Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

И вдруг прыжок, и вдруг — летит...

Дата: 09 октября 2019 в 16:24


И вдруг прыжок, и вдруг - летит...

Ольга Шишанова
В столице Казахстана с успехом прошла премьера современного балета Джорджа Баланчина «Кончерто Барокко». Постановщиком выступила репетитор Фонда Баланчина Нанетт Глушак, известная своими интерпретациями репертуара великого балетмейстера. Накануне премьеры г-жа Глушак любезно ответила на вопросы журналиста «НП» в эксклюзивном интервью

— Можно несколько слов о проекте, на который вас пригласили в столичный театр «Астана Балет»?
— Я уже была в Казахстане четыре года назад и должна отметить хорошую подготовку знаменитой русской школы балета. Однако представители компании Баланчина не были уверены в нужной подготовке танцоров, полагая, что они опираются только на «старые» мотивы. Я тогда приехала на две недели, по утрам давала уроки, и то, что я преподавала, было совсем другим, отличным от предыдущего, знанием. По итогам этих двух недель сняли видео и отправили в Фонд Баланчина, который расположен в Нью-Йорке. Я была рада, что танцоры за прошедшее время показали отличный результат. Они настолько выросли в профессиональном плане, что нам разрешили поставить один из балетов Джорджа Баланчина в театре «Астана Балет». Точно так же мы работали над «Серенадой». Что касается нынешней поставки «Кончерто Барокко», то все стало намного сложнее. Во-первых, технически. Во-вторых, девочки из кордебалета не оставляют сцену на протяжении всего спектакля, а это отнимает очень много энергии. Я бы даже сказала, что происходит своеобразная проверка на выносливость во время этого спектакля. Напомню, что его постановку впервые показали в 1941 году — это великолепная музыка Баха, звучание струнных инструментов. Как говорил об этом сам Баланчин: «Когда вы идете смотреть балет, вы должны «видеть» музыку на сцене». Сегодня это стало большим испытанием для танцоров, потому что то, как Баланчин использует музыкальность спектакля, бывает под силу не всякому. Впрочем, это начинает проявляться уже на репетициях, хотя танцоры «Астана Балет» выучили всю хореографию постановки за четыре дня! Так же подготовили и второй состав, ну и я осталась под впечатлением после первого прогона спектакля. Добавлю, что до того, как мы начали репетировать, я сказала им всем, что пусть будет сложно, но я обещаю — они все полюбят этот балет. Именно через него выражена красота женской силы — кстати, там только один мужчина-танцор присутствует. Так что, по большому счету, это вообще балет для женщин.

 

 

— Можете поделиться своими проектами, которые вам довелось поставить и которыми вы занимаетесь сегодня?
— Я собираюсь в Вену, чтобы поставить другой балет Джорджа Баланчина, потом на карте Гонконг, Германия, Нидерланды. До июля будущего года у меня все расписано — в этом году очень много постановок Баланчина.
— У вас очень жесткие требования и к постановкам балетов Баланчина, и к танцорам, которые исполняют партии в этих спектаклях...
— У компании всегда были строгие требования в этих аспектах. Примерно каждый раз в постановке задействовано около 30 человек. Но хочу отметить, что только Виктория Саймон, которая ставила «Серенаду», я и, может быть, еще пять-шесть человек работали с самим Джорджем Баланчиным.
— Можно об этом подробнее?
— Я много чему научилась у него. Можно сказать, что практически всему, что я умею сегодня в балетном искусстве хореографа. Во-первых, в школе, когда мы были детьми, у нас тогда были только русские учителя с Мариинского театра. И, как следствие, был очень сильный фундамент классического танца. Но потом техника изменилась. Она стала такой, какой ее сделал Баланчин — быстрее, сильнее, обширнее. Даже те «арабески», которые исполняют танцоры во время спектаклей, должны были, по его мнению, полностью занимать все место вокруг, плюс артисты должны чувствовать музыку — это одно из самых серьезных требований. Кстати, сам он был великолепным музыкантом, пианистом, исполняя всю ту музыку, на которую ставил свои спектакли. Он всегда был уверен в том, что делает. И это были невероятные ощущения, мы всегда знали, что находимся рядом с гением.
— В чем, по-вашему, разница между современным балетом и танцем балета, что был несколько десятилетий назад?
— Очень много изменений произошло в требованиях к физической подготовке артистов. Сегодня я думаю — смогла ли бы я делать тогда то, что танцуют сегодня современные артисты? Не знаю, потому что очень сильные нагрузки — в мое время было не так. Хотя у Баланчина нет ни одного балета, где бы ты по истечении времени просто не умирал от усталости. Кстати, я об этом сразу предупредила девочек из кордебалета, и сначала они были просто мокрые от усилий, но сейчас все уже намного лучше, они стали сильнее. Причем сделали это за очень короткое время, и очень этим мне понравились. Ведь в других странах, где я репетирую с труппой, происходит по-другому — у артистов там есть время хотя бы в течение месяца подготовиться, здесь, в театре «Астана Балет», его почти не было.
— Как вы считаете, каковы отличия между школой русского, европейского и американского балета?
— Для меня русский балет самый лучший. Так же как и обучение в нем, которое я также считаю лучшим — по своей системе оно работает больше «вверх». У танцоров много задействована и работает спина, а это красиво при постановках. У меня был русский учитель, который обучал меня по системе Ваганова. А тут, в театре «Астана Балет», мне было легче научить девочек танцевать уже по методу Баланчина, используя элементы американского современного танца. Думаю, Баланчин когда-то сумел сделать так, что мы, то поколение, восприняли его новую школу танца, несмотря на то, что были выучены на классике. А теперь передаем свое умение сегодняшним танцорам.

Автор благодарит за помощь в организации и проведении интервью сотрудников театра «Астана Балет» Малику Назарову и Жибек Тлеубаеву

Нур-Султан

Поделиться:

По сообщению сайта Новое поколение

Поделитесь новостью с друзьями