Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Мальчик с серпом, выкованным из штыка

Дата: 21 августа 2019 в 12:52


Мальчик с серпом,  выкованным из штыка

 

Часть 1. Закрытие Семипалатинского полигона. Н. Назарбаев первый Президент РК  : « …Впервые попав в Нью-Йорк, я увижу в саду Организации Объединенных Наций знаменитого бронзового кузнеца работы Е. Вучетича, прочту библейские сказания Книги пророка Исайи о времени, когда люди «перекуют мечи свои на орала и копья на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать».

 

Задолго до рождения будущего Президента, будущего Независимого Казахстана, у них в доме была армейская винтовка, которая хранилась как память о погибших. Она появилась в лихие 1916 годы, во время первой мировой войн, когда вспыхнуло вооруженное восстание против отправки казахов на военные тыловые работы. Но однажды бабушка Мырзабала сказала: «Это ружье сеяло смерть и страдания среди наших старших. Повергло в горе нас. Хотите ли вы, чтобы оно навлекло беды на головы наших младших? Не держи в доме зла — вот верх мудрости и благородства. А память наша да пребудет с нами». Совершив древний обряд прощания с оружием, Абиш сдал винтовку властям, предварительно отстегнув и оставив себе видавший виды шестигранный штык-иглу.

Из воспоминаний Н. Назарбаева: «...Сельские дети рано начинают трудиться. Однажды заметив, что из походов за зеленью для цыплят я возвращаюсь с исколотыми, изрезанными о листья травы ладонями (ибо не все росшее на поляне было клевером), бабушка распорядилась, чтобы штык перековали в серп: «Мы победили, войны теперь не будет, а инструмент в хозяйстве пригодится». И действительно, оружия в стране, как своего, так и чужого, тогда было много. Мало было обыкновенных ножниц, мастерков, отверток, циркулей... Наступил день, когда сверкающим полумесяцем в дом принесли новенький серпик, который и стал для меня, крестьянского сына, первым в моей жизни инструментом…». Спустя многие годы, имя мальчика с серпом, выкованного из штыка будет ассоциироваться с историей добровольного отказа Казахстана от ядерного оружия. «Указ Президента Н. Назарбаева от 29 августа 1991 года о закрытии полигона – одно из важнейших решений в истории международных отношений. Оно было принято в сложной политической ситуации и вопреки позиции военно-промышленной элиты бывшего СССР. Это был первый и последний такой случай в мировой истории разоружения …» — К-Ж. Токаев.

В августе 1947 года, правительство СССР специальным постановлением приняло решение о создании секретного города, под кодовым названием «Семипалатинск-21». . Учитывая невиданный размах поставленных задач, под опытный ядерный полигон отвели 18 тысяч квад-ратных километров земли равнинной Шынгысской степи великого Абая, Шакарима, Мухтара Ауэзова. Горные массивы Дегелена и Жангызтау, величественный Ханьский пик.

29 августа 1949 года произвели первый взрыв атомной бомбы. За огненным шаром, столбом потянулся горящий пепел. Невидимая метла разом смахнула с лица земли обезумевшую живность и растительность. Орлы, гордые орлы, парившие в синеве неба на высоте 700 метров, с опаленными крыльями и вытекшими глазами, ковыляли по степи. Радиоактивные продукты первого атомного взрыва накрыли все населенные пункты региона. Жители близлежащих аулов, подверглись гигантским дозам радиационного облучения.

Правду о Семипалатинском полигоне, казахстанцы узнали лишь в годы перестройки во второй половине 1980-х годов. До этого ни секретарь Центрального комитета, ни глава Правительства, ни даже руководитель республики – член Политбюро ЦК КПСС не имели возможности не только вмешиваться в дела полигона, но даже посещать его. Руководитель республики не мог посетить даже Байконур. Ядерный полигон был «государством в государстве». Целая налаженная индустрия, со своим транспортным парком (ракетно-авиационными средствами доставки), своими средствами коммуникаций (радиолокационными станциями и системами армейской связи), подземными городами (шахтными комплексами для межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования), администрацией (оперативными командными пунктами), промышленностью (урановыми рудниками и перерабатывающими заводами предварительного обогащения), исследовательскими учреждениями (ядерными полигонами, реакторами и научно-исследовательскими лабораториями военного назначения) и конечным продуктом-атомные и термоядерные боеголовки.

Толчком к открытому общественному обсуждению проблемы Семипалатинского полигона послужила авария на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Впервые общественности стали известны шокирующие факты о произведенных с 1949 года 456 ядерных взрывах. Заговорили о колоссальном вреде, нанесенном экологии и здоровью казахстанцев. Жители Семипалатинска, Алтайского края, Павлодарской области и других населенных районов продолжали жить и работать, заболевать странными болезнями и умирать с «правильными» диагнозами. А кипы засекреченных документов и свидетельств о медицинских аномалиях, мутациях и дефектах организма людей, подвергшихся облучению, прямиком отправлялись в Москву на «дальнейшую обработку и анализ данных».

В те драматические дни, прогрессивная общественность и весь народ тогда еще Казахской ССР встали против огромного и мощного военно-промышленного комплекса Советского Союза. Правда о Семипалатинском ядерном полигоне постепенно прорывалась наружу. Устойчивая тенденция роста числа заболеваний, как рак легких и молочной железы, лимфогемобластоз и целый ряд других злокачественных патологий. Случаи рождения детей с различными аномалиями в развитии, с физическими и умственными недостатками. Катастрофическое состояние, связанное с репродукцией человека. Многочисленные случаи спонтанного аборта, недоношенности, выкидышей, недоразвития плода, тяжелых родов. Генетические мутации, возникшие из-за воздействия кратковременной и остаточной радиации. Небывалый рост количества рожденных детей с умственной отсталостью, особенно в тяжелой форме, как олигофрения..

Однако не прошло и нескольких месяцев после Чернобыльской аварии, как из Центра поступила директива расширить территорию Семипалатинского полигона.
Из воспоминаний Н. Назарбаева: «…Я был тогда Председателем Совета Министров республики. Возмущенный до глубины души, позвонил первому секретарю ЦК Компартии Казахстана Г. В. Колбину и с удивлением узнал, что тот уже дал свое согласие. «А что? Есть проблемы?» – спросил он, как ни в чем не бывало. Я объяснил, что проблемы есть, причем очень большие. «Но если будем возражать, нас обоих снимут с работы», – заявил Г.В.Колбин. Но, видимо, мои слова все же, возымели свое действие. Под конец разговора он сказал: «Ладно, тогда постарайтесь сами остановить их…».

В Москву были направлены аналитические и служебные записки о реальной ситуации в республике, росте социальной напряженности, которая могла привести к повторению событий декабря 1986 года, но уже в более широких масштабах. С центра продолжали приходить стандартные ответы: … настоящим уведомляем, что, по имеющимся данным, каких-либо отрицательных воздействий или последствий на здоровье гражданского населения, проживающего вблизи СИЯП и экологию не подтверждается…» И так далее.

Стихийное недовольство казахстанцев, вылилось в организованные формы 28 февраля 1989 года, после известия о радиоактивном выбросе в окружающую среду в результате неудачно проведенного подземного ядерного взрыва на Семипалатинском ядерном полигоне, состоялся митинг протеста, давший начало Международному Антиядерному Движению «Невада-Семипалатинск», которое возглавил известный поэт и общественный деятель Олжас Сулейменов.

30 мая 1989 года. Кремлевский дворец съездов. I Съезд народных депутатов СССР. Шестое заседание. Прямая трансляция по телевидению.
Н. Назарбаев — Председатель Совета Министров Казахской ССР впервые заявил о том, что у республик есть свои национальные интересы. «…Сказать нужно было многое, а регламент жесткий. Михаил Сергеевич Горбачев, председательствующий на съезде, поблескивая стеклами очков, смотрит внимательно и настороженно: мол, гласность гласностью, но и меру знать надо. В смысле, регламент. Вставая с места, думаю, успею ли высказать все и особенно главное. Уже выступая на трибуне, после своих слов «Хочу сказать о Семипалатинском ядерном полигоне, действующем с 1949 года и начавшем взрывы сначала в атмосфере. Население вокруг с тех пор возросло в четыре раза. Но военные готовы убедить нас чуть ли не в полезности испытаний для здоровья человека. Мы понимаем, что это сегодня государственная необходимость. Но надо провести настоящий, глубокий анализ влияния атомных взрывов на окружающую среду и рассказать об этом людям. Не говоря уже о некоторых затратах на улучшение жизни там живущих...», я почувствовал какую-то волну оживления среди народных депутатов, особенно в военной форме, составляющих добрую четверть зала. Как будто что-то слегка изменилось. Что именно изменилось, я понял уже после доклада и выступлений. Изменилось отношение. Покушение на главный стратегический объект страны! И пошло-поехало. Чего только не наслышался в кулуарах. И что, выношу сор из избы (?), наживаю политический «капиталец», продался (кому не уточнялось) и, наконец, самое «серьезное» обвинение — подрываю обороноспособность нашей державы…».

«Между молотом и наковальней» находился Президент Казахстана. Еженедельные вызовы в Москву, то к секретарю ЦК КПСС, курировавшему военно-промышленный комплекс О.Бакланову, то к председателю правительства Н.Рыжкову, и наконец, к Президенту СССР М.С. Горбачеву, чтобы объясняться, защищаться, доказывать, аргументировать.

У центра было жесткое требование — успокоить людей, тебя, мол, послушают. А вообще стране нужно от трех до пяти лет, чтобы усовершенствовать кое-что. Потом полигон и закроем. Обещали помочь средствами региону и т.д. Звучали и угрожающие намеки.

24 апреля 1990 года впервые в нашей истории мы выбрали своего Президента. Атмосфера того времени была незабываемой! И одним из первых крупных политических мероприятий было проведение 24 мая 1990 года в Алматы международной конференции «Избиратели мира против ядерного оружия. » Она длилась три дня. Кроме казахстанских активистов антиядерного движения со всего Казахстана, на конференцию приехали делегации почти тридцати стран мира. Говорили обо всем: о помощи пострадавшим, о запрещении ядерных испытаний, о разоружении и контроле над ядерным оружием. Казахстанцы собрали миллионы подписей, отправили тысячи и тысячи обращений к правительствам, мировым лидерам, международным сообществам и парламентам ведущих стран. Провели в Алматы Международные Конгрессы глобального антиядерного Альянса «На стыке тысячелетий». Раскрывали масштабы ужасающей трагедии и добились общего сплочения миротворческих организаций в единую мощную силу, чтобы избавить человеческую цивилизации от ядерного оружия и объявления его вне Закона. Прогрессивная мировая общественность узнала о продолжающейся трагедии в Казахской ССР. Мы помним, как смотрели знаменитый телемост «Семипалатинск-Хиросима», видеозапись которого потом была показана по всему Советскому Союзу. Мир как никогда был близок «на расстоянии протянутой руки», к полному запрещению ядерного оружия.

Н. Назарбаев: «…Предварительно съездив на полигон, постояв в центре места, где произошел последний подземный ядерный взрыв — я объявил о созыве специальной сессии парламента по обсуждению вопроса о закрытии ядерного полигона без согласия на то руководства СССР.

На сессию настойчиво просилась большая группа военных и ученых-ядерщиков. Было ясно, что они будут уговаривать депутатов не закрывать полигон. Будут сулить блага, говорить о безвредности ядерных взрывов и т.д. Но пустить их на сессию я не мог. Вопрос должен был решаться самими казахстанцами. Обсуждение, начавшееся с утра, продолжалось до вечера. Были выслушаны все. Стало заметно, что «ядерное лобби» хорошо поработало с частью депутатов. В заключительной части не только некоторые депутаты, но даже и некоторые руководители Семипалатинской области — ярые противники испытаний — стали просить меня позволить провести несколько взрывов с целью получения серьезных материальных компенсаций для региона. Но таких пустых обещаний и ранее получено было немало…».

В своем заключительном слове Н. Назарбаев сказал, что берет ответственность на себя. Пользуясь своими полномочиями, сообразуясь с волей народа Казахстана, осознавая ответственность перед будущим нации и отвечая интересам государственности, Указом от 29 августа 1991 года объявил Семипалатинский испытательный ядерный полигон закрытым!!!

Это был один из первых самостоятельных шагов на заре Независимости. Мы осознали и начали исправлять ошибки тоталитарного советского прошлого. Мы вступили на новый демократический путь. И фундамент этого пути был заложен именно в историческом решении о безъядерном Казахстане...

 

По сообщению сайта Новый Регион

Поделитесь новостью с друзьями