Ерлан Карин: Президент может распустить Совет безопасности

Дата: 01 ноября 2019 в 10:13


Ерлан Карин: Президент может распустить Совет безопасности

Недавний указ президента Казахстана Касым-Жомара Токаева о назначении руководителей органов, непосредственно подчиненных и подотчетных президенту Казахстана по согласованию с Советом безопасности усилил обсуждения об установившемся двоевластии в Казахстане. Не ограничивает ли полномочия второго президента Касым-Жомарта Токаева

Нурсултан Назарбаев, который в годы своего президентства назначил себя пожизненным председателем Совета безопасности? Что было сделано Национальным советом общественного доверия, который был создан по инициативе Токаева? Будут ли внесены изменения в закон о выборах? На эти и другие вопросы репортера Азаттыка ответил советник президента Казахстана Ерлан Карин.

Азаттык: Господин Карин, как мы заметили, вы и ваши единомышленники убеждены, что в Казахстане, согласно Конституции, есть только одна власть, которая находится в руках президента Токаева. Назарбаев завершил транзит власти? Передал ли он все полномочия Токаеву?

Ерлан Карин: Конечно, у транзита власти в Казахстане были свои особенности. Согласно Конституции, в случае досрочного прекращения полномочий президента, они передаются следующему лицу. Транзит власти в Казахстане не ограничивался конституционным порядком. Новый президент провел досрочные президентские выборы, чтобы утвердиться в своих полномочиях. Поэтому можно сказать, что процесс транзита власти в Казахстане был обеспечен во всех отношениях.

Азаттык: Те, кто говорит о двоевластии в Казахстане, ссылаются на нынешние полномочия Назарбаева.

Ерлан Карин: Тема двоевластия – это искусственная тема. На самом деле такой проблемы не существует. Повторюсь, кто-то поменял Конституцию? Не поменял. Именно поэтому президентская власть остается ядром политической системы в Казахстане.

Азаттык: Касым-Жомарт Токаев издал указ, согласно которому руководители органов, непосредственно подчиненных и подотчетных президенту Казахстана назначаются по согласованию с Советом безопасности. Как вы к этому относитесь?

Ерлан Карин: Это процедура между администрацией президента и Советом безопасности. В четвертом пункте указа говорится, что президент вправе принимать любое кадровое решения вне процедур.

Азаттык: То есть президент может назначать руководителей без согласования с Советом безопасности?

Ерлан Карин: Конечно.

Азаттык: Министр юстиции Марат Бекетаев заявил, что последнее слово остается за Советом безопасности. Что вы можете сказать в связи с его высказыванием?

Ерлан Карин: Пресс-секретарь президента Берик Уали высказался по этому поводу и сказал, что комментарий министра был некорректным.

Азаттык: Почему министр Бекетаев в таком случае не принес извинения?

Ерлан Карин: Несмотря на то, что он не извинился, в тот день состоялось заседание, где ему было сделано замечание. Этого достаточно.

Азаттык: Мы обратились к министру юстиции именно по этому вопросу. Он сообщил нам, что высказал свое мнение по этому вопросу и больше ничего не скажет.

Ерлан Карин: Это личное дело министра.

Азаттык: Министр ошибся?

Ерлан Карин: Ошибся.

Азаттык: Как вы думаете, откуда пошли разговоры о «двоевластии» в Казахстане, о том, что «Назарбаев не лишился власти»? Есть ли, на ваш взгляд, внешние силы, которые разжигают интерес к этим разговорам?

Ерлан Карин: Это проблема, которую искусственно ввели в информационное пространство. Эксперты до недавнего времени гадали, будет транзит власти или нет. Его осуществили полностью.

Азаттык: А что вы думаете по этому поводу? Есть люди, которые не верят в это.

Ерлан Карин: Одни верят, другие нет. Прошло не так много времени, как осуществили этот процесс. Поэтому если возникают сомнения, это понятно.

Азаттык: Кому могут быть выгодны разговоры о двоевластии?

Ерлан Карин: Есть те, кто намеренно поднимает эту проблему и разжигает интерес к этому вопросу. Они хотят сказать, что нынешняя власть слаба, поэтому снова и снова пытаются вернуть в информационное пространство эти разговоры. Иногда разные внешние силы также пытаются использовать это. В политике бывают такие заинтересованные группы.

Азаттык: Давайте вернемся к процедуре назначения на высокопоставленные должности. К примеру, предположим, что президент Токаев решил назначить человека на должность акима или министра. Однако, согласно закону о Совете безопасности и одному из последних указов Токаева, это должно быть согласовано с советом безопасности. Какой будет процедура назначения? Соберется ли для этого совет?

Ерлан Карин: Совет собираться не будет и обсуждения не будет. К примеру, предположим, что назначается заместитель акима области. Документы назначаемого лица будут рассмотрены в разных отделах. Один отдел изучит политические стороны, другой – стороны хозяйственной организации. Решение принимается только после этого. Это такой технический вопрос. Президент принимает решение, он же готовит предложение для назначения на определенные должности.

Азаттык: В первой статье закона о Совете безопасности говорится, что «состав Совета безопасности формируется президентом Казахстана». Если это так, то может ли Токаев расформировать Совет безопасности?

Ерлан Карин: Конечно. Кто формирует, тот и распускает.

Азаттык: Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) призвала опубликовать протоколы президентских выборов, состоявшихся в июне этого года. Почему Центральная избирательная комиссия не опубликовала протоколы последних выборов?

Ерлан Карин: Этот вопрос нужно задать Центральной избирательной комиссии.

Азаттык: Как вы думаете, протоколы должны быть опубликованы?

Ерлан Карин: Если честно, я об этом не думал. По-моему, протоколы были представлены. Думаю, в Центральной избирательной комиссии вам ответят на этот вопрос.

Азаттык: Мы спрашивали, но нам не ответили. Хотим узнать мнение советника президента.

Ерлан Карин: Я готов прокомментировать вопросы, которыми я занимаюсь непосредственно.

Азаттык: В ОБСЕ постоянно не признают результаты выборов в Казахстане. Почему так происходит?

Ерлан Карин: Во-первых, назовите в какой стране ОБСЕ была удовлетворена избирательным процессом. Во-вторых, организация признала, что на этих выборах, по сравнению с предыдущими выборами, был достигнут прогресс, выборы прошли в конкурентной среде. Надо говорить и о недостатках.

Азаттык: В день выборов и на следующий день после них полиция задержала четыре тысячи человек. Как вы расцениваете их протест против результатов выборов?

Ерлан Карин: Это показывает, что у нас есть политический плюрализм, есть разные взгляды. Задержанные были привлечены к ответственности за административные правонарушения, а не за выражение взглядов. В ближайшее время будет изменен порядок организации мирных митингов в Казахстане. Сейчас это обсуждается.

Азаттык: Господин Карин, Национальный совет общественного доверия (НСОД) стал одной из первых инициатив Токаева после его избрания президентом. Вы являетесь секретарем совета. Для чего был нужен этот орган в Казахстане, где существует двухпалатный парламент?

Ерлан Карин: Это разные институты и органы. Парламент является органом законодательной власти. Национальный совет является консультативным органом. Нужно с пониманием относиться к созданию Национального совета как новому каналу, который позволит принимать новые идеи и требования, звучащие в обществе.

Азаттык: Можно ли сказать, что Национальный совет является своего рода буфером между властью и обществом?

Ерлан Карин: Власти упорно реализуют эту инициативу. Вначале было объявлено о его создании, затем совет создали, определили порядок, состоялось официальное заседание. После заседания во всех социальных сетях я опубликовал информацию о работе совета. После первого заседания был разработан план по более 70 предложениям. Мы готовим этот план. Документ будет опубликован в ноябре.

Азаттык: Есть мнение, что состав Национального совета был сформирован из числа лиц, удобных для Карина. Вам не кажется, что в совете собрались люди, с которыми вы дружите, и те, кто будет с вами соглашаться?

Ерлан Карин: Нет, у меня голова бы не болела, если бы они были удобны только для меня. Я знаю, почему сложилось такое мнение. Я же не виноват в том, что в эти годы общался с известными людьми в обществе?!

Азаттык: Вы признаете, что сыграли ключевую роль в определении состава Национального совета?

Ерлан Карин: Признаю. Однако с некоторыми членами Национального совета я познакомился лишь недавно. К примеру, я не был знаком с Айман Умаровой. Выслушав ее идеи и мнения, я внес предложение. Поэтому нельзя сказать, что все они удобны для меня.

Азаттык: Есть ли среди них неудобные для вас люди?

Ерлан Карин: Нельзя сказать, что неудобные. К примеру, на заседании национального совета постоянно идут дебаты. Бывает, что мы часто повышаем голос и обижаемся друг на друга. Ссоримся и миримся. Все 44 человека, входящие в Национальный совет, имеют свою гражданскую позицию.

Азаттык: Основной целью создания Национального совета было установление диалога с обществом. И земельный вопрос стал одной из главных проблем, на которые обращает внимание общественность. Макс Бокаев, который поднимал земельный вопрос в 2016 году, по-прежнему находится в тюрьме. Талгата Аяна, осужденного вместе с ними, освободили недавно. В Национальном совете нет людей, которые подобно Владимиру Козлову и Жанболату Мамаю, находились рядом с участниками Жанаозенских событий. В одном из своих интервью президент Токаев рассказывал о молодежных организациях Казахстана, о движении «Оян, Қазақстан». Однако их представителей в Национальном совете нет. Удивление также вызывает тот факт, что среди членов совета есть другие кандидаты в президенты, кроме Амиржана Косанова, который набрал наибольшее количество голосов после Токаева (16 процентов). Почему?

Ерлан Карин: Во-первых, кроме тех, кого вы назвали, других также нет. Во-вторых, невозможно охватить всех. В таком случае в совете состояли бы не 44, а 80-100 человек.

Азаттык: Я имею в виду людей, которые стали «детонаторами» самых больших событий в обществе.

Ерлан Карин: Есть много людей, которые были «детонаторами». Не только люди, о которых вы говорите. В Национальный совет вошли те, кто проявил желание, выразил готовность вносить вклад в конструктивный диалог. А если со стороны этих граждан не было инициативы, предложений по вхождению в совет, то ...

Азаттык: Возможно, вы не предлагали?

Ерлан Карин: Как я уже отметил, в Национальный совет вошли те, кто изъявил такое желание. Цели написать всем одинаково письма не было. Мы сфокусировались на профессионализме, постоянстве и активности при поднятии проблем и определенных тем.

Азаттык: Люди, которых я назвал, не отвечали вашим требованиям?

Ерлан Карин: Во-первых, они не изъявили желания.

Азаттык: Косанов тоже не изъявил желания? Он кандидат, получивший 16 процентов голосов. Между тем в Национальный совет вошли кандидаты, набравшие по одному проценту.

Ерлан Карин: Мы не обращались к Косанову с таким предложением. В это время он был вне доступа, болел. Если не ошибаюсь, он также отсутствовал на церемонии инаугурации. Я обращался в молодежную организацию с предложением. Они не пришли на встречу. И как можно дальше с ними говорить?

Азаттык: Владимир Козлов, Жанболат Мамай, Талгат Аян жестко критикуют власти. К ним обращались с предложением? Или с ними опасно сидеть за одним столом?

Ерлан Карин: Нет, таких мыслей нет. Мы обратились с предложением ко многим. По обоюдному согласию, я не буду называть имена. Мы встречались с рядом граждан, которые жестко критикуют власти, и я не отрицаю этого. Они поставили условия, но не политические. Сказали, что не хотят сидеть с некоторыми лицами за одним столом. Мне кажется, это несколько странное условие.

Азаттык: Вы довольны нынешней деятельностью Национального совета?

Ерлан Карин: Вполне.

Азаттык: На заседании Национального совета много говорили о внесении изменений в закон о выборах в Казахстане. Согласно закону, парламентские выборы должны состояться в 2021 году. Будут ли внесены изменения в закон о выборах до этого времени?

Ерлан Карин: Должны быть внесены.

Азаттык: Думает ли президент Токаев встречаться с казахстанскими журналистами? Может ли состояться встреча в открытом свободном формате с участием независимых журналистов?

Ерлан Карин: Все возможно. Я занимаюсь политическими вопросами. За информационную работу отвечают другие. Этот вопрос лучше адресовать им. Однако такую возможность отрицать нельзя. Президент поддерживает политику открытости, гласности. Здесь я не вижу проблемы.

Азаттык: Через какое время мы можем увидеть конкретные результаты, доказывающие открытость Токаева с обществом?

Ерлан Карин: Открытости президента с обществом ждать не нужно. Он уже неоднократно демонстрировал свою открытость. Участвовал в публичных дебатах на заседании совета, которые длились несколько часов. Президент и общественные деятели, сидя за одним столом, обсуждали важные вопросы без цензуры.

Азаттык: И когда мы увидим реальные результаты? К примеру, дадут ли свободу политзаключенным? Если дадут, то когда?

Ерлан Карин: Во-первых, необходимо дать определение понятию политзаключенные. Во-вторых, существует порядок обращения с ходатайством об освобождении, если у человека есть желание выйти на свободу. Соответственно, каждый человек может подать свои документы.

Азаттык: Спасибо за интервью!

Поделитесь новостью с друзьями