Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

АЭС под боком? Планы Узбекистана и реакция в Казахстане

Дата: 13 сентября 2019 в 09:23


АЭС под боком? Планы Узбекистана и реакция в Казахстане

Казахстанский эколог Дмитрий Калмыков — непримиримый противник идеи строительства атомной электростанции в стране. Последний год обеспокоенность Калмыкова, за плечами которого участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и многолетние исследования радиационного загрязнения на Семипалатинском ядерном полигоне, вызывают планы по возведению АЭС в соседнем Узбекистане.

Ташкент, заключивший в 2018 году соглашение с Москвой о строительстве объекта, определил несколько потенциальных площадок — на расстоянии от нескольких сотен до нескольких десятков километров от границы с Казахстаном. Приоритетной площадкой Узбекистан назвал в этом году берег озера Тузкан в Джизакской области, которое от Туркестанской области, самого густонаселенного региона Казахстана, отделяет приблизительно 40 километров. Рядом с Тузканом — Шардаринское водохранилище, источник питьевой воды для целого города и водоем стратегической важности, расположенный на трансграничной реке Сырдарья, длиннейшей в Центральной Азии (она протекает через территорию Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана и впадает в Аральское море).


Калмыков, глава общественного объединения «Карагандинский Экомузей», говорит, что трагедии в Чернобыле и на АЭС «Фукусима» в Японии показали «абсолютную неготовность общества» к авариям. Он убежден, что строительство атомной станции несет больше рисков, чем потенциальную выгоду, поскольку в случае аварии и утечки радиации расстояние даже «500 километров — не вопрос».

— Сюда [в Казахстан] это продать не удалось. Потому что у Казахстана постядерный негативный опыт. И население очень негативно относится вообще к любым упоминаниям всяческих ядерных технологий. Все помнят последствия испытаний ядерного оружия, которое испытывалось на собственном населении. И российским атомщикам удалось продвинуть это [АЭС] в Узбекистане, — говорит эколог.

Калмыков отмечает, что согласно Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контекте, подписанной в финском городе Эспо в 1991 году, процедура оценки потенциально опасных проектов должна проводиться не только внутри государства, где собираются реализовать тот или иной проект, но и в сопредельных странах, которые могут быть затронуты воздействием. Проще говоря, будущая узбекская АЭС должна пройти в Казахстане оценку воздействия на окружающую среду.

Согласно Конвенции Эспо, страна, намечающая строительство атомной станции страна должна проинформировать о планах соседние государства, которые могут выступать «затрагиваемой стороной», причем сделать это она обязана не позднее, чем проинформирует свою общественность. Разговоры о возведении АЭС ведутся в Узбекистане с прошлого года. Пресс-секретарь министерства экологии, геологии и природынх ресурсов Казахстана Самал Ибраева говорит Азаттыку, что уведомдение о строительстве АЭС от Ташкента в адрес Нур-Султана «до настоящего времени не поступало».

В министерстве энергетики Казахстана объясняют: Узбекистан не является стороной Конвенции Эспо, в связи с чем не несет обязательств по уведомлению трансграничных стран о планировании строительства АЭС. Вместе с тем в Минэнерго сказали Азаттыку, что проводят переговоры с правительством Узбекистана «о сотрудничестве и обмене информацией о ходе реализации проекта АЭС». На какой стадии эти переговоры, ведомство в своем ответе на запрос редакции не уточнило. Министерство не упомянуло также, что его делегация в прошлом месяце посещала Узбекистан и ознакомилась там с деятельностью созданного при правительстве агентства по развитию атомной энергетики «Узатом». На сайте агенства размещены фотографии казахстанских чиновников, стоящих с узбекскими коллегами перед макетом АЭС.


В пресс-службе агентства «Узатом», курирующего проект по строительству станции, Азаттыку отказали в комментариях относительно площадки для будущей АЭС и ее близости к Казахстану, сославшись на «отсутствие аккредитации» СМИ.

В одном из распространенных ранее «Узатомом» сообщений говорится: «Для окончательного выбора площадки АЭС будет подготовлена Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), которая, в соответствии с правилами МАГАТЭ, в обязательном порядке будет проходить экспертизу, в том числе будет представлена на общественных слушаниях с приглашением представителей соседних стран». Дата возможных слушаний и страны, которые собираются пригласить, не приводятся.

КАК РЕАГИРУЮТ НА ПЛАНЫ ПО ВОЗВЕДЕНИЮ АЭС В САМОМ УЗБЕКИСТАНЕ?

Анвармирзо Хусаинов, в прошлом министр нефтепродуктов Узбекистана, ныне эколог общественной организации «Международная академия наук экологической безопасности», считает, что через строительство АЭС в Убекистане «Кремль хочет закрепиться в Центрально-Азиатском регионе».


– АЭС в будущем нужно будет обслуживать, защищать от угроз, а это уже военно-технические вопросы. К Узбекистану большой интерес проявляют США, Евросоюз, которые видят, что здесь можно построить такую страну, которая могла бы быть примером для Афганистана и Ирана. И в этих условиях Россия, которой не удалось построить АЭС в Казахстане, решила закрепить страну в фарватере российской политики, начав строить АЭС в Узбекистане. Узбекистан вынужден как-то подыгрывать Москве. Кремль давит, не дает времени на осмысление и изучение общественного мнения. Многие в Узбекистане хотят, чтобы по данному вопросу провели референдум, — делится мнением Хусаинов.

Бывший военнослужащий Зафархужа Амиров из Джизакской области, где, возможно, начнут строительство АЭС, обращает внимание на сейсмическую активность в регионе.

— За этот год у нас в области было семь или восемь землетрясений от одного до четырех балов. Но власти не учитывают это. К тому же у нас специфический климат и нет мест, чтобы хранить ядерные отходы от АЭС, — считает Амиров.

С местным населением строительство АЭС близ их города, по словам Амирова, власти публично еще не обсуждали. Он уверяет, что за последние два года несколько раз обращался к властям, в частности через виртуальную приемную президента, с просьбой разъяснить ему необходимость строительства АЭС, и не получил ответов.


Узбекские активисты, выступающие против совместного с Россией проекта, публикуют свои доводы в Facebook в группе «Узбекистанцы против АЭС!». Участники направили в июле петицию на имя президента Узбекистана Мирзияева, председателя верхней палаты парламента Танзили Нарбаевой, гендиректора «Росатома» Алексея Лихачёва и главы МАГАТЭ Юкиа Амано, в которой сказано, что решение о строительстве принято «без согласия народа Узбекистана».

Свою позицию участники группы аргументируют следующими доводами: «АЭС может стать мишенью для экстремистов из-за близости к политически нестабильному Афганистану», «в стране имеется достаточный потенциал для развития возобновляемых источников энергии без ущерба экологии», «утилизация отработанных радиоактивных отходов может навредить природе», «из-за коррумпированных чиновников АЭС будет принята со значительными недоработками и изъянами», «строительство АЭС, осуществляющееся не на конкурсной основе, ставит под угрозу суверенитет Узбекистана».

В «Узатоме» между тем уверяют, что проведенный среди населения соцопрос показал «поддержку гражданами Узбекистана решения о строительстве АЭС».


В российской госкорпорации «Росатом», которая займется строительством АЭС в Узбекистане, неоднократно говорили, что рассматривают самую современную и безопасную станцию с водо-водяными энергетическими реакторами.

РИСКИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЫГОДЫ. МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Руководитель проектов энергетического отдела «Гринпис России» Рашид Алимов считает атомные станции «самым дорогим и самым рискованным способом получения электроэнергии».

— Станция вырабатывает радиоактивные отходы, которые будут оставаться опасными на протяжении длительных периодов времени, сопоставимых со всей человеческой историей. И это все нужно будет охранять. Это будет стоить значительных средств и сил, потому что нормы безопасности со временем ужесточаются. А значит расходы на строительство, эксплуатацию, охрану, хранение и переработку отходов будут только расти, — полагает Рашид Алимов.


Российский эксперт по ядерным технологиям Валентин Гибалов, автор сетевого дневника об атомной энергетике, утверждает, что современные АЭС безопасны. Он говорит, что после аварий в Чернобыле и на «Фукусиме» мировая атомная энергетика шагнула вперед.

– С тех пор АЭС стали на порядок безопаснее. Современные станции, в частности энергоблоки типа ВВЭР-1200, которые собираются строить в Узбекистане, предусматривают глубоко эшелонированную систему защиты от возможных аварий, нацеленную на удержание радиоактивных элементов внутри герметичных оболочек, — утверждает Валентин Гибалов.


Преимущества АЭС, по мнению эксперта, перед ТЭЦ и ГЭС в том, что ресурсы газа и угля исчерпываемые. АЭС к тому же не являются источниками парниковых газов. Возобновляемая энергетика, «ветряки» и солнечные панели, с его слов, не стабильны, требуют существенных вложений в систему хранения энергии и не везде экономически целесообразны.

Эколог из Караганды Дмитрий Калмыков убежден: если есть возможность, «лучше выбирать безопасные способы производства энергии». Отнести к таковым АЭС он не может. И не считает атомную энергетику экономически выгодной — опять же из-за потенциальных рисков аварий.

— Несмотря на весь ум, концентрацию всех идей, знаний физиков, ядерщиков со всего мира, МАГАТЭ за день до «Фукусимы» имело документы, абсолютно бесполезные в плане обеспечения ядерной безопасности. К будущему не готов никто, — говорит Калмыков. — По независимым оценкам, ликвидация Чернобыльской аварии «съела» всю добавленную стоимость, весь валовый продукт, созданный всей советской атомной энергетикой до аварии. То есть они [СССР] 40 лет развивали отрасль, были построены десятки станций, которые произвели огромное количество энергии, которая использовалась для развития хозяйства и производства ценностей, а потом одна станция сломалась и всё вот это заработанное уничтожила. Поэтому на месте политиков я бы десять раз подумал.

Вопрос возможного строительства АЭС в Казахстане по российским технологиям пока, похоже, отодвинут на дальний план. Предложение возвести АЭС озвучил в начале апреля этого года. президент России Владимир Путин после встречи с казахстанским коллегой Касым-Жомартом Токаевым в Кремле. На фоне возмущений в соцсетях и митинга, где среди прочих требований был и запрет на АЭС, Токаев пообещал «учесть мнение населения» при вынесении решения о потенциальном строительстве атомной станции.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Строительство АЭС, на озере Тузкан, по мнению сотрудника «Гринпис Россия» Рашида Алимова, «может повлиять на всю экосистему». Тузкан входит в так называемую Арнасайскую систему озер, включающую также Айдаркуль и Восточно-Арнасайские озера.

– Если даже исключить какую-либо утечку, вода используется для охлаждения реакторов и обратно выбрасывается теплая вода. Если вы подогреваете озеро, то это меняет экологическую обстановку в нем. Все это будет влиять на экосистему. Насколько строительство в данном случае приемлемо, нужно рассматривать и изучать подробно и непосредственно на месте, — говорит он.


С этим мнением согласен Владимир Солодухин, научный руководитель Центра комплексных экологических исследований Института ядерной физики министерства энергетики Казахстана. С 2000 по 2010 год он в составе группы ученых изучал в рамках международного проекта «Навруз» уровень загрязненности Сырдарьи и Шардаринского водохранилища. Проведенные тогда исследования показали, что бассейн Сырдарьи на территории Казахстана загрязнен — и без АЭС.

В частности, в одном из отчетов ученых сообщается, что верховья Сырдарьи (а именно отрезок реки от границы с Узбекистаном до Шардаринского водохранилища) «заметно загрязнены отдельными радионуклидами и токсичными элементами».

Основными загрязнителями были определены горнометаллургические, химические и другие промышленные комбинаты и предприятия. В частности горнопромышленный комплекс Майлуу-Су в Кыргызстане, предприятие по переработке урана «Востокредмет» в Таджикистане, промышленные предприятия и комбинаты в Узбекских городах Кибрай, Ангрен, Янгиабад и Навои. В Казахстане так же были отмечены предприятия по добыче и переработке урана в Шиели Кызылординской области и тяжелых металлов в Шымкенте.


— Ситуацию трагической не назовешь. Но показатели колеблются в незначительных пределах. Загрязненность наблюдается из года в год, то в большей, то в меньшей степени. Если вдруг где-то будут выбросы и превышения предельно допустимых концентраций, мы, несомненно, это обнаружим. Ситуация требует постоянного контроля, — комментирует ситуацию Владимир Солодухин.

Эколог Дмитрий Калмыков говорит, что его организация «Карагандинский Экомузей» готовит обращение в министерство экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана с просьбой предоставить информацию о строительстве АЭС в Узбекистане согласно Орхусской конвенции «О доступе к информации». Населению Казахстана, как считает Калмыков, должны быть доступны сведения о деталях проекта будущей атомной электростанции, которая, вероятно, появится менее чем в часе езды от населенных пунктов Шардаринского района Туркестанской области.

Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Поделитесь новостью с друзьями