного из десятков задержанных 21 сентября на месте несостоявшейся протестной акции, обвинив в неповиновении требованию полиции. В суде Смагулов сказал, что считает обвинение необоснованным. По его словам, при задержании кто-то толкнул его в спину и получилось так, что будто бы он оказал сопротивление полиции. Другому алматинцу, Болату Имашеву, задержанному после той же акции, суд вынес предупреждение по статье о «неповиновении законному распоряжению или требованию» полицейского. Имашев обвинение отверг.


В августе в Нур-Султане задержали около десятка молодых людей, которые собирались провести монстрацию — акцию с плакатами с абсурдистскими лозунгами. Выступление не состоялось. Задержанные сообщили, что в отделении составили протоколы по статье 443 кодекса об административных правонарушениях («Неповиновение законному требованию лица, участвующего в обеспечении общественного порядка»).

В июне в Уральске оштрафовали журналиста региональной газеты «Уральская неделя» Лукпана Ахмедьярова – суд назвал его виновным в «неповиновении требованию полиции». 12 июня Ахмедьярова, освещавшего события на месте предполагаемой акции несогласных с результатами досрочных выборов президента Казахстана, задержали и привезли в здание полиции, где продержали более трех часов. Журналист заявил, что подвергся произвольному задержанию. Сотрудники полиции утверждали, что журналиста «доставили» после того, как он отказался проследовать в департамент, куда его вызвали «по поручению следователя». В суде один полицейский сказал, что Ахмедьяров якобы поставил ему подножку, а другой заявил, что журналист во время задержания снес плечом ему фуражку. Изученная в суде видеозапись полиции подтвердить слова полицейских не смогла.

«ЗАПУГАТЬ» АКТИВНЫХ

Обвинения в противодействии сотрудникам силовых органов предъявляют участникам антиправительственных митингов и в соседней России. После летних акций протеста в Москве, прошедших из-за недопуска к выборам в Мосгордуму оппозиционных и независимых кандидатов, несколько человек были отправлены за решётку за «применение насилия к представителю власти». Одного обвинили в том, что он кинул пластиковую бутылку в полицейского, другой, как было заявлено, якобы вывихнул плечо бойцу Росгвардии, третий – потянул силовика за рукав, кто-то «толкнул» сотрудника полиции.

Правозащитники назвали арестованных политическими заключенными. За их освобождение выступили известные деятели культуры, актеры, педагоги. На фоне общественного резонанса несколько приговоров были пересмотрены, например, актеру Павлу Устинову заменили реальный срок на условный. Сотрудники полиции, разгонявшие с применением силы продолжавшиеся больше восьми недель протесты в Москве, к ответственности привлечены не были: Следственный комитет отказался проводить проверку по заявлениям людей, которые жаловались, что пострадали из-за действий силовиков.

Сотрудник Казахстанского бюро по правам человека Андрей Свиридов, видит схожие методы в действиях властей в Казахстане и России.

– Очевидна попытка полиции запугать активных участников мирных митингов. В Казахстане вслед за Россией полиция активно использует предъявление обвинения в сопротивлении, неповиновении, в нанесении побоев полицейским и ОМОНовцам. Можно сказать, что казахстанские полицейские учатся у московских. Также очевидны параллели с выборными кампаниями в обеих странах: в Казахстане – президентские, в России – региональные. В Казахстане, правда, за последние полгода проявились и антикитайские протесты. Разница – в масштабах протестов. В Москве протестовали сотни тысяч людей. У нас пока такое практически невозможно. Масштабы несопоставимы, — считает правозащитник Андрей Свиридов.

Руководитель общественной организации «Ар.Рух.Хак» правозащитник Бахытжан Торегожина говорит, что после вступления Токаева в марте этого года в должность президента казахстанские власти пытались показать «поворот к демократии». Это, по ее мнению, можно было наблюдать 1 мая, когда участники митингов в Алматы и Нур-Султане протестовали на протяжении около трех часов, скандируя антиправительственные лозунги и призывая к бойкотированию выборов (задержания были проведены после неоднократных призывов властей разойтись, тогда как ранее людей задерживали на подступах к местам предполагаемых протестов, до начала митингов).

– Затем всё откатилось не только на прежние позиции, но даже дальше. Такое ощущение, что власти испугались, когда почувствовали – особенно в связи с президентскими выборами в июне – масштабы протестного потенциала. Поэтому неудивительно, что силовые органы, которые и ранее запугивали участников протестных акций, теперь еще больше стали их запугивать применением обвинений не только в рамках административного, но и уголовного кодекса. Цель – еще больше запугать общество и еще больше дезориентировать активистов возможными разнообразными наказаниями, начиная от крупных штрафов и заканчивая не только административными арестами, но и реальными тюремными сроками, — заключает Бахытжан Торегожина.

Вступивший в должность президента в марте этого года и объявленный победителем июньских досрочных выборов Касым-Жомарт Токаев в нескольких публичных выступлениях пообещал политические реформы. Он говорил также, что «образ полиции как силового инструмента государства будет постепенно уходить в прошлое, она станет органов по оказанию услуг гражданам для обеспечения их безопасности».

Международная организация Human Rights Watch считает, что обещанные Токаевым реформ остались нереализованными.

Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых — о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
 
В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Поделитесь новостью с друзьями