Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Скальпель хирурга — не нож бандита

Дата: 26 сентября 2019 в 15:54


Скальпель хирурга - не нож бандита

Азамат Горожанин
В Алматы арестовали двух врачей городской клинической больницы № 4. Вначале на два месяца под стражу взяли главврача медучреждения Каната Тезекбаева. Затем стало известно об избрании подобной меры пресечения в отношении врача-анестезиолога Аскара Тунгушбаева. Медикам предъявили обвинения в ненадлежащем выполнении своих профессиональных обязанностей после смерти пациента

За коллег вступились врачи не только в Алматы, но и во многих регионах страны. Открытое письмо президенту отправила и супруга Тезекбаева Дина. Несмотря на плотный график присутствия на полях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, Касым-Жомарт Токаев отреагировал на обращения медицинской общественности. Он поручил администрации президента, главам Минздрава и акимата Алматы следить за ходом расследования.
Вчера во второй половине дня адвокат главврача Кайрат Байбазаров добился в специализированном межрайонном следственном суде Алматы отмены санкции на арест и перевода его подзащитного под подписку о невыезде. Другой медик пока остается под стражей с санкции суда, а общественность пытается найти объяснение, почему двух граждан, ранее не замеченных в нарушении закона, вообще сочли возможным взять под стражу и не выпускали ни под залог, ни под подписку о невыезде, ни под домашний арест.
У этой печальной истории с гибелью пациента и арестом врачей есть несколько обстоятельств, которые правоохранители трактуют как цепочку причин и следствие.

 

 

Напомним, 28 августа стало известно, что накануне в Германии скончался гражданин Казахстана, которому в немецкой клинике делали операцию. Оказалось, что за несколько недель до этого он получил серьезные травмы, попав в ДТП на квадроцикле. Прежде пострадавшего поместили в городскую больницу № 7, где провели интубацию и приступили к лечению. Но затем, после наступивших осложнений состояния пациента, близкие приняли решение перевести его в больницу № 4, где ему провели операцию на ключице и лопаточной кости. После операции родственники приняли решение продолжить лечение в Германии, куда и перевезли пациента. И где он спустя почти месяц после проведенной в Алматы операции скончался от остановки сердца.
Мы не знакомы ни с ходом расследования, ни с обстоятельствами дела, которые позволили следствию выдвинуть обвинения против отечественных врачей. Быть может, их действия действительно привели к гибели пациента в немецкой клинике спустя 26 дней после операции в Алматы. Быть может, немецкая клиника сейчас стремится переложить ответственность на казахстанских врачей. Ответы на эти вопросы могут дать только медицинские специалисты, которые к тому же придерживаются независимой позиции.
Мы же в этой истории предлагаем поговорить об аспектах, которые, как нам видится, опираются на не совсем здоровую практику. Первый аспект можно сформулировать как вопрос о степени вины, ответственности и мере пресечения в отношении врачей. Наверное, почти каждый из нас далек от мысли, что человек, избравший своей профессией лечение людей, будет намеренно отправлять пациентов на тот свет. Любой врач будет искать способ избежать осложнений и облегчить состояние пациента — даже вне зависимости от материального положения больного. Но если что-то пошло не так, следует ли безоговорочно искать в этом вину врача? Организм человека — не стандартный механизм. Есть индивидуальные особенности, состояние здоровья, какой-то бэкграунд, который одному пациенту поможет в лечении, а другому усложнит процесс выздоровления. О том, что врач бездействовал или избрал неверную схему лечения, может сказать только другой врач. Или коллегия врачей. Но часто бывает так, что ни у пациента, ни у врача нет времени на поиски оптимальной схемы. Да и случаи бывают очень нестандартные. Лечение принесло облегчение, пошло на пользу и привело к выздоровлению — врач и пациент победили! Врачу — лавры, благодарность и драгоценная находка в копилку позитивного опыта. Лечение оказалось неудачным — вплоть до самых печальных последствий? Для близких — горечь утраты. Но и для врача это отнюдь не рядовой случай. Это тоже клинический опыт, который, скорее всего, спасет чью-то жизнь в дальнейшем.
Почему же правоохранитель и суд в рассматриваемом сегодня случае поступили с врачами, как с преступниками, которые задумали преступление, а потом его совершили?
И вот тут, как мне кажется, настал черед рассмотреть второй из заявленных ранее аспектов. О ближайшем окружении самих пациентов — родственниках и друзьях. И об их отношении к врачам, которые, по их мнению, сделали что-то не так. Совсем недавно в алматинской клинической больнице № 7 родственники пациента рвались в реанимацию, крутили руки медсестрам, бранили и толкали докторов. То есть позволили себе в такой площадной форме выразить недовольство действиями медицинских работников. Медработники оказались беззащитны перед хамом и хулиганом.
В сегодняшней истории калибр и статус фигурантов значительно выше. Скончавшийся в Германии пациент занимал серьезный пост в одном из районов южной столицы. Как и его родственники. И там, где в одном случае в ход шли пинки, тумаки и матюги, в другом отработал неистребимый административный ресурс. Не поймите превратно, здесь нет ни злословия, ни сарказма. На самом деле очень жаль, что погиб парень, которому судьба подарила практически месяц борьбы за жизнь после получения тяжелых травм. Соболезнуем его родителям, семье и близким.
Но представляется совершенно оправданным, чтобы в отношении врачей в силу специфики их профессиональной деятельности (увы, неизбежно связанной с трагической стороной человеческого существования) действовал своего рода правовой иммунитет, дополнительная медицинская презумпция невиновности. Да, под скальпелем хирурга пациент иногда умирает. Но это не нож грабителя и маньяка. Это должно быть учтено и законом, и правоприменительной практикой.

P.S. Информации об изменении меры пресечения в отношении второго врача, анестезиолога Аскара Тунгушбаева на момент сдачи номера не было. Возможно, он до сих пор остается в СИЗО.

Поделиться:

По сообщению сайта Новое поколение

Поделитесь новостью с друзьями