Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Тимур Рудосельский: Сочувствую тем, кто играл против Карповича

Дата: 21 июня 2019 в 15:20


Тимур Рудосельский: Сочувствую тем, кто играл против Карповича

В казахстанский футбол Тимур Рудосельский ворвался стремительно, в 20-летнем возрасте став важным механизмом в командных построениях «Кайрата» и молодежной сборной. Его сразу полюбили болельщики «народной команды», ведь он свой, алматинский, воспитанник клуба. Казалось, еще немного, и этот рослый защитник (193 см), способный закрыть любую позицию в обороне, станет одним из лидеров не только желто-черных и «молодежки», но и национальной команды страны. Однако затем он также внезапно пропал с радаров, сначала уйдя из «Кайрата», а потом и вовсе уехав за рубеж.

Впрочем, довольно быстро Рудосельский вернулся обратно, решив перезапустить карьеру в «Окжетпесе». В интервью Prosports.kz Тимур честно рассказал о том, по каким причинам ушел из родной команды, почему не задержался в чемпионате Израиля, чем его привлек кокшетауский вариант, а также поделился своими целями, задачами и мечтами. Беседу мы начали с воспоминаний о недавнем прошлом.

– Лето 2017-го. Ты твердый игрок основы «Кайрата». Но тут в алматинском клубе происходит смена главного тренера – вместо Кахабера Цхададзе с желто-черными начинает работать Карлос Алос Феррер, при котором ты теряешь место в составе. По прошествии двух лет как считаешь – только ли в испанском специалисте дело? Или же можешь и к себе предъявить какие-то претензии?

– Я привык всегда искать ошибки в себе в первую очередь. А про Карлоса Феррера я вообще ничего плохого сказать не могу. Это специалист со своим видением, своей философией футбола. А не играл с его приходом в команду из-за того, что у меня был рецидив травмы, я только набирал форму после операции. С Феррером у меня были хорошие отношения, даже очень хорошие. Он видел, как я работал на тренировках, всегда разговаривал со мной. Карлос ставил меня в пример как игрока, вкалывающего на тренировках. Но, с другой стороны, он мне давал понять, что не может взять и просто так вернуть меня в основу. Если я не ошибаюсь, при нем «Кайрат» выдал удачную серию, а победный состав редко кто из тренеров меняет. Феррер объяснял мне, что линия обороны – это не нападение, куда можно просто так взять и встроить восстановившегося игрока или выпустить его на замену. Если в защите все хорошо, то и перемены в ней не требуются.

В то же время Феррер мне постоянно твердил, что он на меня рассчитывает, чтобы я готовился к следующему сезону. И даже в конце 2017-го он предоставил мне шанс сыграть, когда кто-то из защитников то ли травмировался, то ли карточек перебрал. В общем, ничего плохого в адрес Карлоса сказать не могу. А не играл я в силу причин, связанных исключительно со мной.

– Но ты все равно ушел из «Кайрата», отправившись в «Жетысу». Правда, эта страница в твоей биографии была совсем короткой. Почему не сложилось в Талдыкоргане?

– Феррер сдержал свое слово – он наигрывал меня на зимних сборах в основном составе «Кайрата». Буду откровенен и искренен: это я не реализовал предоставленный мне шанс, дал повод в себе сомневаться. И Карлос предложил мне пойти в аренду, сказал буквально следующее: «Желаю тебе, как своему сыну, чтобы ты играл. Я не могу тебе это гарантировать у себя в команде, но тебе это нужно. Я хочу, чтобы ты через полгода вернулся и играл уже каждый матч у меня». Если честно, я не собирался уходить в аренду в другой казахстанский клуб, но мое дело как-то затянулось, в Европе трансферное окно закрылось, и оставались варианты только в КПЛ. В итоге я вообще забрал документы из «Кайрата» и в качестве свободного агента выбрал «Жетысу». Я давно хотел поиграть под руководством Дмитрия Огая, к тому же Талдыкорган недалеко от дома, что для меня было очень важно – супруга в то время была в положении. Но я сразу сказал руководству клуба, что летом уйду. Я тренировался, провел две игры, а потом должен был перейти в один из израильских клубов высшей лиги. Но перед самым вылетом на сборы с новой командой на индивидуальном занятии я достаточно серьезно подвернул голеностоп. Естественно, о переходе пришлось забыть, так как там требовался полностью здоровый игрок, готовый сразу помогать решать турнирные задачи. А мне требовался как минимум месяц для того, чтобы залечить болячку.

– В «Хапоэль» из Петах-Тиквы, куда ты уехал осенью 2018-го, вроде бы начиналось все здорово – ты даже смог забить свой первый во взрослой карьере гол. Но и в Израиле ты надолго не задержался. По каким причинам?

– Как я уже говорил, собирался-то я в клуб высшей лиги Израиля, но получил повреждение. И тогда на меня обратили внимание в «Хапоэле» из Петах-Тиквы, выступающем в первой лиге. Туда меня готовы были взять даже травмированным, и я быстро согласился. В Петах-Тикве все было супер, я играл, забил в дебютном матче. Абсолютно другой чемпионат. Несмотря на то, что это первая лига, по уровню, думаю, она не уступает КПЛ. Турнир со своими особенностями и премудростями – израильтяне играют в более открытый футбол, чем мы. Меньше дисциплины, зато больше техники и зрелищности. Везде отличные натуральные газоны даже на самых маленьких стадионах. Ну а не задержался я там потому, что изначально не собирался выступать в первой лиге.

– Минувшей зимой состоялось твое возвращение в КПЛ. Почему выбор пал именно на «Окжетпес»?

– В контракте у меня был пункт, согласно которому я мог покинуть «Хапоэль» в ближайшее трансферное окно, что, собственно, и произошло. И когда Андрей Владимирович Карпович возглавил «Окжетпес», у нас с ним состоялся обстоятельный телефонный разговор. Карповича я знаю давно – еще со времен совместной работы в «Кайрате». Он всегда говорит прямо и в лицо – сказал, что места мне в составе не гарантирует, но очень рассчитывает на меня, видит во мне конкретно игрока основы. Я прилетел на сбор команды, поговорил лично с тренером, и у меня загорелись глаза – я был заряжен на игру. Мне было не важно, что это небольшая команда со скромными возможностями. Я хотел пойти за Андреем Владимировичем и пошел за ним.

– После пусть и краткосрочной, но все же командировки за границу трудно было вернуться к казахстанским футбольным и жизненным реалиям?

– К хорошему быстро привыкаешь, а от плохого столь же стремительно отвыкаешь. Я уже упоминал про шикарные израильские поля – это небо и земля по сравнению с нашими. Но я ко всему был готов, понимал, куда еду, на что иду – это я про переезд в Кокшетау.

– Не было желания снова поиграть под руководством Цхададзе, который тебе доверял в «Кайрате», а сейчас тренирует «Ордабасы»?

– Я привык жить сегодняшним днем и не могу сказать, что будет в будущем. Недавно вот прочел книгу Айдына Кожахмета «Кайрат. Перезагрузка». В одной из ее глав рассказывалось о том, как «Артмедиа» выбила алматинцев из Лиги чемпионов. Словацкую команду тогда тренировал Владимир Вайсс, который ликовал после победы над алматинцами, а спустя некоторое время возглавил «Кайрат» и впоследствии стал самым успешным специалистом в новейшей истории клуба. Я к тому, что не знаю, что меня ждет в будущем, где я и мы все будем.

Цхададзе я считаю очень сильным тренером, под его руководством я имел постоянную игровую практику. Он мне здорово помог именно как прекрасный в прошлом защитник, работал со мной персонально, многому научил. Это мне до сих пор помогает, и я бы хотел передать привет и сказать огромное спасибо Кахаберу Джумберовичу.

– А что можешь сказать про Андрея Карповича, только с этого сезона начавшего полноценную самостоятельную деятельность?

– Андрей Владимирович – очень амбициозный человек. Несколько лет назад мне посчастливилось играть против него в официальном матче, когда он почему-то выступал за дубль «Ордабасы», а я – за «молодежку» «Кайрата». Не знаю, по каким причинам Карповича тогда сослали в дубль, но, как бы то ни было, он на поле отдавался так, будто это был финал Кубка или золотой матч. Он никого не жалел – ни себя, ни соперников, так прыгал на нас, молодых, что мне становилось порой не по себе (смеется). Это показывало то, как он отдается футболу, любит его. Все его знают как очень жесткого, требовательного, бескомпромиссного футболиста. Эти качества теперь присущи ему и как тренеру. Он может заглянуть в голову любому своему футболисту – богатый игровой опыт это позволяет сделать. Карпович поработал и с Цхададзе, и с Феррером, взял от них лучшее, он не боится учиться. Со своим помощником Сергеем Лабодовским они дополняют друг друга. Они создали конкурентоспособную команду, в которой нет места равнодушным.

– В кокшетауском клубе ты начал за здравие – в первых турах неизменно выходил в стартовом составе своей новой команды и проводил полные матчи, но потерял место в основе после разгрома в Алматы от своего родного клуба. Что это – роковое стечение обстоятельств?

– Ну и вопросики пошли – с уколами. Но я не собираюсь уклоняться от ответов, буду рассказывать все как есть. Да, я начал сезон игроком стартового состава, проводил все матчи по 90 минут. Но я не потерял место в основе из-за разгрома «Окжетпеса» в Алматы. Потом ведь была еще кубковая встреча с «Ордабасы», после которой я получил повреждение – надрыв мышц задней поверхности бедра. Мне пришлось пропустить месяц, а набрал форму, так уж вышло, как раз к новому матчу с «Кайратом».

– С твоим возвращением в строй «Окжетпес» опять уступил «Кайрату». Знаешь ли ты, что с тобой в составе «Окжетпес» проиграл все свои матчи в чемпионате? Не пугает подобная статистика и чем ты ее можешь объяснить?

– Получается так, что все свои матчи я играл против лидеров, в этих встречах мы действительно не набрали ни одного очка. Статистика – вещь упрямая, но тут, считаю, не более чем простое стечение обстоятельств. В каждой игре мы давали бой грандам – легко с нами никому не было.

– 15 набранных очков и 8-е место в таблице по итогам 14 туров. Хороший график продвижения по дистанции, на твой взгляд?

– Даже не знаю. С одной стороны, я максималист, мне всегда мало одного набранного очка в матче – хочу взять три. С другой – нужно быть реалистом и понимать, что мы можем, знать свои сильные и слабые стороны. Думаю, это все же хороший результат, хотя мы могли набрать и больше.

– При этом «Окжетпес» по забитым мячам уступает только тройке лидеров, а вот по пропущенным делит второе-третье места с конца, что для тебя как для защитника, должно быть, не очень приятно. Чем это можно объяснить?

– Как защитника наши показатели по пропущенным мячам меня, конечно, волнуют. Честно скажу, мне это неприятно. Но мы работаем. Взять, к примеру, две встречи с тем же «Кайратом»: в первой – безнадежное поражение, во второй, хоть и снова проиграли, было все уже не так плохо. «Окжетпес» – команда, созданная, по сути, с нуля. В стартовых турах мы сыгрывались. Но постепенно крепнем, никому не даем спуску. Никто не может сказать, что матч с «Окжетпесом» был проходным – ни «Астана», ни «Кайрат», ни «Ордабасы».

– Не жалеешь о своем выборе в пользу «синегорцев»? Все-таки это дебютант КПЛ, принимающий гостей на маленьком стадионе с искусственным газоном. Да и сам Кокшетау – небольшой город, в котором молодежи скучновато. Кстати, где ты живешь – непосредственно рядом с местом работы?

– Нет, я ни о чем не жалею в своей жизни. Я сам кузнец своего счастья. Это мой путь, и я счастлив по нему идти. Мне хорошо в «Окжетпесе». Да, Кокшетау – маленький город, но в нем тихо и спокойно, здесь мало отвлекающих от футбола факторов. Снимаю квартиру, живу вместе с женой и маленьким сынишкой, им в Кокшетау нравится, все устраивает. Еще одно преимущество небольшого города – кокшетауские болельщики, в них нет никакой злобы. Они всегда со своей командой – и в горе, и в радости. После поражений не обливают грязью, а пишут слова поддержки, что очень сильно вдохновляет. Нередко узнают на улице: бывает, идешь на тренировку, а тебя останавливают и просят сделать совместное фото. Как им откажешь? Всегда отвечаю взаимностью.

– Ты в курсе, что на официальном сайте «Окжетпеса» ты моложе на год, чем это указано в других источниках. Пресс-служба кокшетаусцев утверждает, что ты родился 21 декабря 1995 года. Проясни ситуацию.

– Если честно, был не в курсе, только что сам узнал, так что прояснять тут нечего. Это вопрос к пресс-службе, за что они так со мной поступили (смеется).

– Общаясь с тобой, возникает стойкое ощущение, что параллельно с футболом ты еще в каком-то вузе учишься. Философские мысли, грамотная речь, отменный словарный запас, никакого сленга в лексиконе – откуда весь этот набор качеств, далеко не всегда сопровождающих профессиональных спортсменов?

– Спасибо, конечно, за комплимент. В вузе, как большинство, если не все футболисты, только числюсь. А мое воспитание – это полностью заслуга родителей. Это они меня заставляли заниматься, читать книги, учить языки, стихи. Безмерно благодарен им за это. А сейчас я по возможности сам читаю, смотрю документальные фильмы и интеллектуальные программы – в общем, продолжаю самообразование.

– Видишь ли ты себя вне футбола? Есть ли у тебя какие-то неспортивные желания и приоритеты?

– Пока не могу ответить на этот вопрос, хотя, если честно, иногда об этом задумываюсь. Сейчас я полностью сконцентрирован на своей работе, ведь это не только матчи и тренировки. Это еще и режим, и правильное питание, и индивидуальная подготовка. Но, общаясь с Андреем Сидельниковым, особенно глядя на его посты в «Инстаграме», невольно начинаешь задумываться над тем, что тебя ждет после ухода из спорта.

– Снятся ли тебе сны, в которых ты по-прежнему играешь за «Кайрат»? И какой матч за родной клуб для тебя самый памятный?

– Нет, сны такие мне не снятся. А запомнился мне, что неудивительно, дебютный официальный матч   против «Ордабасы». Это произошло в октябре 2014 года, когда многих лидеров «Кайрата» руководство клуба вывело из состава после скандальной игры с «Астаной» (1:5. – Прим. Prosports.kz), и Вайсс поставил меня левым защитником. Однако хочется думать, что свои лучшие матчи за «Кайрат» я еще не провел, они у меня впереди.

– Скажи честно, мечтаешь вернуться в клуб, который дал тебе путевку в жизнь?

– Скажу как есть, не тая: да – мечтаю. Нет, даже не так. Уходя из «Кайрата», я поставил перед собой такую цель – чтобы Кайрат Советаевич (Боранбаев. – Прим. Prosports.kz) позвал меня обратно как игрока, на которого он будет рассчитывать. Так что да, это моя мечта. Я реалист, прекрасно понимаю, что мне не светит «Золотой мяч» или переход в мадридский «Реал», передо мной цель – играть в сборной Казахстана и в «Кайрате». Это мой родной клуб, Алматы – город, где я родился и вырос, поэтому было бы здорово в один день вернуться туда.

По сообщению сайта ProСпорт

Поделитесь новостью с друзьями