Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Протесты, экономика, Россия: пять проблем для нового президента Казахстана

Дата: 11 июня 2019 в 22:47 Категория: Новости экономики


Протесты, экономика, Россия: пять проблем для нового президента Казахстана

Касым-Жомарт Токаев стал новым президентом Казахстана.

По данным казахстанского Центризбиркома, за него проголосовали более 70% избирателей при явке более 77%.

Новому президенту предстоит решать сразу несколько серьезных задач. При этом многие политологи полагают, что самостоятельной политической фигурой, во всяком случае, пока, Токаев не является.

Вот пять проблем, с которыми предстоит столкнуться Касым-Жомарту Токаеву на посту президента Казахстана.

Как полагают политологи, целевого протестного вектора в стране пока нет, однако протестная активность населения существует и в определенных условиях может приобрести направленную форму.

Протесты вокруг выборов вызвали избыточно жесткую реакцию власти, что свидетельствует о ее неуверенности в том, что население ее полностью поддерживает.

Об этом же говорят и результаты выборов. 70% — это очень высокий результат для выборов в западных странах, но по сравнению с показателями бывшего президента Назарбаева он совсем не убедителен: даже на худших для себя выборах 1999 года «Елбасы» набрал 80%.

В этой связи жесткая реакция властей на протесты объяснима, но потенциально создает новый очаг протестных настроений, который может оформиться в реальную оппозицию режиму.

Казахстанский политолог Досым Сатпаев отмечает усиление роли силовиков в стране, не исключая возможность выделения их в отдельную властную группировку.

Отчасти именно с этим связана жесткость, с которой власти подавляют протесты. Чем более активны «ястребы», тем меньше остается надежд на диалог, говорит он.

«Президент Токаев, будучи, как считается, доверенным лицом Назарбаева, должен занять место «социального камикадзе», — считает политолог Аркадий Дубнов. — Социальных проблем накопилось много, и должен найтись кто-то, кто за это ответит и будет тратить на это свой и так не слишком высокий рейтинг».

Токаев уже сделал ряд заявлений о том, что его главный приоритет — внутренняя политика и решение социальных проблем. Он собирается реструктурировать налоговую систему, облегчить условия для малого бизнеса, реформировать здравоохранение.

Внешняя политика, решение системных и имиджевых проблем по-прежнему будут находиться в ведении Нурсултана Назарбаева. За Токаевым пристально наблюдают и другие члены «семьи», в частности, дочь Назарбаева Дарига, занимающая сейчас пост председателя Сената.

Возможность превращения Токаева в самостоятельную политическую фигуру политологи считают маловероятной.

В отличие от других стран Центральной Азии, он занял свой пост не в результате кончины предыдущего президента. Влияние Нурсултана Назарбаева и его клана в политической жизни Казахстана слишком велико, чтобы допустить стремительный прорыв во власть человека, с ней не связанного.

Досым Сатпаев тоже считает, что, пока жив Нурсултан Назарбаев, Токаев будет восприниматься как фигура второго плана.

Признаков рецессии в Казахстане пока не наблюдается, но экономический рост, как и везде, затормозился. Наряду с Евросоюзом главные торговые партнеры Казахстана — это Китай и Россия, в отношениях с которыми президенту предстоит соблюдать деликатный баланс.

Главной задачей президента Токаева станет изыскание средств на социальные программы, о которых он объявил, и в целом на снижение социальной напряженности в стране.

Казахстан так и остался в основном сырьевой экономикой, попытки диверсификации которой не принесли значимых результатов. В этой связи падение цен на ресурсы может больно ударить по рейтингу Токаева и его положению в неофициальной табели о рангах казахстанского руководства.

Отдельно возможности нового президента осложняет экономическая зависимость от России.

Здесь, как полагает Аркадий Дубнов, проблемы очевидны: несмотря на все славословия в адрес Евразийского экономического союза, которому не так давно исполнилось пять лет, особых достижений тут нет.

Товарооборот здесь измеряется процентами от внешней торговли с другими партнерами, в первую очередь ЕС и Китаем.

Здесь ситуация для Токаева, скорее, выигрышная.

В последние годы в Кремле испытывали определенное беспокойство в связи с тем, куда двинется Казахстан после Назарбаева.

Назарбаев ушел с поста президента, в том числе, не только для того, чтобы с облегчением вздохнули в самом Казахстане — как бы ни условна была передача власти, это все-таки возрождение надежд на перемены, полагает Аркадий Дубнов.

В Москве удостоверились, что новый президент — это свой человек. Токаев учился в МГИМО, защищался в Москве, говорит по-русски едва ли не лучше, чем по-казахски.

Не менее важным в Кремле считают и то, что казахстанские спецслужбы остаются в подчинении Назарбаева.

«Есть все основания считать, что Москва получает еще несколько лет передышки», — говорит Дубнов.

Как напоминает Досым Сатпаев, после аннексии Крыма в 2014 году в казахстанском обществе начали расти антироссийские настроения. Но пока власть и элита в стране стабильны, они не представляют серьезной угрозы.

Однако у Токаева и у будущего руководства страны может возникнуть проблема: руководство Казахстана будет стараться поддерживать добрососедские и партнерские отношения с Россией, а со стороны общества будет очень сильное давление, считает он.

Кстати, эта же проблема существует в отношениях с Китаем.

Китайская внешняя политика в регионе традиционно основывалась в первую очередь на долгосрочном экономическом сотрудничестве.

В этой связи для Пекина не принципиально важно, какую фамилию носит президент Казахстана. Главное — чтобы экономические интересы Китая в стране не пострадали.

В отношении Центральной Азии существовала неписаная формула, что безопасность региона обеспечивает Россия, а экономическое благоденствие — Китай, напоминает Аркадий Дубнов.

Однако к Поднебесной в Центральной Азии относятся с подозрением — не только в Казахстане, но и, например, в Киргизии.

Настойчивость, проявляемая китайским руководством в проекте «Один пояс — один путь», вызывает в региональных столицах беспокойство, да и вообще этот грандиозный проект Си Цзиньпина в последнее время заметно потерял популярность во многих странах, в нем участвующих.

Более того, торговая война двух главных агентов влияния — Китая и США — вынуждает Астану маневрировать, чтобы не потерять расположение крупнейших экономик мира.

Балансировать отношения с Москвой, Пекином и Вашингтоном, особенно при нынешнем руководстве всех трех стран, становится нетривиальной задачей.

Однако в ближайшие годы решать ее, по-видимому, будет Нурсултан Назарбаев, которому в прошлом это удавалось.

По сообщению сайта BBC Russian

Поделитесь новостью с друзьями