Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Александр Денисов: «Один из владельцев клубов заявил: «Это мои права, мой стадион, моя трава». И начался развал»

Дата: 16 августа 2019 в 19:34 Категория: Новости спорта


Александр Денисов:

В этом году, как и в предыдущие годы, футбольные клубы Украинской премьер-лиги (УПЛ) не смогли создать единый телевизионный пул на трансляцию матчей Чемпионата Украины на сезон 2019-2020. Еще прошлым летом лига подписала коллективный договор между 12 клубами, по которому ей передавались телевизионные права. В начале года организация объявила тендер на трансляцию всех матчей УПЛ. Единственным его участником стали телеканалы «Медиа Группы Украина» Рината Ахметова «Футбол 1» и «Футбол 2». Но в июле стало известно, что пул существует только де-юре. Поскольку четыре клуба («Динамо», «Заря», «Десна» и «Днепр-1») выступили против его создания. Впоследствии эти клубы, а вслед за ними и «Карпаты», подписали долгосрочные контракты с группой «1+1 медиа». Их домашние матчи будут транслироваться на телеканалах «2+2» и УНИАН ТВ.

После этого менеджеры обеих мдеиагрупп выступили с заявлениями по поводу произошедшей ситуации. Александр Денисов заявил, что каналы «1+1 медиа» приобрели права на показ матчей ряда украинских клубов «в обход тендера». А руководитель управления спортивных проектов «1+1 медиа» Степан Щербачев назвал тендер попыткой УПЛ силовым способом передать все права в руки одного транслятора.

«Детектор медиа» пообщался с руководителем телеканалов «Футбол 1» и «Футбол 2» Александром Денисовым. В первой части интервью читайте о ситуации вокруг единого телепула, суммах, которые «Футболы» готовы заплатить УПЛ, о требованиях к транслятору и создании этического комитета.

В этом году, как и в предыдущие годы, футбольные клубы Украинской премьер-лиги (УПЛ) не смогли создать единый телевизионный пул на трансляцию матчей Чемпионата Украины на сезон 2019-2020. Еще прошлым летом лига подписала коллективный договор между 12 клубами, по которому ей передавались телевизионные права. В начале года организация объявила тендер на трансляцию всех матчей УПЛ. Единственным его участником стали телеканалы «Медиа Группы Украина» Рината Ахметова «Футбол 1» и «Футбол 2». Но в июле стало известно, что пул существует только де-юре. Поскольку четыре клуба («Динамо», «Заря», «Десна» и «Днепр-1») выступили против его создания. Впоследствии эти клубы, а вслед за ними и «Карпаты», подписали долгосрочные контракты с группой «1+1 медиа». Их домашние матчи будут транслироваться на телеканалах «2+2» и УНИАН ТВ.

После этого менеджеры обеих мдеиагрупп выступили с заявлениями по поводу произошедшей ситуации. Александр Денисов заявил, что каналы «1+1 медиа» приобрели права на показ матчей ряда украинских клубов «в обход тендера». А руководитель управления спортивных проектов «1+1 медиа» Степан Щербачев назвал тендер попыткой УПЛ силовым способом передать все права в руки одного транслятора.

«Детектор медиа» пообщался с руководителем телеканалов «Футбол 1» и «Футбол 2» Александром Денисовым. В первой части интервью читайте о ситуации вокруг единого телепула, суммах, которые «Футболы» готовы заплатить УПЛ, о требованиях к транслятору и создании этического комитета.

– Александр, в июле стало известно о том, что футбольные клубы Украинской премьер-лиги не договорились о создании единого телевизионного пула на трансляцию матчей на сезон 2019-2020. Проблема создания единого телепула актуальна уже не первый год, но противостояние клубов, принадлежащих различным олигархам, блокирует эту возможность. По вашему мнению, что может повлиять на эту ситуацию? И почему сейчас коммерческие интересы не побеждают политические?

– Любые политические интересы нивелируются, когда вопрос стоит о больших деньгах. То есть, «Динамо», играя в Лиге Европы, зарабатывает, получая спонсорские деньги от УЕФА и телевизионные деньги от телеканала «Футбол». И их это устраивает. В Украинской премьер-лиге на сегодняшний день невозможно заработать деньги сопоставимые с суммами в Лиге Чемпионов или в Лиге Европы. Соответственно, как итог имеем – манипуляции, интриги, разборки – кто хуже, кто лучше и так далее. Из-за этого премьер-лига не может стать продуктом.

На самом деле инициаторы создания пула не каналы. Пул – это интерес в первую очередь самих клубов, им нужна централизация. Без нее они не смогут растить свои доходы. Но иногда ситуация выглядит так, словно бы канал «Футбол» – самое заинтересованное лицо в том, чтобы пул состоялся.

Но любой тендер подразумевает права на показ не одним, а несколькими трансляторами. Если взять историю показа Лиги чемпионов в Украине – то не всегда ее показывал один вещатель, иногда их было несколько.

Поэтому, когда пытаются навязать мнение, что канал «Футбол» хочет монополии, то это не так. Да, мы приняли участие в тендере, как это могли бы сделать любые другие вещатели. Но потом выяснилось, что мы оказались единственным участником. Почему не пришли игроки, скажем, из зарубежного рынка в этот тендер? Наверное, потому, что на сегодняшний день у нас не регулируемый платный рынок. Не работают законы, нет должного противодействия пиратам.

– Кто мог потенциально принять участие в тендере, кроме украинских вещателей, ваших конкурентов? Кому это могло быть интересно?

– Могло прийти какое-то агентство. Что делает международное агентство? Оно покупает права и перепродает его отечественным вещателям. У любого агентства есть большой аналитический отдел. Он просчитывает риски, видит уровень кардшаринга, уровень пиратства и понимает, что права на рынке не будут защищены. Соответственно, это риски, потому агентство лучше пойдет на другие рынки.

– А сейчас какая ситуация? Вы уже подписали соглашение с Украинской премьер-лигой (УПЛ) или, возможно, подписываете контракты отдельно с каждым клубом?

– Раньше так и было: мы подписывали контракты каждый со своим клубом. Наши конкуренты «2+2» подписывали со своими клубами, мы со своими клубами. С этого сезона права вернулись от клубов Федерации. А Федерация передала УПЛ – проводите тендер, владейте правами. Соответственно, она должна зарабатывать деньги для клубов с телеправ, со спонсорства, со всего остального. Но в ответ один из владельцев клубов заявил: нет, это мои права, мой стадион, моя трава. И начался развал. Почему-то шейх Мансур, владелец «Сити», не говорит: «Я купил «Манчестер Сити», я взял самого дорогого тренера, самых дорогих игроков – это мои права», или президент мадридского «Реала» Перес тоже не говорит: «Извините, это мои права».

– Договор с УПЛ уже подписан?

– Да, подписан, и мы стали официальными телетрансляторами Чемпионата Украины на следующие три сезона.

– В договоре не уточняется количество клубов, какие вы транслируете, указан полностью весь чемпионат?

– Указаны все 12 клубов. Соответственно, если каких-то клубов нет, включается система дисконтирования цены. Мы гарантировали выплатить за первый сезон 5 миллионов долларов. И эти 5 миллионов готовы к выплате 12 клубам. Соответственно, если клубов меньше, сумма уменьшается. И если премьер-лига недополучает деньги, то в этом виноваты точно не каналы «Футбол», мы готовы выполнить все обязательства. Теперь премьер-лига должна объяснять, что из-за того, что часть клубов заключила прямые контракты, произойдёт недополучение средств от официального телетранслятора.

– Ваш контракт с премьер-лигой подписан на три года. Ранее вы называлиобщую суму 16 млн долларов. Это актуальная сумма? И от чего будут зависеть ее изменения?

– Если быть точными – 16,5 миллионов долларов за три сезона. Это прогарантированная нами сумма при наличии всех 12 клубов, в случае если клубов будет меньше, в контракте прописан механизм уменьшения суммы. Равно как, если УПЛ расширится со временем до 14-16 клубов, сумма будет пересмотрена в сторону увеличения.

– Исполнительный директор ФК «Карпаты» говорил о том, что в связи с ситуацией выхода части клубов из пула сумма, которая выделялась на тендер, уменьшилась почти в два раза. Это правда?

– Не могу сейчас вам точно раскрывать все вопросы коммерческого характера. Да, дисконтирование было.

Мы, в принципе, точно так же могли заключить прямые контракты с клубами. И их было бы больше, чем семь. У нас прекрасные отношения с большинством из клубов. Мы всегда выполняли все договоренности – как финансовые, так и все остальное. Клубы готовы с нами работать. Они как раз больше боялись работать с нами через премьер-лигу, потому что у них раньше не было такого опыта. Но мы пошли уже этим путем (контракта с УПЛ. – ДМ), и не стали с него сворачивать.

– Например, «Карпаты» вышли из этого по сути пула. А могут другие клубы также выйти из условного пула?

– Согласно регламентным документам УПЛ, нет такого права отозвать голос. По сути, большинство проголосовало за то, чтобы был пул, были цивилизованные правила игры. Когда кто-то потом передумал, спустя ночь, и сказал: «Я отзываю голос», это нигде не считается.

На самом деле у нас конфликтов нет ни с «2+2», ни с клубами, которые с кем-то не договорились, потому что мы приобретаем права у премьер-лиги. То есть, УПЛ должна предпринять усилия для объединения.

– Если другие клубы будут выходить, цена будет уменьшаться? Иных изменений не будет?

– Да, только цена. Мы же изначально стояли на абсолютно открытой позиции. Мы говорили: хочет «Динамо» своего комментатора – пожалуйста. Вообще, когда любой клуб к нам завтра обратиться и скажет, что, к примеру, хочет такого-то комментатора – мы поставим для клуба именно этого комментатора. Для нас в этом нет никакой проблемы. Мы таким образом показываем свою открытость.

– Какие еще бывают требования у клубов, кроме комментатора?

– У всех клубов бывают претензии. Как-то в «Великом футболе» один эксперт сказал: как здорово, что команда забила два мяча, а второй: всё ужасно, пропустили же четыре. Важно, чтобы никто никого не оскорблял и не унижал, чтобы не было ангажированности. Понятно, что любой комментатор, любой журналист на любом сайте, на любом телеканале кому-то симпатизирует. Но это не должно влиять на сам продукт.

Поверьте, всем 12 клубам когда-то что-то не нравилось на канале «Футбол». Всем без исключения. Равно как любой клуб рано или поздно плохо играл. Кто-то всегда мог звонить: не так сказали, не так откомментировали. И мы относимся к этому нормально. И сейчас предложили всем клубам: «Ребята, вы хотите другого комментатора? Да, мы согласны».

Каналу «Футбол» уже больше 10 лет, и мы остаемся оптимистами, что мы должны двигать эту историю, мы лидеры платного спортивного рынка, мы должны задавать тренды. Соответственно, мы за мир, мы за комментаторов, мы за комитеты этики, мы за сотрудничество со всеми клубами.

– В договоре с УПЛ прописано создание кодекса и комитета по этике?

– Кодексы этики – это инициатива премьер-лиги. Не мы их писали. Но мы участвуем в создании и документа.

– В этом кодексе предусмотрено соответствие транслятора каким-то этическим правилам?

– У нас даже в контракте с премьер-лигой прописано равноудаленное, равное отношение, сбалансированное ко всем клубам.

– Как повлияет на вашу работу отказ обмениваться видео с каналами группы «1+1 медиа»? К примеру, видео с «Динамо» вы теперь не получите?

– Да это не то, чтобы наша инициатива.

– А чья?

– Смотрите, на протяжении последних 10 лет были прямые контракты с клубами, и мы с «2+2» обменивались фрагментами матчей. Не было никаких противоречий. Но с этого сезона мы подписали контракт с премьер-лигой. Второй участник рынка не пошёл в тендер и предложил другим клубам прямые контракты в обход тендера премьер-лиги. Мы не можем иметь кооперацию с теми, у кого несанкционированный премьер-лигой контент.

– Получается, что этого контента у вас не будет. Как это отразится на зрителях?

– Мы приобрели права на показ у УПЛ, если бы наши коллеги также приобрели права через тендер у УПЛ, тогда и мы, и они сейчас владели бы фрагментами на все матчи и телезрители получали всё на обоих каналах.

– Руководитель управления спортивных проектов «1+1 медиа» Степан Щербачев называет тендер УПЛ об избрании единого телетранслятора не соответствующим рыночной ситуации.

– Мне точно так же, как и представителю «1+1», не нравились условия, которые были базово представлены на рынке.

– А что именно не нравилось?

– На наш взгляд, некорректно определены пункты по правовладению, по распределению матчей, по распределению хайлайтов (фрагменты матчей. – ДМ). Права на них изначально необходимо было приобретать отдельно. Изначально тендерный документ выглядел сырым. Условия нас также не устраивали. Далее мы вели переговоры в течение трех месяцев. Мы просили внести определенные изменения, пересмотреть условия и так далее.

УПЛ тоже, наверное, можно понять. Это их первый тендерный документ. То есть, никто не запрещал нашим коллегам не просто прочитать документ и уйти, хлопнув дверью, а вести переговоры. Но они сразу сказали, что не идут в тендер, что у них свой план на эту игру. А мы пошли в тендер. В чём-то, безусловно, потеряв.

Например, отныне мы не имеем возможности продавать матчи Чемпионата Украины зарубежным вещателям, теперь это доход премьер-лиги, а значит – доход клубов. Это была часть компромисса с нашей стороны. И сейчас все – и клубы, и ТВ, и УПЛ – должны идти на компромиссы друг другу и начинать работать совместно, иначе будущего, с точки зрения бизнеса, у украинского клубного футбола и футбольного ТВ не будет.

По сообщению сайта FootBoom

Поделитесь новостью с друзьями