Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Замглавы ФАС Анатолий Голомолзин — о ценах на топливо и сотовую связь

Дата: 06 июня 2019 в 20:56


— В последнее время все чаще высказываются опасения, что опять мы летом увидим новый виток роста цен на бензин. Насколько они обоснованы?

— Рост цен на бензин с начала года существенно отстает от темпов инфляции. По дизельному топливу к прошлому году ниже на 0,5%, а по бензину рост составил 0,7% при инфляции 2,4%. В мае рост цен в рознице действительно имел место, примерно на 0,3%, инфляция также в мае составила 0,3%.

То есть

с начала этого года был некоторый рост цен на бензин, обусловленный ростом НДС. Затем ситуация стабилизировалась.

В мае опять наблюдался рост, обусловлен сезонным фактором. В этом смысле ситуация традиционная. Она повторяется из года в год: стабилизация в начале года, затем некоторый рост цен в период повышенного сезонного спроса. В целом по году цены на бензин растут близко к темпам инфляции.

--Следует ли из этого вывод, что летом не будет скачка цен на бензин?

— У нас для этого предпосылок нет, потому что топливо производится в достаточном объеме. Запасы по бензину находятся примерно на уровне прошлого года. По дизельному топливу — выше, чем в прошлом году. В этом смысле, таких предпосылок, которые бы создавали условия для роста, нет.

--Недавно ФАС вынесла предупреждение Независимому топливному союзу за прогнозы о росте цен на бензин. Что это значит? Что им не стоит доверять или доверять с опаской?

— Во-первых, любые заявления, особенно такого апокалиптического характера, провоцируют рынки к ценовым изменениям. Особенно, если это делают люди, которые позиционируют себя как работающие на рынке нефтепродуктов. Как известно, на цену влияет множество факторов. Это, конечно, экономические факторы, ресурсная обеспеченность, конъюнктура внутренних и внешних рынков. Но еще большое значение имеет психологический фактор. Когда подобного рода прогнозы делаются, то это попытки влиять на изменение цен. Они недопустимы. Поэтому антимонопольные органы, в рамках нашей компетенции, выносят соответствующие предостережения должностным лицам.

--В целом цены на бензин сейчас регулируются в ручном режиме. Есть ли перспектива все же перейти на рыночные механизмы?

— Сейчас есть соглашение, в рамках которого заданы предельные уровни мелкооптовых цен. Определено также, что должны быть обеспечены достаточные объемы предложения топлива на внутреннем рынке. При этом нет требований по установлению цен в крупном опте или рознице. Это соглашение скорее отражает понимание общих тенденций, которые могут складываться на рынке.

Замглавы ФАС Анатолий Голомолзин, 2017 года

В принципе оно подписывалось на этапе внедрения налогового маневра. И по сути своей каких-либо таких направляющих или ограничительных условий это соглашение для рынка не создавало. В большей степени ценообразование на нем формировалось исходя из баланса спроса и предложения, исходя из ресурсной обеспеченности, исходя из конъюнктуры рынков.

Однако ФАС традиционно выступает за то, чтобы не продлевать сроки его действия. Важно уточнить при этом подходы в налогообложении, введя плавающий механизм акцизов.

— А последствий того, что соглашение не будет продлеваться, ФАС не опасается?

— Мы считаем, что рынки смогут балансировать. Сейчас из-за того, что действуют предельные цены в мелком опте, перестала по сути осуществляться торговля в мелкооптовом звене. Ранее эти два сектора между собой балансировались как раз за счет биржевой торговли. Вот сейчас, когда начинают расти цены в крупном опте, то снижается объем предложений топлива на бирже. Покупатели пытаются перейти на покупку топлива с нефтебаз. В явно выраженном виде такая проблема существует на Дальнем Востоке. На нефтебазах объективно, в силу ограниченных возможностей по инфраструктуре и по другим причинам остаточного топлива нет. Это создает определенные напряженности на рынке, разбалансировку рынка.

Учитывая, что объемов топлива достаточно, то некоторое изменение цены, которое реагирует на изменение конъюнктуры, будет приводить рынок в равновесие.

— Как вы считаете, в ближайшее время все-таки не стоит ли пересмотреть размер обязательной для нефтяников доли поставок на биржу, то есть увеличить ее?

— У нас есть такая инициатива по уточнению пороговых значений ликвидности рынков с 10% до 15% по бензину и с 5% до 7,5% по дизельному топливу. В правительстве принято решение окончательно определиться по этому вопросу в конце июня.

Но у нас есть еще одна инициатива, о том, чтобы на бирже также активно торговали независимые компании. Для того, чтобы эти компании могли получить налоговый вычет, они должны продать на бирже не менее 10% от объема произведенного нефтепродукта.

Но для рынка важно не только какой объем продается на бирже, а важно еще то, в каком режиме происходят торги. То есть, если топливо продается разовыми и крупными сделками, и они имеют адресный характер, то для рыночного ценообразования это не очень хорошо. Я бы даже сказал, что это скорее даже вредно.

А если бы независимые компании торговали на бирже точно так же, как это делают крупные вертикально интегрированные компании (подавая заявки на предстоящий месяц торгов, ежедневно торговать в режиме равномерности и регулярности), то ликвидность рынка возрастет.

Также сейчас на бирже развивается торговля на поставочные фьючерсы на нефтепродукты. И такие объемы постоянно увеличиваются. И вот это также ведет к росту ликвидности. И можно топливо покупать не только на предстоящий месяц, но и заблаговременно, скажем, за два или три месяца. Тем самым страхуясь от будущих возможных колебаний цен на топливо. Вот если эти два инструмента заработают, то, возможно, тогда увеличения пороговых значений ликвидности со стороны вертикально интегрированных компаний может и не потребоваться.

— Ситуация с нефтепродуктами влияет еще и на стоимость авиасообщения, перевозчики постоянно повышают топливный сбор. Как сейчас ФАС регулирует рынок авиакеросина в России? Почему цены на авиационное топливо растут быстрее, чем на моторное?

— На самом деле это не так. Цены на керосин с начала года практически не изменились. В прошлом году действительно имел место рост цен. В позапрошлый год также был рост цен, опережающий инфляцию. Но перед этим, скажем так, три года цены вообще стояли на месте, они не двигались. И в этом смысле,

если брать нарастающим итогом, допустим, за четыре года, то инфляция и темпы роста цен на керосин изменились примерно в одном и том же соотношении, чуть больше 1,4 раза.

Цены на внутреннем рынке ниже цен в зарубежных аэропортах примерно 20-30%. Это происходит за счет того, что авиакомпании получают вычет по акцизу за керосин. Плюс вывозные таможенные пошлины также защищают внутренний рынок и не дают ценам устанавливаться на уровне зарубежных рынков. Поэтому ситуация, я бы так сказал, относительно благоприятная.

В периоды кризиса нужно думать и о том, как сектор должен модернизироваться, как переходить на прогрессивные механизмы хозяйствования. К примеру, авиакомпании пока не активно участвуют в биржевой торговле на авиакеросин. Сейчас мы обсуждаем с авиакомпаниями возможность расширения их участия в уже в 2019 году в торгах в московском авиаузле, где потребляются основные объемы топлива.

Надеемся, что с августа-сентября этого года также сможет заработать совместный проект «ГазпромНефтьАэро» и «Аэрофлота» по так называемому цифровому ТЗК. Это когда командир корабля перед вылетом в планшете задает объемы требуемого топлива, топливозаправщик эти же объемы подтверждает в своем планшете, и дальше в режиме блокчейн происходит заправка авиатоплива. Автоматически происходят контроль качества топлива, заправка топлива в крыло, списание денег со счета одной компании, их зачисление на счет другой компании. И уже не возникает рисков влияния человеческого фактора, недоплаты, недолива-перелива и так далее. Компании экономят не только текущие издержки, они создают возможности для повышения устойчивости ведения бизнеса в будущем.

— ФАС недавно раскритиковала проект Минкомсвязи о создании единого оператора 5G. Как вы считаете, от этой идеи лучше отказаться в ближайшее время или есть варианты ее реализации с учетом антимонопольного законодательства?

— Конечно, нужно, во-первых, двигаться в направлении внедрения сетей нового поколения, сетей 5G. Тот вариант, который был предложен нашими коллегами, не позволяет обеспечить надлежащие условия для поддержания и развития конкуренции. Поэтому мы говорим, что есть другие варианты. Один из них — это создание консорциума операторов связи, которые бы могли совместно расчищать спектр и использовать частоты. Но при этом каждый из них мог бы владеть и распоряжаться своим частотным ресурсом.

— По поводу вступивших в силу поправок закона «О связи», которые отменяют плату операторам за входящие звонки с абонентов внутри страны. Как вы считаете, нет ли опасности, что операторы будут компенсировать свои выпадающие доходы за счет роста тарифов на услуги сотовой связи?

— Когда существуют такие заградительные тарифы и потребителям приходят шоковые счета, они не готовы поддерживать договорные отношения с операторами и пользоваться роумингом при поездке по стране. Потому что они опасаются подобного рода ситуаций. Когда ситуация с тарифами кардинальным образом изменилась, любой гражданин, перемещаясь по территории нашей страны, уже не испытывает неудобств, потому что он понимает, что условия получения услуг у него будут близки к тем, которые он получает в домашнем регионе. Соответственно, начинается значительно большее потребление услуг.

Мы делали оценку последствий отмены роуминга, трафик вырос соразмерно с тем, насколько снизились тарифы, доходы у операторов связи выросли.

Выросла лояльность абонентов. Если раньше только каждый четвертый мог пользоваться роумингом, то сейчас практически 100% пользуются услугами связи в роуминге при поездках по стране. Нет оснований для компенсации выпадающих доходов, поскольку операторы связи от снижения тарифов в роуминге выиграли не меньше, чем потребители. Есть такой закон win-win, когда от справедливой конкуренции выигрывают все.

— Нет ли у вас опасений за ситуацию в Крыму, учитывая, что там нет крупных операторов? Будут ли небольшие операторы действовать себе в убыток?

— Отмену роуминга мы начали именно с Крыма, как раз до начала сезона отпусков 2018 года. Как раз после того, как были снижены тарифы для конечных абонентов на услуги связи в Крыму, там также существенно выросли объемы трафика, доходы от которых получают местные операторы. Мы сейчас обсуждаем вопрос о том, чтобы несколько снизить межоператорские ставки за трафик в Крыму, с учетом того, что операторы получили дополнительные доходы. Решение может быть принято в ближайшие 1-2 месяца. Каких-либо сложностей в этом году мы не предполагаем. Более того, мы создаем новые возможности. Мы живем в цифровую эру, формируются другие потребности, развитие получают самые многообразные сферы жизнедеятельности и бизнеса.

— И в цифровой эре нет никаких рисков для россиян?

— Действительно, казалось бы, цифровая эра несет в себе несомненные блага. Создаются предпосылки, что за счет снижения барьеров входа на рынок будет развиваться конкуренция. Но жизнь показывает, что те компании, которые занимали доминирующее положение на рынке, в цифровую эпоху его только усиливают. Появляются новые цифровые гиганты. Они могут влиять на национальные рынки и на потребителей. Если раньше они в основном расширяли свое влияние за счет основных производственных фондов и персонала, то сейчас другие факторы формируют эту рыночную власть. Это владение цифровыми платформами, пулами прав интеллектуальной собственности, обработка больших данных, использование цифровых алгоритмов. Компании уже начинают не только изучать наши с вами предпочтения, продвигая свои товары и услуги, но и формировать их, используя специальные технологии адресного маркетинга.

В новых условиях антимонопольные органы должны действовать по-новому и эффективно. Это касается противодействия ограничительной деловой практики крупных компаний, в том числе транснациональных компаний, и контроля крупных сделок слияний и приобретений. Однако и

с потребителей не нужно снимать ответственность за защиту своих прав в условиях происходящих изменений. Их задача в этой ситуации не плыть по воле ветра, который надувает паруса силами транснациональных компаний, а принимать самостоятельные интеллектуальные решения, срывать оковы клипового мышления.

— А какова сейчас позиция ФАС по поводу налогообложения зарубежных покупок россиян?

— Этот вопрос пока еще обсуждается в рамках рабочей группы при ФАС России. В ней участвуют все заинтересованные стороны: и интернет-ассоциации, и уполномоченные ведомства, и эксперты. Сейчас неравенство в условиях налогообложения между онлайн-торговлей и оффлайн-торговлей, а также между торговлей на внутреннем и внешнем рынках ведет к тому, что одни виды торговли могут пострадать.

Онлайн-торговля растет невиданными темпами порядка 20% на внутреннем рынке и порядка 30% в год импорта. Существует проблема неравенства условий между внутренней и внешней торговле (в том числе по условиям налогообложения), между онлайн и офлайн торговлей.

В последнее время произошел ряд изменений в налогообложении, например, электронных услуг, когда компании-гиганты стали облагаться налогом. Пока это режим добровольного налогообложения. Но это уже привело к существенным изменениям и к дополнительным поступлениям в доход федерального бюджета значительных сумм.

Конечно, вопросы, связанные с товарами, которые торгуются дистанционно, через интернет, также должны быть урегулированы в рамках совершенствования и системы налогообложения, и системы таможенно-тарифного регулирования. Не могу сказать, что сейчас уже есть окончательное решение по этому вопросу. Обсуждаются разные варианты. Мы думаем, что нам такое решение нужно принимать, скажем, в течение ближайшего полугода.

По сообщению сайта Газета.ru

Поделитесь новостью с друзьями