Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Проект»: независимость и несменяемость судей в РФ стали формальностью

Дата: 28 августа 2019 в 19:25


Портал «Проект» выяснил, что при формальной независимости и несменяемости судей значительное влияние на их решения оказывает руководство суда, силовики и кураторы из вышестоящих инстанций. 84% судей — бывшие чиновники и силовики, 80% руководителей судов — выходцы из госсектора, а 6 из 10 судей по политическим делам за десять лет не вынесли ни одного оправдательного приговора. При этом судей крайне редко наказывают по жалобам граждан, но используют подобный «компромат» как способ давления.

В начале 90х годов в России была проведена судебная реформа, целью которой было желание отодвинуть партийную бюрократию от отбора судей и дать им возможность самим выбирать кадры. Действующие судьи создают квалификационные коллегии, те экзаменуют и отбирают толковых юристов и глава государства формально утверждает их. Считалось, что вкупе с пожизненным назначением, неприкосновенностью и достойным содержанием это сделает судей независимыми. Однако в итоге сложилась модель, сделавшая судью профессиональным бюрократом государственной корпорации: 9 из 10 судей убеждены, что не обязаны даже комментировать свои решения, а на мнение общества обращают внимание всего 33% судей.

Поддержанием иерархии и контролем над судами занимаются в первую очередь руководство суда, вышестоящие кураторы и силовики. Так, председатель суда и его заместители подбирают кадры, распределяют нагрузку и определяют рассмотрение дел, утверждают отпуска и графики дежурств, выдают поощрения, рекомендуют к присвоению классов, привлекают к дисциплинарной ответственности и так далее: многие эксперты считают зависимость судей от председателей серьезной проблемой. Кроме того, председатель суда зачастую прямо вмешивается в принятие решений: о том, что председатель не должен помогать разбираться в сложных вопросах, заявляют лишь 17% судей. Именно через председателей и производится внешнее давление на суд.

Кроме того, на судебные решения неформально влияют кураторы — дополнительные контролеры-судьи в вышестоящих инстанциях. Именно к ним попадают апелляции на приговор или иное решение судьи, а при рассмотрении важных дел судьи ездят к кураторам на совещания, звонят докладывать и согласовывать детали решений или даже получают сверху готовый текст. мнение куратора считают самым важным 86% судей, 83% говорят о важности мнения коллег-судей, 78% — о важности мнения председателя.

Влияют на судебные решения и силовики: 69% следователей несколько раз в неделю или каждый день общаются с работниками суда, 14% в течение дежурных суток звонят самим судьям. Почти треть прокуроров до начала рассмотрения дела обсуждают с судьями его перспективы. С бывшими коллегами поддерживают связи 90% судей, вышедших из аппарата суда, 79% судей из прокуратуры и 75% бывших полицейских.

Кроме того, в результате специализации и совпадения подведомственных территорий одни и те же работники прокуратуры и судьи постоянно пересекаются. Складываются «большие тройки» «следователь-прокурор-судья», которые взаимно обслуживают друг друга . Централизованно судей также курирует Управление «М» ФСБ, «свои» судьи есть также у МВД, СК и отдельных группировок внутри ведомств. Сами судьи нередко жалуются на давление со стороны не только председателей судов, но и губернаторов, кадровиков администрации президента и членов партии «Единая Россия».

Как выяснил «Проект», изучив биографии 2000 судей, 84% их — бывшие чиновники и силовики. Судьями в основном становятся бывшие клерки суда (43%) и силовики (34%). Адвокатов среди них всего 4%. 80% руководителей судов — выходцы из госсектора, в том числе 52% — силовики. Адвокатов руководить судами ставят все реже, хотя именно под их руководством суды чаще оправдывают несогласных с обвинением. 7 из 10 судей по политическим делам служили ранее в прокуратуре или МВД, а 6 из 10 за десять лет не вынесли ни одного оправдательного приговора, зато 4 из 10 продвигались по службе незадолго до или вскоре после громких процессов. Среди судей по уголовным делам насчитывается больше половины ( 58%) бывших прокуроров и следователей.

Кроме того, судей легко лишают полномочий, если это потребуется руководству, и нарушают тайну личной жизни. В марте 2019 года была отправлена в отставку судья Дорогомиловского суда Москвы Ирина Деваева. В распоряжении начальства оказалось ее интимные фото: когда рассматривался вопрос об увольнении Деваевой, ее ругали за недопустимость «разврата среди судей», хотя фотография была сделана давно и нигде не размещалась. Реальной причиной могли стать напряженные отношения судьи с председателем Дорогомиловского суда, в том числе из-за излишней «самостоятельности» Деваевой по делу «Нового величия».

Однако если на судей жалуются обычные граждане, наказывают судей не слишком часто. В 2018 году квалифколлегии зарегистрировали 249 сообщений о предполагаемых уголовных преступлениях судей, но возбудить дела разрешили только против 19 человек (8%). А реально осудили лишь шестерых судей и работников судов. Помимо 249 сообщений об уголовных преступлениях, всего в 2018 году квалифколлегии регионов зарегистрировали около 22 тыс. жалоб на судей, то есть почти по одной на каждого судью. Судей обвиняли в грубом нарушении процессуальных норм, волоките, неэтичном поведении, коррупции и недостойном поведении в быту. Привлекли к дисциплинарной ответственности 172 человека (менее 1%), и лишь 23 уволили. Зато жалобы граждан активно используются как инструмент давления на судей.

Суды под руководством бывших женщин-адвокатов признают подсудимых невиновными в три раза чаще, чем во главе с мужчинами из полиции или аппарата суда. Лишь 1% российских судов оправдывает на уровне судов присяжных. Легче всего доказать невиновность в небольших сельских судах, которыми руководят молодые судьи — 1 из 87. Там, где руководят бывшие адвокаты, больше шансов на успех. Особенно выделяются женщины из адвокатуры: под их руководством суды не только оправдывают в 1,5 раза чаще среднего (1 из 97), но и дают менее суровые приговоры — за решётку отправляют на четверть реже. Суды во главе с женщинами из адвокатуры одни из самых гуманных, зато суды во главе с мужчинами из МВД и аппарата судов оправдывают в три раза реже по сравнению с судами во главе с бывшими адвокатами. А в регионах, где во главе судов ставят только выходцев из госсектора, шансы доказать невиновность почти в два раза ниже среднего.

Среди судов с доступной статистикой самый высокий процент оправданий в Чесменском суде Челябинской области. В 2015-2016 гг. там осудили 181 человека, всех в особом порядке (с полным признанием вины). Остальных четверых суд оправдал, то есть признал невиновными 100% судимых в общем порядке. Кроме того, суд лишил свободы лишь 10% осужденных.

На втором месте — Белоярский городской суд Ханты-Мансийского АО (19%). Этот суд реже обычного лишает свободы и чуть реже соглашается отправить обвиняемых в СИЗО, зато чаще возвращает обвинительные заключения прокурору. В пятерку лидеров вошли также Варнавинский районный суд Нижегородской области (17%), Анадырский районный суд Чукотского автономного округа (14%) и Бахчисарайский районный суд Республики Крым (13%). Лишь эти пять судов во всей стране — менее 1% — признают граждан невиновными примерно на одном уровне с судом присяжных: эксперты, в свою очередь, заявляют о том, что при злонамеренном обвинении рядовой гражданин имеет минимальные шансы доказать свою невиновность, тогда как у чиновников таких шансов больше всего.

]]>

По сообщению сайта NEWSru.com

Поделитесь новостью с друзьями