Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

15 лет с крушения Ту-134 и Ту-154: к чему пришло следствие

Дата: 24 августа 2019 в 19:06


15 лет с крушения Ту-134 и Ту-154: к чему пришло следствие

Ровно 15 лет назад, 24 августа 2004 года, с разницей в несколько секунд в небе над Россией рухнули два пассажирских самолета. Авиакатастрофы унесли жизни 89 человек — из находившихся на борту людей никто не выжил. Очень скоро было установлено, что причиной крушения в обоих случаях стали взрывы, которые устроили террористки-смертницы.

Оба пассажирских лайнера — Ту-134 и Ту-154 — выполняли вечерние внутренние рейсы из московского аэропорта Домодедово. Самолет Ту-134 (рейс 1303) вылетел в 22:30, чтобы доставить 34 пассажира в Волгоград. Борт обслуживали девять членов экипажа.

Одной из трех стюардесс на том рейсе была 34-летняя Оксана Бобровских.

Девушка пошла по стопам матери, которая тоже работала стюардессой. Бобровских-старшая чудом выжила в авиакатастрофе под Свердловском, после которой ей запретили летать. Несмотря на опыт своей матери, Оксана выбрала профессию бортпроводницы. Дома после рейса ее ждали трехлетняя дочь и муж.

Среди членов экипажа был также бортмеханик Юрий Коробкин, который в тот вечер не должен был работать. К несчастью для его семьи, незадолго до трагедии мужчину перевели на вечерние рейсы. У него остались жена и двое сыновей 14 и 5 лет. Позднее вдова Коробкина расскажет журналистам, что их старший сын первым узнал о крушении самолета из новостей по телевизору.

В тот вечер среди пассажиров на борт зашел Андрей Гуров, который надеялся через пару часов увидеть двухлетнего сына и жену после московской командировки. 29-летний мужчина возглавлял собственную фирму, имел офицерское звание и два высших образования.

Через несколько кресел от Гурова сидела семья Нестеровых — Алексей, Елена и их несовершеннолетняя дочь. Пассажиры возвращались в Волгоград после отдыха в Венгрии.

Девушка по имени Ольга Алейникова тоже летела домой после рабочей поездки в Москву. Она работала начальником юридического отдела на Волгоградском трубном заводе юристом, а затем ей предложили место в столичной фирме. Перед Ольгой открылись огромные перспективы, и она решила переехать в столицу.

В салоне Ту-134 сидела еще одна пассажирка, которая поднялась на борт с целью взорвать себя и всех остальных людей. Террористка-смертница зарегистрировалась на рейс под именем уроженки Чечни Аминат Нагаевой.

Спустя 24 минуты после начала полета, в 22.54, женщина привела бомбу в действие в хвостовой части самолета. У экипажа не было шансов посадить лайнер — он развалился в воздухе на две части и рухнул на землю с высоты 8,1 тыс. метров примерно в двух километрах от села Бучалки Тульской области.

Диспетчеры в Домодедово заметили, что связь с рейсом 1303 была потеряна, а его отметка пропала с экранов радиолокаторов. Произошло это мгновенно — так бывает, когда конструкция самолета разрушается моментально, без предварительных маневров и потери высоты. Почти в то же время диспетчеры поняли, что потерян сигнал и другого пассажирского самолета — Ту-154, следовавшего в Сочи.

Рейс 1047 вылетел из Москвы в 21:35 мск. В салоне находились 38 пассажиров и работали восемь членов экипажа, в том числе 25-летняя Марина Худеева. Незадолго до полета девушка окончила вуз по специальности «Психолог», но диплом получить не успела. Это сделали за нее родители — уже после гибели девушки. Мать Худеевой всю жизнь работала билетным кассиром и была удивлена, когда дочь решила, что свяжет жизнь с небом. Кроме родителей дома ее дожидались два маленьких сына.

А вот коллега Худеевой 30-летняя бортпроводница Яна Тарсукова при выборе профессии пошла по стопам родителей. Ее отец больше 30 лет проработал летчиком, а мать трудилась в барнаульском аэропорту. Позднее родители рассказывали журналистам, что их дочь с самого детства заявляла: «Буду диспетчерицей».

По их словам, в тот рейс девушка попросилась сама: очень радовалась, что сможет искупаться в море, а после отправиться в долгожданный отпуск. Тарсукова обожала свою работу, но перед самым вылетом поделилась с подругой плохим предчувствием.

Его же ощутил и семилетний сын другой стюардессы Ольги Быковской, которой на момент трагедии был 41 год. «Мы на даче отдыхали с внуком, Оля к нам приехала перед рейсом. И вот ей уже обратно надо, а он ее не отпускает, бросается за ней вслед – никогда они так не прощались. А потом он залез на крышу, долго смотрел в небо и вдруг спросил: «Деда, что будет, если самолет взорвется? Люди и чемоданы полетят оттуда кувырком?» Меня как холодом обдало», — рассказывал отец Ольги.

Взрыв в самолете Ту-154 устроила 37-летняя женщина, зарегистрировавшаяся как Сацита Джебирханова — она также подорвала себя в хвостовой части лайнера. В борту образовалась дыра, хвостовая часть оторвалась, машина потеряла управление. Бортовые речевые самописцы продолжали записывать переговоры пилотов еще в течение 2 минут 13 секунд — экипаж пытался спасти самолет. В 22.55 Ту-154 рухнул с высоты 12,1 тыс. метров на территории Ростовской области в районе поселка Глубокий.

Хотя расследование взрывов контролировала Генпрокуратура РФ, оно до сих пор вызывает множество вопросов. Так, существуют сомнения относительно личности смертниц.

По версии следствия, террористки-смертницы были завербованы чеченскими сепаратистами, которые и снабдили их бомбами. В 2004 году журналисты нашли односельчан Аминат Нагаевой, которые рассказали, что девушка росла в большой семье с тремя братьями и четыремя сестрами. Одного из братьев подозревали в терроризме. Соседи семьи указывали, что за несколько лет до авиакрушений в дом к Нагаевым пришли спецслужбы и забрали подозреваемого, больше его никто не видел. Журналисты предполагали, что 27-летняя смертница могла мстить за пропажу или смерть брата.

Несмотря на эту информацию, официально следствие никогда не подтверждало, что взрывы устроили именно Нагаева и Джебирханова — в расследовании отмечалось, что террористки прошли на борт по документам этих женщин.

Нагаева и Джебирханова хорошо знали друг друга и, по словам их родных, незадолго до 24 августа вместе отправились в Баку якобы за товаром для продажи на рынке. Правоохранители выяснили, что из Баку женщины поехали в Махачкалу, где сели в поезд до Москвы. Тем не менее журналисты со ссылкой на правоохранительные органы писали, что настоящих Нагаеву и Джебирханову могли убить еще по пути в Баку, а на поезде в российскую столицу вполне могли приехать смертницы, которые присвоили себе чужие личности.

Как бы там ни было, шахидки лишь исполняли чужую волю, это признавали и родственники погибших.

«Тех женщин, которые взорвали самолеты, я не могу ни осуждать, ни оправдывать. Я считаю, что они были просто орудием. Видимо, их поставили перед фактом: или мы, пассажиры, или их родственники», — сказала одна из родственниц погибшего пассажира Ту-134.

Что касается возможных исполнителей, то в этом вопросе следствие зашло в тупик. Осенью 2004 года ответственность за взрывы, унесшие жизни 89 человек, взял на себя террорист Шамиль Басаев. Однако участники расследования так и не смогли достоверно доказать его причастность к терактам.

В конце апреля 2007 года Генпрокуратура официально прекратила расследование уголовного дела о взрывах в обоих самолетах. Следствие было вынуждено признать, что так и не смогло выйти на заказчика этих преступлений.

Ответственность за взрывы понесли сотрудник управления МВД в аэропорту Домодедово капитан милиции Михаил Артамонов, спекулянт авиабилетами Армен Арутюнян, а также сотрудник службы безопасности авиакомпании «Сибирь», которая владела Ту-154, Николай Коренков.

По версии следствия, Артамонов задержал Нагаеву и Джебирханову в аэропорту для проверки документов, а затем отпустил их, не обыскав. При этом документы у женщин были в полном порядке, они не проходили ни по каким милицейским ориентировкам и были одеты, как следует из материалов уголовного дела, «как любые жены новых русских». B течение часа после проверки женщины сели на свои рейсы. После терактов капитана милиции обвинили в преступной халатности. 30 июня 2005 года мужчину приговорили к семи годам колонии. На суде он не признал своей вины, из колонии Артамонов вышел через два года.

При этом суд не принял во внимание отсутствие доказательств того, что прилетевшие из Махачкалы женщины, которых досматривал капитан, были террористками. Дело в том, что ни сам Артамонов, ни его коллега, ни Арутюнян не опознали в показанных им фотографиях Джебирхановой и Нагаевой тех женщин, которых милиционер проверял в аэропорту.

Армен Арутюнян зарабатывал тем, что за вознаграждение помогал пассажирам купить или переоформить нужный им билет в случае возникновения трудностей. Именно к нему обратилась Джебирханова с просьбой о помощи. Она рассказала, что хочет улететь ближайшим рейсом в Сочи, однако продажа билетов на него уже прекращена. За вознаграждение в 2 тыс. рублей мужчина посоветовал ей взять билет на следующий день, а затем перерегистрировать его на ближайший рейс. Такая операция была вполне законна. С просьбой помочь в этом Арутюнян обратился к Николаю Коренкову, официальному представителю авиакомпании «Сибирь» в Домодедово.

Стоит отметить, что переоформление билетов было прямой обязанностью сотрудника авиакомпании. Несмотря на это Арутюнян отблагодарил Коренкова, отдав ему половину «гонорара» — тысячу рублей. Позднее СМИ, опираясь на данные следствия, напишут, что одна из смертниц попала на борт благодаря сотруднику авиакомпании, который за взятку провел ее на самолет чуть ли не в обход зоны досмотра.

Коренкова обвинили в пособничестве терроризму и коммерческом подкупе. Спустя несколько месяцев обвинение в пособничестве сняли. Суд приговорил Коренкова к полутора годам колонии, такой же приговор получил Арутюнян. Оба отсидели свои сроки полностью.

Несмотря на то, что Нагаева и Джебирханова благополучно прошли предполетный контроль, в том числе зону досмотра, почти с самого начала расследования Генпрокуратура сняла подозрения в халатности с сотрудников службы безопасности аэропорта Домодедово.

Родные погибших остались недовольны исходом дела. Любовь Бездушная, дочь которой летела на одном из самолетов 24 августа, так прокомментировала приговор капитану милиции Артамонову: «В какой-то степени он, конечно, виноват, но не только он. Почему в Махачкале не было никакого досмотра пассажиров, почему не привлекли никого из администрации аэропорта? Я бы вообще его оправдала, его просто подставили, сделали из него козла отпущения».

Спустя более 10 лет после потери близких семьи погибших так и не смогли смириться с тем, что настоящие виновные в террактах не понесли наказания. В 2016 году родственники погибших обратились в Следственный комитет с просьбой возобновить уголовное производство по факту терактов. Тем не менее сделано это не было.

По сообщению сайта Газета.ru

Поделитесь новостью с друзьями