Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

В издательстве скандал вокруг сокращений в романе «Благоволительницы» связали с нелюбовью автора к путинской власти

Дата: 09 октября 2019 в 21:35 Категория: Новости культуры


В издательстве скандал вокруг сокращений в романе

Главный редактор издательства Ad Marginem Александр Иванов объяснился по поводу скандальной редактуры романа «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Писатель ранее рассказал в интервью, что из текста было вырезано в общей сложности около 20 страниц текста. Иванов считает, что «никакого редакторского насилия над романом не произошло»: таблица с сокращениями, составленная после сверки русского варианта книги с оригиналом, заняла 4-5 страниц на тысячу страниц романа, «что не может как-то поменять ощущение от книги».

По мнению Иванова, конфликт Литтелла с издательством возник не только из-за купюр, но «еще и из-за того, что он почувствовал, что мы с ним не совпадаем в идеологических и политических оценках ситуации в России и Сирии». Писатель побывал во многих горячих точках, а события в Сирии освещал как корреспондент французской газеты Le Monde и испанской El País. В 2013 году его дневник был опубликован под названием «Хомские тетради». Как пояснил Иванов, в Сирии Литтелл «симпатизировал тем силам, из которых впоследствии сформировался ИГИЛ*».

«Литтелл лжет, когда говорит о 20 страницах. Почему он лжет, я не знаю. В чем его интерес, чтобы говорить, что первое издание было искаженным и это не его произведение? Я думаю, это какие-то его психологические травмы, моя версия — это связано с тем, что он очень критично относится к российскому политическому и культурному контексту и отождествляет с ним всех людей, которые в России что-то производят, кроме небольшой группы открытых противников путинской власти», — сказал Иванов «Радио Свобода».

В интервью изданию «Горький» директор Ad Marginem отметил, что Литтелл «достаточно негативно относился к внутренней и внешней политике России последних 15 лет»: «Мы для него в какой-то момент совпали с «путинским контекстом», и он стал интерпретировать технические огрехи редактуры своего романа как часть общей российской ситуации с ее, как он это понимал, пренебрежением авторским правом и правом на самовыражение в целом».

По мнению Иванова, Литтелл рассматривает свой роман «как некую миссию в отношении России, связанную с продвижением собственного либертарианского мировоззрения. И в этом отношении мы как издатели, скорее всего, не оправдали его надежд».

Правки редактора Марии Томашевской, вызвавшие недовольство автора, Иванов назвал «типичной реакцией классического русского редактора на длинноты и повторы». В результате работы Томашевской «хороший, но не блестящий» и «довольно сырой» перевод, выполненный Ириной Мельниковой, стал «блестящим». По словам Иванова, Томашевская «чуть-чуть меняла интонацию внутри фразы, переставляла местами слова, уточняла глаголы и наречия, и в результате текст начинал становиться лучше».

Иванов настаивает, что именно благодаря редактуре «Благоволительницы» стали больше похожи на классический русский роман и имели в России больший успех, чем, например, в США. Благодаря Томашевской текст «стал гораздо более упругим, стилистически выверенным, в нем появилось то качество, которого не было в первоначальном переводе», считает издатель. Он привел в пример переводы книг Курта Воннегута, выполненные Ритой Райт-Ковалевской, «возможно, даже лучше оригинала». Отметим, что многие профессиональные переводчики сейчас критикуют ее переводы именно за эти «улучшения» авторского текста.

«Успех у российских читателей говорит о том, что оценка Литтелла несправедлива. Мне кажется, он много сделал необдуманных публичных действий. Мне не очень интересен этот персонаж, я считаю, что ничего [выдающегося], кроме романа «Благоволительницы», из-под его пера больше не выйдет», — констатировал Иванов.

Переводчик: издательство с самого начала знало о сокращениях

Сама Томашевская не скрывала, что в книге Литтелла слишком много повторов, без которых текст бы только выиграл. Однако пояснила, что дело не только в затянутости, а в «абсолютной беспомощности перевода» некоторых сцен, которые Томашевская назвала «эротической жвачкой». «А коль скоро они ничего не вносили ни в суть, ни в художественную форму романа, служили своего рода принятым нынче «прицепом», то редактор с ними без сожаления расстался».

«Благоволительницы» как исторический роман также были подвергнуты фактологической редактуре. В результате, по словам Иванова, в нем было обнаружено около 100 исторических ошибок: «Огромное количество неправильных названий вооружений, частей. Там огромная работа проведена». В частности из текста убрали употребление слова «герр» в общении между эсэсовцами. «Это неправильно: они даже в случае обращения к Гимлеру говорили не «господин рейхсфюрер», а просто «рейхсфюрер». Это партийные войска, и там не было слова «господин», — объяснил главред Ad Marginem.

Переводчица «Благоволительниц» Ирина Мельникова отметила, что Литтелл, построивший свой роман как музыкальное произведение, намеренно вставил в текст «чуждые элементы» в виде названий немецких должностей, аббревиатур, расхожих фраз. Он настаивал, чтобы вся тяжеловесная военная терминология была сохранена как «музыкальные элементы, методические ноты, создающие напряженную обсессивную тональность»

Главы романа, носящие названия Французских сюит Баха, и немецкие названия в русском варианте перевели и дали сноски внизу страницы, хотя Литтелл прямо указывал, что делать этого не нужно, рассказала Мельникова. Кроме того, классические цитаты, которые приводит главный герой книги, бывший эсэсовец Максимилиан Ауэ, в русском издании привели в общепринятом виде, хотя недоучка Ауэ пересказывает их, а не воспроизводит по памяти. В переиздании «Благоволительниц» сноски, исправленные цитаты и переведенные немецкие термины сохранились.

По словам Мельниковой, издательство с самого начала знало о сокращениях, но Иванов был «так очарован Томашевской, что со всем абсолютно соглашался». Сам Иванов после нашумевшего интервью Литтелла заявил, что не был в курсе правки, а в разговоре с «Радио Свобода» сказал, что Литтелл знал про редактуру, «но, видимо, забыл».

Сама переводчица финальный вариант книги увидела только после ее выхода. В 2012 году она обсуждала с Ивановым сделанные купюры, но тот «был результатом доволен». Литтеллу Мельникова о сокращениях не сказала, так как была уверена, что он о них знает.

Свои претензии переводчица высказала Иванову в письме в 2012 году. «Я не побоялась выставить себя смешной и представить текст таким, каков он в оригинале. В результате — перевод ничто, редактура всё. Хотя на самом деле вы выдали читателю очищенный, дистиллированный с точки зрения языка продукт, судить по русскому варианту о языке Литтелла не приходится, наших критиков обсудить нелепости литтелловского повествования вы лишили», — написала она, но ответа от издателя не дождалась.

Мельникова передала «Радио Свобода» свой список купюр. Это 10 страниц текста: сексуальные сцены, философские рассуждения героя, его сны, описания пейзажей. Фрагмент из таблицы сравнений старого и нового изданий публикует и «Горький».

*«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ. ]]>

По сообщению сайта NEWSru.com

Поделитесь новостью с друзьями