Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Сто врачей подписали обращение в поддержку фигурантов «московского дела»

Дата: 19 сентября 2019 в 00:25 Категория: Здоровье


Сто врачей подписали обращение в поддержку фигурантов

Российские врачи написали обращение в поддержку тех, кого привлекли к ответственности в рамках репрессивного так называемого «московского дела». По нему в основном проходят участники акций протеста против безальтернативных выборов и произвола силовиков. Текст открытого письма опубликовала на страничке Facebook журналистка Катерина Гордеева.

Авторы обращения отмечают, что «с тревогой и возмущением» следят за процессом, в рамках которого «продолжают выносить несправедливые решения». Медики потребовали «освободить несправедливо осужденных, закрыть сфабрикованные уголовные дела и дать адекватную оценку действиям тех, по чьей вине пострадали невиновные люди». Подписи под обращением поставили более сотни врачей, и их список будет пополняться.

«Людей бьют, административно и уголовно преследуют, а потом — избирательно и заведомо жестоко судят за их гарантированное Конституцией право свободно высказывать свое мнение и свободно собираться для его выражения», — подчеркивают врачи.

Они отмечают, что в медицине особенно сильно чувствуется «удушливая атмосфера страха и несвободы, мешающая принимать решения в интересах больного». «Уже больше двух лет по всей стране катятся так называемые «врачебные дела»: арестовывают и судят за недоказанные преступления наших коллег. Некоторых из них нам удалось спасти от тюрьмы, но многие находятся в неволе, а есть и такие, которые не дожили до освобождения», — говорится в открытом письме.

По словам авторов послания, «московское дело» ярко высветило, что происходящее в медицине — лишь частное проявление общего кризиса судебной системы. Поэтому пришло время формировать «общее движение против попрания права».

«Московское дело»

Летом московские чиновники отказались зарегистрировать оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму. Это решение вывело на улицы десятки тысяч москвичей, многие из которых оказались готовы принимать участие даже в акциях протеста, несогласованных с властями. Самые крупные такие акции были проведены 27 июля и 3 августа, однако власть ответила на них беспрецедентными репрессиями.

Мэр Москвы Сергей Собянин назвал эти мирные выступления оппозиции «заранее спланированными и хорошо подготовленными» «массовыми беспорядками». С подачи мэра СК РФ возбудил дело по этой статье, которая предусматривает максимальное наказание в виде 15 лет лишения свободы.

По делу об участии в «массовых беспорядках», которое также называют «московским делом», обвиняемыми проходили 13 человек. Всех их суд поместил под стражу. Наказание в виде восьми лет лишения свободы грозило 21-летнему видеоблогеру и студенту-политологу ВШЭ Егору Жукову, 48-летнему сотруднику ведомственной охраны железной дороги Евгению Коваленко, бывшему росгвардейцу Кириллу Жукову, Ивану Подкопаеву, Самариддину Раджабову, координатору штаба незарегистрированного кандидата Любови Соболь Алексею Миняйло, 22-летнему студенту МГТУ имени Баумана Даниилу Конону, окончившему ранее Московское президентское кадетское училище имени М. А. Шолохова с золотой медалью, 22-летнему либертарианцу из Нижнего Новгорода Владиславу Барабанову, 25-летнему менеджеру по продажам Сергею Абаничеву, 25-летнему программисту и студенту МФТИ Айдару Губайдулину, волонтеру штаба Любови Соболь Сергею Фомину, 26-летнему индивидуальному предпринимателю Даниле Беглецу, 20-летнему члену партии «Яблоко» и студент РГУ имени Косыгина Валерию Костенку.

Четырнадцатым фигурантом дела о массовых беспорядках стал режиссер телеканала «Доктор» Дмитрий Васильев. После задержания у телережиссера, страдающего диабетом, отобрали инсулин и глюкометр. В итоге подозреваемый попал в реанимацию с подозрением на отек мозга. Однако медикам удалось его спасти. Затем Васильева исключили из круга подозреваемых.

Также СК РФ возбудил уголовные дела по 318-й статье УК РФ (применение насилия в отношении сотрудника правоохранительных органов). Поводами для возбуждения этих уголовных дел становились любые телодвижения, которые можно было бы с натяжкой посчитать проявлением агрессии к силовикам: распыление газа из перцового баллончика, а также броски урны, фрагмента бордюрного камня и бумажного стаканчика (Сергей Абаничев) в сторону силовиков, попытка поднять забрало шлема росгвардейца (Кирилл Жуков). Уголовное дело завели даже на актера Павла Устинова, который не интересуется политикой и случайно оказался в толпе протестующих на акции 3 августа. Его арестовали за то, что один из росгвардейцев в процессе задержания актера вывихнул себе плечо.

На изначальную абсурдность уголовного дела о массовых беспорядках указывали многие эксперты. В Совете при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека сомневаются, что для возбуждения дела были хоть какие-то основания. Протестующие на акциях вели себя мирно, при проверке экспертами СПЧ никаких «следов погромов, поджогов, уничтожения имущества, применения участниками публичного мероприятия оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ обнаружить не удалось».

В дальнейшем следователи прекратили уголовное преследование четырех фигурантов, а еще двух попросили выпустить из СИЗО. Одним из них оказался студент ВШЭ Егор Жуков, которого арестовали из-за жеста рукой (в СК РФ его расценили как «дирижирование» протестующими). Правда, потом выяснилось, что на видео жест рукой подавал другой человек, а Жуков и вовсе ни при чем.

Хотя Егора Жукова и освободили из СИЗО, а также сняли с него обвинение в участии в массовых беспорядках, ему подобрали новое обвинение — призывы к экстремизму через интернет. При этом известно, что Жуков как раз является убежденным сторонником ненасильственного протеста. Ученые РАН также не нашли в материалах дела призывов к вооруженному мятежу и фактически обвинили следователей и экспертов ФСБ в подтасовке фактов и домыслов.

В начале сентября, после беспрецедентно скорого следствия и судебных разбирательств, московские власти стали выносить показательно суровые приговоры участникам протеста и их единомышленникам, стремясь «закрыть вопрос» до выборов 8 сентября. 3 сентября пять лет колонии получил подмосковный менеджер и блогер Владислав Синица. Его лишили свободы за твит, в котором он упомянул детей силовиков и обрисовал возможные последствия подавления акций протеста.

В течение двух дней, 3 и 4 сентября, московские суды рассмотрели еще несколько уголовных дел, возбужденных в отношении участников протестных акций. Им назначили реальные сроки лишения свободы: Данила Беглец, дернувший за руку полицейского на акции 27 июля, получил два года колонии; Иван Подкопаев, якобы распыливший перцовый газ в сторону полицейских, отправлен в колонию на три года; Евгений Коваленко получил 3,5 года колонии за брошенную в сторону омоновца урну; Кирилл Жуков, махнувший рукой перед шлемом росгвардейца на акции 27 июля, получил 3 года колонии.

Но если их отдали под суд за действия и жесты, в которых силовики смогли разглядеть хотя бы угрозу и попытку насилия, то программиста и члена участковой избирательной комиссии Константина Котова в четверг, 5 сентября, приговорили к 4 годам колонии просто за то, что он неоднократно выходил на протестные акции. Ему инкриминировали печально известную статью 212.1 УК РФ, по которой ранее был осужден только один человек — оппозиционер Ильдар Дадин. Причем в итоге приговор Дадину отменили, а Конституционный суд рекомендовал не применять больше статью 212.1 УК РФ в ее нынешнем виде.

16 сентября 3,5 года колонии получил актер Павел Устинов. Именно это судебное решение вызвало широкую волну ропота в российском обществе. О несправедливости судебных приговоров публично заговорили в актерском сообществе, а потом недовольство репрессиями стали выказывать и другие социальные группы — учителя, священники, представители шоу-бизнеса и даже провластные журналисты с чиновниками.

]]>

По сообщению сайта NEWSru.com

Поделитесь новостью с друзьями