Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Байкеры особого назначения: Алматинец рассказал о своей необычной работе пожарного на мотоцикле (ФОТО)

Дата: 18 октября 2019 в 10:54 Категория: Происшествия


Байкеры особого назначения: Алматинец рассказал о своей необычной работе пожарного на мотоцикле (ФОТО)

Исламжан Султанов — сержант, старший пожарный части № 12. Исламжан родился в Алматы в 1995 году, и сейчас он уже женат и вместе с супругой воспитывает ребенка.

Образование нового формата

«Технический институт в Кокшетау – там я сейчас обучаюсь заочно, на третьем курсе. Наш ВУЗ на базе КЧС МВД РК – он такой один в Казахстане, и он готовит и выпускает пожарных. Обучающий процесс нам упростили, и теперь мы туда не ездим — через интернет проходит наше обучение, дистанционно. Лекции проходят в онлайн режиме, это такие образовательные стримы (трансляции) – через YouTube тоже. Мы их смотрим, изучаем, делаем записи. Экзамены мы сдаем пока традиционно – надо ехать в Кокшетау

Заочное дистанционное обучение для нас – это нормально, потому что на практике мы сталкиваемся со всеми видами пожаров. Нам дают еще более глубокие знания – по физике, химии, по тушению пожаров — и прочие вещи, с которыми сталкиваются пожарные в своей работе. А очники, которые пришли на учебу после школы или колледжа – они часто преподавателей просто не понимают. После завершения учебы, мне присвоят звание лейтенанта – но не автоматом, конечно. Я ведь еще соответствую многим критериям, прохожу тестирование, параллельно работаю и совершенствуюсь».

Беспокойство мамы и стабильная зарплата

«Родители мой выбор профессии поддержали. Сказали, что если я этого действительно хочу, если мне хочется этим заниматься, запрещать не будут. Это мой выбор… Мама переживала, конечно, понимая, что работа опасная. Но мамы всегда переживают… Когда мы на «сутках» (на 24-часовом дежурстве), обязательно созваниваемся. Я, чтобы ее успокоить, звоню ей и говорю, что со мной все в порядке.

Еще одна важная вещь, чтобы понять, почему я выбрал эту работу – очень большой уровень безработицы на гражданке. Сокращения, снижение зарплаты и прочее. А у нас – стабильность. Зарплата хоть и не большая, но я всегда ее получу. А у меня жена, ребенок, и я должен думать о своей семье».

Работа на самом острие

«Мобильное подразделение – на самом острие. Они первыми прибывают, оценивают обстановку и передают первичную информацию, которой пользуются уже все остальные пожарные части и другие службы. На нас большая ответственность, чтобы мы правильно оценили положение дел и не вызвали слишком много подразделений, что может привести к тому, что оголятся другие участки. Мне понравилось то, что мобильное подразделение – это что-то новое, свежее. На них больше ответственности, и они больше рискуют собой. Так что, я сразу решил тут работать, как только услышал о нем».

Байкерский стаж и отбор на основе IQ и роста

«До службы у меня был свой мотоцикл. В общей сложности, с перерывами, три года я на нем проездил. Чтобы попасть в наше подразделение, нужно уметь ездить на мотоцикле — это первое требование. Второе — должны быть определенные категории прав.

Ну, и еще сотрудник должен быть развит. Умственно, я имею в виду. Пожарный, прибывший на место, должен адекватно себя вести, оперативно и правильно оценить ситуацию, доложить обстановку, помогать координировать действия различных подразделений. Никто ему не даст времени на раскачку — у нас его просто может не быть. Так что, ведется строгий отбор, не каждый его проходит. Есть и требования по росту — не берут парней ниже 179 см, иначе не дотянутся ногами до земли, сидя в седле мотоцикла с такой высокой посадкой, как у наших BMW GS 1200. По весу могу сказать, что есть и легкие парни, но очень сильные. Так что, вес — не основной показатель. Но важный, все-таки. 

Мы всегда поддерживаем форму, у нас есть дни для СМР (спортивно-массовая работа), и состав занимается на территории части в спортивном зале. Тягаем железо, в том числе. Бегаем. Потом сдаем тесты — бег, подтягивания… Я сам могу подтянуться 16 раз. Бегаем и 100 метров, и 3 километра». 

Никаких сотовых телефонов и 15 минут на обед

«У нас строгий распорядок дня на дежурстве. У нас ПСЧ — пункт связи части, это круглосуточный пост.  Едим мы три раза в день, можем и чаще, приносим еду из дома. Но здесь тоже кормят. Время для перерывов на еду — около 15 минут. Кушаем по очереди — делимся на две группы, потому что всегда должны быть свободные бойцы, готовые выехать в случае, если поднята тревога. Нас здесь от 11 до 13 человек. Заступаем в наряды, все как в военной части.

Есть свободное время — это один час. Если я сижу на посту, я имею право взять устав и почитать его. Для меня это полезная информация. Если ты знаком с уставом службы, ты лучше защищен, как я считаю. Телефоны, смартфоны у нас запрещены — не получится посидеть в соцсетях или произвести фото — или видеосъемку. У нас есть специальный шкафчик, где мы наши гаджеты оставляем, когда заступаем на дежурство».

«Работать с людьми – очень важно»

«Работать с людьми – очень важно... Когда ты прибываешь к месту возгорания, а люди паникуют — ты помогаешь им, успокаиваешь… Хотя бы одним своим присутствием и уверенными действиями. Ну, и еще, я люблю рисковать – это у меня в характере. И люблю преодолевать трудности. Наша профессия – не самая легкая, не каждый может сюда прийти, не каждый может сказать – хочу тут работать. Не каждый выдерживает, прежде всего, психологическую нагрузку. Да и физическую тоже».

«А нужно ли мне все это?»

«Мысли уйти не возникало, честно говоря. Я сам спрашивал себя – а нужно ли мне все это? Ответил себе, что да, нужно, и я иду до конца. Я не имею в виду – доработать до пенсии. Если будет возможно, планирую подольше остаться в этой системе и после выхода на пенсию. У нас есть перспективы. Если у тебя есть высшее образование, если ты нацелен на большее, всегда есть возможность развития карьеры. И до полковника можно дослужиться, если дружишь с головой».

«Повышение зарплаты не помешает»

«Зарплата у меня 87 тыс тенге. Если поднимут – возражать не буду, конечно. Будет полегче. Я смотрю, сколько получают пожарные в других странах, сколько у нас, захожу на разные сайты, смотрю фильмы, в том числе документальные. Повышение зарплаты не помешает. Во-первых, работа связана с риском, во-вторых, нам запрещена другая деятельность, на другую работу мы не можем устроиться, чтобы подрабатывать. За исключением преподавательской деятельности». А льгот нет, но ежегодно мы можем отдохнуть один раз в санатории за счет государства. В ВУЗе обучаюсь бесплатно. Конечно, проходя тесты и экзамены».

3 дня отдыха и мысли о работе

«Хозяйства у меня нет, огорода или еще чего-то. Я вышел со смены и сразу домой, заниматься домашними делами. Для чего нам дают трое суток отдыха – чтобы мы разгрузились, чтобы голова была чистой. Хотя мыслями всегда возвращаюсь к работе».

«Сбить и огонь, и панику»

«Очень большой прессинг и давление оказываются на каждого пожарного на «сутках». Он семью не видит, не знает, что там происходит. 24 часа, когда ты вне своей семьи. Ты дежуришь, выезжаешь на пожар и видишь там панику. Наша задача, одна из основных – сбивать не только огонь, но и панику. Если мы этого не сделаем, этого не сделает никто. Мы участвуем в психологических тренингах для этого. Я уверен, что каждый пожарный должен быть психологом и уметь работать с людьми. И с собой. Если себя не подготовишь к дежурству – работать не сможешь. Я могу это сказать, исходя из своего опыта».

Особенности мобильных отрядов

«Я тут с весны, а сезон у нас с весны по осень. В ноябре мы уже не будем выезжать. Это связано с тем, что погодные условия осенью и зимой не позволяют нам маневрировать. Мы тяжело нагружены, тем же ГИРСом 400 (переносное устройство пожаротушения) весом более 50 кг, другими спецсредствами, и если будет лед на дорожном покрытии или снег, то мотоциклом управлять будет очень тяжело и опасно для других участников движения. Возобновим свою работу и выезды весной. У нас 6 мотоциклов в городе, три подразделения по 2 экипажа – в Алмалинском, Бостандыкском и Ауэзовском районах. Пока не так много, но эта инициатива развивается. Благодаря акимату города и нашему генералу – Аубакирову Серику Абдуловичу.

С весны у нас было около 18 вызовов, в которых мы и другие наши мобильные отряды участвовали.  Старшие диспетчеры оценивают звонок, поступающий на 101 – что горит, где находится этот объект, в какой доступности. Нас могут отправить и на крупный пожар, и на возгорание автомобиля, только цели будут разные: в первом случае – произвести разведку, оценить обстановку, во втором – произвести тушение. Мы прибудем раньше других, в этом наше преимущество.

Когда закончится сезон работы мобильного подразделения, перейдем на основную свою службу: будем уже не мотоэкипажем, а командой на основном спецтранспорте. Отдыхать не будем — долг зовет, и мы в боевом расчете будем выезжать в составе своих подразделений. Правда, за руль транспорта я не сяду — я боец-пожарный, моя основная задача — тушение пожара и спасение людей».

Несознательные водители и предупреждение для «отбитых»

«Город очень загружен, движение затрудненное, не все водители сознательные — даже если мы включаем проблесковые маячки и сигналы звуковые, нас не всегда пропускают. Сейчас очень много односторонних улиц стало, так что мы изучаем схему своего района, места заторов, чтобы знать, как быстрее добраться до определенных точек. Ну, и еще мы регулярно участвуем в ПТЗ (пожарно-тактических занятиях) и отрабатываем технику и методики тушения пожаров в различных дорожных ситуациях.

В адрес всех водителей хочется сказать: пропускайте спецтранспорт — и скорую помощь, и пожарных, и полицию. Если включены спецсигналы, значит, речь идет о спасении человеческих жизней. А для самых «отбитых» — у нас на шлемах есть камеры GoPro, и мы вправе передавать в дорожную полицию записи, где есть нарушения ПДД, в частности — факты того, что спецтранспорту и спецслужбам умышленно создаются препятствия. Но все-таки мы надеемся на сознательность наших водителей». 

Запомнившиеся случаи

«Могу вспомнить участие в двух эпизодах, когда надо было принимать решение и очень быстро — за мной ехали наши ребята, а мне надо было и заниматься тушением, и ориентировать их. В одном случае пришлось тушить загоревшийся автокран, мы его с моим напарником потушили. Никогда не думал, что у автокрана такой большой моторный отсек — он-то и горел. В другом случае было возгорание мусора в подвале, было значительное задымление, и действовать пришлось в довольно сложной обстановке».

Пожарные и огнетушители в их личных машинах

«Пожарные, кого я знаю, чаще всего покупают в автомобиль порошковые огнетушители объемом не менее литра. Этого хватит, чтобы сбить очаг возгорания — чтобы, например, огонь из моторного отсека не перекинулся на весь автомобиль. Но я все-таки рекомендую каждому более серьезно изучить этот вопрос, чтобы обезопасить свой автомобиль от возгорания».

Пожарный или байкер?

«Я чувствую себя байкером, когда сажусь на свой мотоцикл. Мы участвовали в мероприятии байкеров — закрывали сезон. Мы увиделись и пообщались со многими интересными людьми, и они нам давали много советов полезных и уроков. Мы еще не асы, конечно, и мы много чего полезного для себя почерпнули. Такие события очень важны для нас, помимо наших плановых инструктажей и обучения, которые мы проходим до начала сезона весной.

Сам я себя оцениваю, как мотоциклист, на 7 баллов, и мне есть, куда расти. Но нужно учитывать, что наши мотоциклы оборудованы спецсредствами и тяжелее обычных. Намного тяжелее. Управлять ими труднее, конечно. Так что я разные техники осваиваю.

Пожары и окурок на Кок-Тобе

«Этим летом было очень много пожаров. Я не эксперт и не аналитик, и могу сказать только исходя из своих ощущений — очень часто люди перестают соблюдать элементарные требования пожарной безопасности. Вспомните окурок на Кок-Тобе хотя бы, который поджег сухостой. Мы совершаем регулярные обходы жилых секторов, встречаемся с населением, в том числе перед отопительным сезоном, и люди исправляют с нашей помощью какие-то недочеты в пожарной безопасности. Но порой невозможно предусмотреть, как нарушат люди эти простые правила…

И еще, по поводу того окурка — наша лаборатория и наши спецы выезжают «в поле», и они могут определить причину возгорания, проведя экспертизу, работают они здорово. А мы приехали, потушили и уехали. Нас о причинах пожара лучше не спрашивать, это не в нашей компетенции».

Собственный девиз

«Иди вперед и не оглядывайся. Никогда. Эти слова я всегда себе повторяю. Урок получен, осмыслен, и ты продолжаешь свой путь. Еще такой момент… Журналисты говорят — хорошо бы снять вас в работе, на месте пожара. Но, честно говоря, они порой сами не понимают, о чем говорят и просят — уж лучше бы таких поводов для фотографий было поменьше. Поменьше пожаров, меньше риска и опасностей для всех нас. Это было бы замечательно, но не всегда исполнимо, к сожалению. И всегда очень важно иметь надежного напарника, как в наших экипажах. Быть как мы, одной семьей, неделимой, готовой помочь и поддержать».

Что же такое мотоциклетные экипажи быстрого реагирования?

«На их счету 2 спасенные человеческие жизни», — с гордостью рассказали в ДЧС Алматы. Их задача, как объяснили в департаменте, первыми прибыть к месту ЧП и с помощью ранцевых систем пожаротушения ликвидировать огонь на ранней стадии. Для вскрытия автомобилей или дверей квартиры есть гидравлический инструмент. Среднее время прибытия пожарных мотоциклетов к месту вызова составляет 6,56 минут, уменьшение составило— 27,9% (в 2018 году – 9,1 минут).

В период с 1 апреля по 1 октября 2019 года мотоциклетными экипажами всего было произведено 112 выездов по тревоге, что в 1,6 раз больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (69 раз), из них:

пожары — 22 раза

случаи, не подлежащие учету как пожары — 66 раз

бдительность населения — 24 раза.

Материал и фото подготовил Арнур Мамытбеков

По сообщению сайта NewTimes

Поделитесь новостью с друзьями