Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Приговор по оговору

Дата: 06 июня 2019 в 01:43


Тохнияз КУЧУКОВ, «Время», 6 июня

На урановых рудниках разных стран применяются технологии, разработанные Галымжаном Мамытбековым.
Пять лет назад заместитель гендиректора ТОО «Институт высоких технологий» по науке и стратегическому развитию Галымжан МАМЫТ­БЕКОВ, чьи научные разработки получили национальную премию «Лучший инновационный проект года» (2012), оказался фигурантом уголовного дела. Его заподозрили и обвинили в присвоении или растрате вверенного чужого имущества в особо крупном размере. Это преступление считается тяжким: санкция предусматривает до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности пять лет. Что же такого натворил доктор химичес­ких наук, методику которого в сфере ядерных технологий широко применяют в ряде других стран?
На первый взгляд это уголовное дело выглядит безупречным. В материалах имеются заключения экспертов, выводы аудиторских проверок, показания свидетелей и соучастников преступления. А все усилия Галымжана Мамытбекова доказать свою правоту следствие, прокуратура и суд посчитали попыткой избежать уголовного наказания. Следствие велось без малого два года, и 29 января 2016-го в Алмалинском райсуде Алматы огласили приговор: восемь лет лишения свободы с конфискацией имущества. Ученого-ядерщика отправили по этапу в колонию общего режима в Тараз.
Через полгода апелляционная коллегия по уголовным делам Алматинского горсуда приговор оставила без изменений. Получив это решение, Мамытбеков направил жалобу в Генеральную прокуратуру. В ответе надзорного органа южной столицы было отмечено: «Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение судебных актов, не найдено...» Жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда рассматривать не стали, и надежда обрести свободу растаяла как дым…
Но адвокат ученого Туленды БЕКСУЛТАНОВ сдаваться не собирался и убедил своего подзащитного подать очередную жалобу — теперь уже на имя председателя Верховного суда, в которой указал все пробелы следствия и судебных решений. И тут случилось, можно сказать, настоящее чудо! Уголовное дело истребовали, внимательно изучили, и 10 апреля 2018 года вышло постановление судебной коллегии по уголовным делам ВС об отмене приговора первой инстанции и постановления апелляционной коллегии.
Один из весомых доводов такого решения: Мамытбеков не мог быть субъектом преступления по хищению чужого имущества, потому что не являлся материально ответственным лицом. Дело передали в горсуд Алматы, гособвинитель отказался от части обвинений, и в результате срок ученому скостили до трех лет шести месяцев. Отсидев почти три года, Мамытбеков в ноябре 2018 года освободился досрочно. И тут же подал еще одну жалобу в Верховный суд.

Из постановления коллегии Верховного суда
«Выводы суда о виновности Г.К. Мамытбекова в пособничестве С.К. Кожахметову в хищении вверенного ему имущества путем присвоения и растраты группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере не основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах. Являются преждевременными, подлежат проверке и оценке с точки зрения относимости, допус­тимости и достаточности...»

Из ВС дело направили в Алматинский горсуд на новое рассмотрение. И вот окончательный вердикт.

Из приговора Алматинского городского суда
«Исследовав обстоятельства дела, судебная коллегия считает: вина Г.К. Мамытбекова в неоднократном хищении вверенного чужого имущества путем присвоения и растраты группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, с использованием служебного положения не доказана. Предоставленные доказательства являются недостаточными и недостоверными и не могут быть положены в основу обвинения. Мамытбекова Галымжана Куламкадыровича признать невиновным и оправдать. В удовлетворении гражданского иска АО «НАК «Казатомпром» к Мамытбекову о взыскании 83 119 500 тенге отказать. Признать за оправданным право на возмещение вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности...»

Драматичная история Галымжана Мамытбекова — пример того, как надо отстаивать свои доброе имя, честь и достоинство.
— Вопреки требованиям законодательства все судебные решения по моему делу были проведены поверх­ностно, — рассказывает он. — Я так и не признал вины, оспаривал неправомерность привлечения к уголовной ответственности следователем Асылбеком Абдраимовым. В ходе следствия в Нацбюро по противодействию коррупции и позже в суде я и мой адвокат предоставили многочисленные документальные доказательства моей непричастности к этому пресловутому хищению. К моему глубокому сожалению, наши доводы даже не приняли во внимание…
Галымжан Мамытбеков на всю жизнь запомнил один разговор с Асылбеком Абдраимовым, который всеми силами убеждал ученого пойти на сделку со своей совестью:
— Абдраимов прямо сказал: «Нужно оговорить Серика Кожахметова и дать свидетельские показания о фактах сбора и передачи денег Владимиру Школьнику». Но я вообще сомневаюсь, что такие факты имели место, ведь я не был свидетелем тех событий. Тогда следователь заявил, что я обязательно сяду. И я действительно сел...
По словам Мамытбекова, за основу обвинения следователь, прокуратура и суд взяли ложные показания директоров двух фирм — ТОО «Айдар» и «Корпорация «Интерлифт». Оба руководителя были вынуждены написать, что не оказывали никаких услуг Мамытбекову по поставкам химических реагентов и специального оборудования. Как сейчас выясняется, борцы с коррупцией заверили этих директоров компаний: в случае дачи нужных следствию показаний по обналу денег оба перейдут в разряд свидетелей. Ученый предоставил следствию акты реальных поставок, финансовую и научно-техническую документацию. Но, увы…
Бизнесмены поверили — и один из главных свидетелей обвинения поз­же был приговорен к семи годам!
— Выступая на судебных заседаниях, директор фирмы «Айдар» заявил: дать ложные показания его вынудило психическое состояние, забота о семье. В 2014 году, когда началось следствие, его супруга перенесла операцию по онкологии. Через год, когда начался суд по делу этого директора, его жена умерла. Осиротели двое маленьких детей. Так вот он в зале суда заявил, что оговорил меня, и попросил прощения у меня и у судей БУХБАНОВОЙ и АРИПОВА. А я подтвердил и доказал факты поставок по моим заявкам, — продолжает Галымжан Мамытбеков.
Благодаря Верховному суду все минусы следствия всплыли на поверхность, отмечает Мамытбеков и перечисляет:
— Во-первых, девять из десяти руководителей компаний, якобы занимавшихся вместе со мной обналом, заявили в суде, что слышат обо мне и видят меня впервые. Во-вторых, в деле нет ни одного показания директоров фирм-поставщиков, которые могли бы подтвердить, что именно я давал указания о заключении фиктивных договоров для якобы последующего хищения денег. В-третьих, судья Верховного суда Калидула ШАУХАРОВ в качестве смягчающего обстоятельства в своем постановлении упомянул моих престарелых, страдающих букетом болезней родителей. Абсурд! Они умерли за 16 лет до начала моего суда! Считаю, этот судья вообще не знакомился с материалами моего дела либо делал это преднамеренно.
Здесь позволим себе небольшое отступление и расскажем о научных открытиях Галымжана Мамытбекова.
Его научные разработки успешно прошли испытания и были внедрены в производство горнорудных предприятий «Казатомпрома». Более того, получили высокую оценку правительства, а тогдашнее Министерство индустрии и новых технологий присвоило ученому национальную премию «Золотой Гефест» в номинации «Лидер инноваций в горно-металлургической отрасли».
Разработки ученого сегодня позволяют не только сэкономить при бурениях скважин, но и значительно снизить расходы химических реагентов. Путем сложнейших исследований он изобрел формулы снижения расхода серной кислоты в 50 раз при добыче урана: если прежде требовалось до 60 млн тенге на покупку серной кислоты при бурении, то сегодня эти расходы составляют всего 1,2 млн. Экономия налицо — 58 800 000 тенге!
Больших успехов Мамытбеков добился в снижении себестоимости ремонтно-восстановительных работ скважин. По стандарту проведение таких работ на одной скважине стоит от 180 до 200 тысяч тенге в зависимости от сложности строения пласта и глубины. А по новой технологии затраты составили всего 30 000 тенге!
— На все разработки мне выдали десять патентов, но, пока я сидел, мои технологии утекли за рубеж и сейчас широко применяются в России и на Украине, — уверяет ученый. — Считаю, речь идет об экономической и национальной безопасности! Намеренно либо по незнанию ставится заслон развитию инновационных технологий в Казахстане, которые могли бы конкурировать на мировом рынке научно-технической мысли.
— Кроме того, пока я сидел, серьезно подорвал здоровье и научную репутацию, мне причинен значительный материальный ущерб — банк вынес штрафную санкцию в 30 000 долларов за неуплату ипотеки. Часть моего участка забрали соседи, — печально констатирует ученый Мамытбеков.
Но самое важное для него другое: лаборатория, в которой Мамытбеков проводил свои исследования, куда-то исчезла. Со всеми его расчетами и готовыми формулами.
Этот оправдательный приговор не только весомый пендель следствию. Гораздо важнее другое: судьи разных звеньев наконец-то перестали бояться выносить оправдательные решения по заведомо незаконно возбужденным уголовным делам.
— Этот приговор я получил только на днях, испытал облегчение, потому что уже не надеялся на оправдание. Своим правом на реабилитацию и возмещение морального и материального вреда я обязательно воспользуюсь. А что касается наказания следователя, прокурора и судей, незаконно посадивших меня на нары, считаю, что этим вопросом должны заниматься руководители Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, Генпрокуратура и Верховный суд. Пусть мои незаконно проведенные в колонии тяжелые годы будут на их совести… — резюмировал Галымжан Мамытбеков.

Заметки на полях
Уголовное дело Мамытбекова можно смело читать студентам юрфака в виде лекции «Как не нужно проводить досудебное расследование».
Во-первых, в материалах дела нет прямых и не­опровержимых улик причастности Галымжана Мамыт­бекова к хищению денег (сначала ему предъявили ущерб в полмиллиарда тенге, позже сумма снизилась до 83 млн, затем вообще упала до 50 млн).
Во-вторых, руководитель следственной группы Нацбюро по противодействию коррупции Асыл­бек АБДРАИМОВ не признал запатентованные (!) ученым технологии, а расходы и заказы компании на выпуск изобретений выдал за... хищение средств!
В-третьих, этот же следователь не раз убеждал Мамытбекова взамен на свободу дать показания против гендиректора ТОО «Институт высоких технологий» Серика КОЖАХМЕТОВА и тогдашнего председателя правления «Казатомпрома» Владимира ШКОЛЬНИКА. Однако ученый оказался порядочным человеком и не пошел на поводу у следствия, за что и схлопотал себе тюремный срок.
В-четвертых, гособвинитель после обвинительного приговора суда сообщил Мамытбекову: «Я убедился в вашей невиновности, но ваша посадка была заранее решена...»

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями