Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Почему любимая работа может убивать

Дата: 30 июля 2019 в 00:21


Почему любимая работа может убивать Наверняка вам приходилось слышать эту красивую фразу: «Если вы занимаетесь тем, что любите, то больше не будете работать ни дня в вашей жизни». Это хорошо звучит, но не имеет ничего общего с реальностью.

Когда мы говорим, что любимая работа — это «ненастоящая» работа, то распространяем следующее убеждение: если мы так любим свою работу, то должны уделять ей больше времени, а точнее все свое время. Зачем вам выходной, если вы работаете не по-настоящему? Эта идея широко распространилась благодаря книгам и ток-шоу, и даже в сувенирных магазинах можно встретить множество товаров с надписями вроде «Работа — это блаженство». Подобный образ мыслей ведет к выгоранию, и его последствия могут быть катастрофическими, хотя их и сложно выявить.

Мне, как эксперту в сфере удовлетворенности работой, выступающему по всему миру, легко дать любимой теме полностью поглотить меня и сделать жертвой выгорания. Такая вот ирония. Однако я не могу сказать, что моя работа всегда похожа на работу. Скорее она напоминает сложные любовные отношения: то волнующие, страстные и захватывающие, то изнуряющие, невыносимые и требующие перерыва.

Десятилетиями термин «выгорание» исключали из числа приоритетных и несправедливо называли надуманным. Выгорание также связывали с кризисом в развитых странах, подозревали в том, что его активно обсуждают миллениалы и представители поколения Z, стремящиеся к балансу между работой и личной жизнью. Правда заключается в том, что молодое поколение сотрудников понимает все верно. И по мере того как они требуют все более значимой работы (и даже заявляют, что ради нее согласны на снижение зарплаты на 32%), выгорание — особенно обусловленное целью — будет вызывать все большую обеспокоенность. В опросе Gallup с участием 7,5 тыс. человек, работающих на полную ставку, 23% респондентов сообщили, что испытывают выгорание на работе очень часто или всегда, а 63% заявили, что испытывают его иногда.

Недавно Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) включила выгорание в Международную классификацию болезней, МКБ-11, заявив, что оно «относится к феномену в области трудовой деятельности…» и признано «синдромом, возникающим в результате хронического стресса на работе, с которым не удалось успешно справиться…» ВОЗ отмечает, что для синдрома характерно три группы симптомов:

1) ощущение истощения или изнурения;

2) растущее интеллектуальное несоответствие выполняемой работе, чувство неприятия действительности или цинизм по отношению к работе

3) снижение профессиональной эффективности.

При составлении МКБ-11 были учтены рекомендации мировых экспертов в области здравоохранения, призывавших завершить дебаты на тему выгорания. Теперь по всему миру выгорание будет считаться синдромом, а не заболеванием, но четкое определение, данное ВОЗ, должно способствовать увеличению числа поставщиков медицинских услуг и страховых компаний, признающих, лечащих и оплачивающих лечение этих симптомов.

Выгорание может затронуть любого человека в любом возрасте и любой отрасли, однако важно отметить, что некоторые сферы и должности связаны с повышенным риском выгорания. А работа, обусловленная целью, то есть работа, которую люди любят и которой страстно увлечены, является одним из факторов риска. Согласно исследованию, опубликованному в Journal of Personality, такой тип труда может вызывать навязчивую, а не гармоничную увлеченность, ведущую к возрастающему конфликту и, следовательно, выгоранию. В списке факторов риска клиники Майо два из шести факторов связаны с идеей о том, что человек так тесно связан со своей работой, что теряет баланс между рабочей и личной жизнью, или с тем, что его профессия может принести помощь людям. В исследовании, проводившемся в Канаде, были проанализированы ответы 3715 сотрудников из 12 организаций. В результате удалось выяснить, что сотрудники, мотивированные целью, испытывают гораздо более сильный стресс, а их уровень благополучия, устойчивости и эффективности оценивается ниже.

В интервью, которое я брала у Дэвида Уайтсайда, имеющего степень Ph.D. в области организационного поведения и работающего директором по исследованиям в Plasticity Labs, он подчеркивал: «Несмотря на явные преимущества ощущения значимой связи со своей работой наши данные показывают, что работа, обусловленная целью, часто ведет к реальным и плохо изученным осложнениям здоровья, которые в долгосрочном плане могут привести к выгоранию».

Руководители, сосредоточенные на миссии, сотрудники некоммерческих организаций, учителя и директора школ, медсестры — это профессии и должности с наибольшим риском выгорания. Эдвард Эллисон, врач и один из директоров организации Permanente Federation, писал о массовых отрицательных последствиях выгорания врачей в журнале Annals of Internal Medicine: «Кроме тревожности, депрессии, бессонницы, эмоционального и физического истощения и ослабления познавательных способностей, приблизительно 300-400 американских врачей ежегодно лишают себя жизни». Уровень суицидов среди врачей значительно выше, чем среди других профессий: на 40% среди мужчин и на 130% среди женщин. Исследование, проводившееся в Голландии, выявило, что врачи-женщины больше сочувствуют пациентам и, как следствие, чаще и сильнее испытывают выгорание, что является одной из вероятных причин тревожно высокого уровня самоубийств.

За пределами сферы здравоохранения выгорание может встречаться, когда менеджеры проводят на работе много времени, стремясь добиться успеха или когда на работе существует негласное правило, по которому сотрудники должны являться на работу, даже если они испытывают психические проблемы или физическое недомогание. Когда среда, ориентированная на результаты, оттесняет на задний план отношения в коллективе, это тоже ведет к росту одиночества и выгоранию.

Эллисон считает, что навязчивую увлеченность работой можно сделать более сбалансированной и гармоничной с помощью таких технологий, как искусственный интеллект и автоматизация. Например, это помогло решить проблему с ведением медицинских карт в его собственной организации. Впрочем, по мнению Эмми Блэнксон, основателя и CEO компании Positive Digital Culture, технологические достижения в любой отрасли могут быть как полезными, так и вредными. В нашей культуре принято постоянно быть в курсе происходящего на работе, поэтому нам сложно установить «цифровые границы», особенно когда мы любим свою работу, считает она. «Более 50% работников в США чувствуют, что обязаны проверять электронную почту после 23 часов, чтобы не отставать от событий на работе. В результате растет число случаев выгорания, а вовлеченность падает», — отмечает эксперт. В одном из исследований было выявлено, что развитие информационных технологий в области здравоохранения усилило выгорание у 70% опрошенных врачей.

Что могут сделать руководители для предотвращения выгорания страстно увлеченных работой сотрудников собственной организации? Эллисон подчеркивает, что они могут смягчить стремление всегда быть в курсе происходящего, если научатся чувствовать, когда увлеченность работой начинает вредить сотрудникам и организации. «Если вас так вдохновляет ваша работа, возможно, вы не умеете устанавливать границы? Нам нужно учить людей, что границы — это нормально. Это не эгоизм. Это скорее бескорыстие. Так вы сможете выполнять свою работу более эффективно и больше помогать тем, на чье благо работаете», — подчеркивает Эллисон.

Психолог и автор книги «Also Human» Кэролайн Элтон поддерживает идею о том, что лидеры обязаны следить за благополучием своих подчиненных. Она предлагает конкретную тактику, включающую мониторинг «косвенных индексов», таких как отсутствие сотрудников на работе и текучесть кадров, а также внедрение ясной корпоративной политики, касающейся предвзятого поведения в коллективе, саботажа и сплетен. Хотя самосознание сотрудников и желание действовать самостоятельно важны, решение этой проблемы нельзя перекладывать на плечи изнуренных работой сотрудников, считает Элтон. Она называет проблему выгорания систематической и предлагает лидерам отказаться от слова «устойчивый», так как оно предполагает, что сотрудники должны избегать выгорания или справляться с ним самостоятельно. Теперь, когда ВОЗ дала четкое определение выгоранию и признала его угрозу, организации могут уделять больше внимания инструментам оценки и поддержки.

Вечером все хотят вернуться домой к своей личной жизни, чувствуя вдохновение и энергию после дня, посвященного значимой для себя работе. Разумеется, это лучше монотонности и скуки, которые также являются причиной выгорания. Но мы должны проявлять осторожность: когда начинает казаться, что увлеченность работой, ваша собственная или подчиненных, становится всепоглощающей, возможно, пора остановиться и сделать — или предложить сделать — перерыв.

Об авторе. Дженнифер Мосс (Jennifer Moss) — эксперт по вопросам организации труда, автор бестселлера «Unlocking Happiness at Work», участвует в глобальном совете ООН по счастью.

По сообщению сайта Banker.kz

Поделитесь новостью с друзьями