Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Дружили два Мухтара...

Дата: 19 сентября 2019 в 03:33


Дружили два Мухтара...

Аскар ДЖАЛДИНОВ, «Время», 19 сентября

Намедни в стране вновь вспомнили дело бывшего главы нацкомпании «Казатомпром» Мухтара ДЖАКИШЕВА, осужденного на 14 лет. Суд, рассматривавший его ходатайство об условно-досрочном освобождении, отклонил прошение заключенного и его адвокатов. Довод — не погашен ущерб, нанесенный в ходе выявленного преступления. Но многие казахстанцы считают, что топ-менеджер сел вовсе не за банальную уголовщину, а за политику, ведь он был другом и партнером беглого банкира Мухтара АБЛЯЗОВА. Дело расследовалось тихо, а суд прошел в закрытом режиме. Согласно официальной информации Джакишев осужден за незаконную продажу урановых месторождений в Казахстане, он не только нанес государству экономический ущерб, но и подорвал нацио­нальную безопасность. Какие подробности скрываются за этими сухими строками? Наш корреспондент провел журналистское расследование.
Мы направили несколько запросов в государственные и правоохранительные органы, в том числе в Генеральную прокуратуру и Верховный суд, с просьбой ознакомиться с этой запутанной историей. Собирали дополнительную информацию и по другим источникам. Мы отдавали себе отчет в том, что дело, имеющее гриф «секретно», вряд ли позволят изучить журналистам, но все же надеялись, что получим ответы хотя бы на часть вопросов. После нескольких месяцев переписки нам удалось получить кое-какую информацию.
Но сначала несколько строк из биографии Джакишева. Мухтар Еркынович родился 28 июня 1963 года в Алматы. После окончания школы поступил в Московский государственный инженерно-физический институт, и его сокурсником был Аблязов. Кстати, именно старые студенческие связи потом сыграли роковую роль в судьбе талантливого физика-руководителя. Ведь если бы Джакишев выбрал в свое время научную стезю, то, вполне возможно, мог бы стать всемирно известным ученым и жить, допустим, где-нибудь в США. Дело в том, что еще в начале 90-х годов, будучи аспирантом МИФИ, он изобрел прибор, по которому вычисляют следы на месте преступления. С этим опытным образцом Мухтар ездил в Штаты и помог ФБР раскрыть преступление 20-летней давности. Ему предлагали остаться и стать сотрудником спецслужбы. Но он отказался.
В период с октября 1998-го по 2001-й, а также с 2002-го по 2009 год он был президентом АО «Национальная атомная компания «Казатомпром». С приходом в нацкомпанию Джакишев взял к себе в заместители своих бывших однокурсников: Малхаза ЦОЦОРИЮ, Аскара КАСАБЕКОВА и Дмитрия ПАРФЕНОВА. Позже именно они станут свидетелями в уголовном деле и будут давать показания, в том числе и о том, как создавались схемы по уводу денег из госкомпании и как эти средства потом распределялись.
Кроме того, в 2002 году Джакишев вместе со своим другом-предпринимателем ТУРСУНБАЕВЫМ создали несколько коммерческих предприятий: ТОО «Химимпекс», M.ULTY, «Реагентснаб», компания «Полихимпродукт», компания «Химпромресурс», фирма «Бипласт», компания «Поликон», «НПП Поиск-М», «Ескендір», S&G, компания «Арагон К.А.». Регистрировали их в основном в Алматы. Были и зарубежные, включая офшорные, фирмы — STN ASSISTANCE LLC, PLC (США, штат Орегон), BRANDMAX ALLIANCE LLP (г. Лондон, Великобритания), MARIFILLE INC. (Британские Виргинские острова, Тортолла), BARCON GROUP LIMITED (Британские Виргинские острова), POWERWILL ENTERPRISES (КНР, Гонконг). Какие суммы по счетам этих фирм и по каким контрактам курсировали, мы расскажем позже, в последующих материалах.
Эти махинации могли так и остаться незамеченными, и, может, еще долгое время жили бы однокурсники-атомщики, как и множество других коррупционеров, в полном порядке и при деньгах, но все стало стремительно меняться, когда к ним присоединился самый талантливый на криминал их экс-сокурсник Мухтар Аблязов. К 2003 году он уже отсидел за коррупцию в нацкомпании KEGOC и успел получить помилование от самого президента. Кстати, уже доподлинно известно, что именно Мухтар Джакишев и бывший глава КНБ Нартай ДУТБАЕВ ходатайствовали за Аблязова перед главой государства, чтобы его выпустили из заключения.
Так вот, два Мухтара в свою новую тему вовлекли еще одного бывшего однокурсника — гражданина Австралии ЧАРЫШКИНА. Как позже выяснилось, для участия в урановой афере века. Австралиец был назначен директором зарубежных компаний New Power Systems Ltd (Великобритания), Jeffcott Group Ltd (Британские Виргинские острова) и UrAsia London Ltd (Британские Виргинские острова) и одновременно акционером для обеспечения видимости легального иностранного участия.
Аблязов в свою очередь открыл в Казахстане несколько фирм. Так, в августе 2003 года появилось ТОО «Казахстанская инвестиционная группа «Астана» (далее — КИГ), формальным учредителем которого стал младший брат его супруги Алмы ШАЛАБАЕВОЙ Сырым ШАЛАБАЕВ. В декабре 2003 года КИГ обратилась с письмом к руководству страны с просьбой поддержать план по инвестированию частного казахстанского капитала в уранодобывающую отрасль страны и разрешить создание совместного предприятия, где 30 процентов будет за НАК «Казатомпром», а 70 — за КИГ с передачей этому СП наиболее перспективных и рентабельных месторождений Акдала и Южный Инкай, которые на тот момент находились только в стадии разведки.
В феврале того же года Аблязов от имени Раушан КЫЗДАРБЕКОВОЙ учредил ТОО «Совместное предприятие «Бетпак Дала» с 30-процентным участием «Каз­атомпрома», которое получило право недропользования сначала на урановое месторождение Акдала, а затем и Южный Инкай. Генеральным директором этого СП Аблязов поставил еще одного бывшего однокурсника и друга Рифата РИЗОЕВА.
Судя по всему, два Мухтара развивать добычу не собирались изначально, а преследовали лишь цель установить контроль над наиболее прибыльными месторождениями урана, чтобы потом их выгодно перепродать. Для создания видимости платежеспособности и состоятельности КИГ перед правительством Аблязов и Джакишев реализовали многоходовую комбинацию. В июне 2004 года Аблязов инициировал общее собрание участников СП «Бетпак Дала», в ходе которого было принято решение об увеличении уставного капитала до 556 млн тенге (около 4 млн долларов США по курсу на 2004 год). В тот же день нацкомпания внесла в СП свою 30-процентную долю в виде 600 тонн готового к выемке урана, 500 из них они реализовали американской компании Nukem через подконтрольную Джакишеву фирму New Power Systems Ltd (NPSL).
Полученная NPSL разница от продажи была перечислена через офшорную компанию Аблязова Deanco Limited (была зарегистрирована на Кипре) на счет КИГ, которая, в свою очередь, перечислила эти деньги в СП «Бетпак Дала» в качестве доли за увеличение уставного капитала. То есть Аблязов не вложил ни тиынки в совместное предприятие — все было сделано за счет государства.
Готовясь к реализации месторождения, Аблязов продал за номинальную цену 70-процентную долю участия КИГ в СП «Бетпак Дала» все той же офшорной Deanco Limited. Собственником этой компании являлась другая офшорная компания — Widley Worldwide Limited, единственным акционером которой был сам Аблязов.
Подчеркнем, что мы оперируем информацией из самых различных источников. Делились своими воспоминаниями и свидетели тех лет и событий, которые рассказывали подробности последующих интересных многоходовочек двух Мухтаров. Ведь они на первоначальной прокрутке не остановились. В последующих публикациях мы расскажем, как продавались те самые два урановых месторождения и как к этому оказался причастен человек, участвовавший в предвыборной кампании тогдашнего президента США Билла КЛИНТОНА.

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями