Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Исчезающая культура

Дата: 23 августа 2019 в 15:44 Категория: Новости культуры


Исчезающая культура

Даулет Алтаев
Озеро Маралды в Павлодарской области в очередной раз становится центром скандала. В конце минувшей недели (18 августа) в этой локации вновь зафиксировали конфликт с применением оружия. Столкновение произошло между местными жителями и представителями охранного агентства, что наняты частным инвестором, который ведет хозяйственную деятельность на озере Маралды. Взять под контроль ситуацию помог лишь СОБР, оперативно прибывший на место.
Соленое озеро Маралды является источником ценного ракообразного Artemia Salina, циста которого широко применяется в косметической, фармацевтической и ряде других отраслей.
Первый конфликт в Павлодарской области между местными и бизнесменами вокруг «артемии», что освещался довольно активно в средствах массовой информации, возник еще в 2015 году. И как выясняется в ходе разбирательств, стычки по поводу работы, организованной на соленых озерах Павлодарской области, что богаты ценным ресурсом и переданы частным инвесторам, происходят периодически. Так, в конце июля этого года во время собрания (проходило в селе Щербакты), при участии местных исполнительных и правоохранительных органов, случилась драка, в которой пострадал непосредственно сам инвестор. По этому факту возбудили уголовные дела

Один из первых серьезных конфликтов возник в 2015 году. С приходом инвестора местные жители, лишившиеся возможности бесконтрольно добывать Artemia Salina, устраивали пикеты и сознательно шли на конфронтацию с представителями охранных организаций. Лишь по счастливой случайности однажды не произошла трагедия — в одной из стычек оружие, что попытались применить охранники уже частного озера, рассказывали очевидцы, дало осечку. Естественно, эта ситуация спровоцировала еще больший конфликт с представителями местного населения — охранников избили. Тогда впервые привлекли спецназ, чтобы сдержать волну недовольства. Позже с хозяйствующей фирмой договор расторгли.
И вот на следующий год проводят конкурс, определяют победителя. А с ним приходит надежда на то, что добыча «артемии» теперь вновь станет цивилизованной и открытой в рамках определенных квот. Более того, инвесторы предлагают создать на территории Маралды курорт — это соленое озеро располагает лечебными грязями и великолепным оздоравливающим микроклиматом. Периодически озеро посещает руководство области, инспектируя ход строительства и исполнение обязательств инвестора в части создания курортной зоны и условий для отдыха. Тогда же по отношению к местным жителям, которые требуют вернуть озеро в народное пользование, а именно оставить им право заготавливать «артемию» своими силами и в количестве лишь им известном, начинают применять понятие «браконьеры».
С точки зрения закона они таковыми и являются. Пусть «артемия» и не находится в Красной книге. Однако если государство определяет квоты и дает возможность работать лишь инвестору, который вкладывает в инфраструктуру и взамен получает возможность пользоваться благами природы также в рамках квот (инвестору как минимум не выгодно истреблять «артемию»), то все остальные автоматически становятся преступниками — ворами. Поэтому инвестор, представитель ТОО «Стройбиоресурс», видя, что местные жители продолжают вылов «артемии» сверх установленных квот (или же, в принципе, не оформив необходимые бумаги и не имея разрешения), привлек охранную организацию. Объясняется это еще и тем, что в обязанности инвестора входит защита экологического ресурса. Июльский конфликт произошел именно на этой почве, когда директор ТОО на собрании с местными жителями пытался объяснить, что возможность работать на озере ему передали официально и по закону. И он продолжит бороться с браконьерством, так как это в том числе и его обязанность-условие. Потом случилась драка.
18 августа происходит уже более крупный конфликт. «Сейчас, чтобы не было браконьерского отлова рачков Artemia Salina, чтобы не было большого урона для природы, установлена специальная квота. В связи с тем, что местные жители начали отлавливать этих рачков, не имея квоты, предприниматель нанял фирму, которая охраняла это озеро. Инцидент произошел между этой охранной фирмой и местными жителями. Все это перешло в драку с применением травматического оружия», — ввел в курс общественность Ерлан Тургумбаев, министр внутренних дел РК.
В этот раз лишь по счастливой случайности обошлось без жертв. А конфликт начался с того, что на берегу озера задержали парня, который пытался вывезти два мешка «артемии». Он позвонил, и на помощь прибыло около 30 человек. Позже в департаменте полиции региона сообщили: чтобы разогнать толпу, пришлось вызывать СОБР.

 

Artemia Salina — ресурс, ради которого люди идут на преступление


Потерянное озеро
Браконьеры — это, как правило, серийные убийцы животного мира, считающие себя хозяевами территории, а следовательно, и хозяевами природных ресурсов. Они сбиваются в кланы, банды и могут представлять альтернативную власть в регионах. И ведь нельзя сказать определенно, какая сторона их деятельности может быть опаснее для общества — демонстрация неуважения к закону, создание банд, которые контролируют целые районы, или же реальный ущерб природе от вылова, отстрела, сбора. На наш же взгляд, особенно учитывая череду смертей тех героев, которые становятся на пути преступников, проблема бандформирований в лице браконьеров заслуживает не меньшего внимания со стороны государства. И если государство предоставляет возможность работать открыто и прозрачно, значит, оно должно способствовать и охране интересов инвестора. СОБР — это хорошо. Однако привлечение регулярной армии, которая занялась бы реальной борьбой с браконьерством, устроив профессиональные облавы, наверное, было бы лучшим выходом из сложившейся ситуации. Армия встает на защиту интересов государства. И мы уверены — существование вооруженных банд, групп, что не принимают закон и порядок, не в интересах ни одного государства.
Притом необходимо активно к борьбе с браконьерами привлекать местных чиновников. Каждый сельский аким должен быть в курсе, кто и чем живет на вверенной территории. А если в ходе следственных мероприятий выясняется, что нет, то можно говорить о двух моментах. Первое — возникает вопрос к его компетенции, а также к компетенции его руководителя. И второе — значит, преступность в конкретной локации достигла такого уровня, что даже представитель власти, закона и государства опасается с ней связываться. Или же это должностное лицо является членом преступной группировки.    Впрочем, сегодня представители закона и местные власти находятся в несколько затруднительном положении. Индекс лояльности в отдаленных регионах не всегда соответствует ожиданиям. Это если называть вещи своими именами, следствие в том числе несовершенства воплощения социально ориентированных программ государства на местах. Поэтому видно, как чиновники предпочитают не допускать острых конфликтов с населением, стараясь находить способ решать вопросы, избегая острых углов. Но не похоже ли все это на сделку с преступностью и ведением переговоров с террористами? Как назвать еще людей, которые используют механизм запугивания, в нашем случае — спекулируя возможностью социального возмущения ради достижения своей цели? Типичный социальный терроризм.
Ситуация на озере Маралды — это лишь еще один повод не сомневаться в необходимости существенного ужесточения наказания за браконьерство. О необходимости которого неоднократно высказывался в том числе и глава государства. То есть фактически уже адресовав поручение компетентным органам. Однако реальных шагов, например, проекта поправок в закон, общественности пока не представили. Это на руку браконьерам — демонстрация лишь медийного гнева, но при этом осознание безнаказанности упрочивает их веру в своей правоте. И чем больше времени проходит, тем все больше людей примыкает к преступным группам, видя возможность легкой наживы. Ведь, к сожалению, с путями сбыта браконьерского товара мы тоже сделать ничего не можем. Возможность беспрепятственного сбыта является, наверное, главенствующей силой, что питает браконьерство, а фактически терроризм — явление, что разрушает природу, нас изнутри.

В чем ценность Artemia Salina? Цена на черном рынке килограмма цист «артемии» может достигать сотни долларов. По другим же неофициальным данным, мешок может стоить около 50 тысяч тенге. Это ракообразное является источником массы довольно редких микроэлементов, что эффективны в косметологии и медицине. Препараты из «артемии» доказывают свою действенность в налаживании обмена веществ в организме. Эти членистоногие также являются отличным кормом для ценных пород рыб, королевских креветок, крабов, омаров.
Очень хорошо показывает себя корм для домашней птицы, приготовленный из «артемии». В природе же Artemia Salina является естественным и почти основным кормом пеганок, куликов и в особенности фламинго. Считается, что свой нежный розовый окрас эта птица приобрела в том числе благодаря пигменту «артемии». В любом случае бесконтрольный вылов, уничтожение этих ракообразных ведет к неизбежной экологической катастрофе и невосполнимому нарушению природного баланса.

Поделиться:

По сообщению сайта Новое поколение

Поделитесь новостью с друзьями