Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Ольга КОЛОКОЛОВА: «До последней капли… репутации»

Дата: 16 мая 2019 в 10:52

Ольга КОЛОКОЛОВА: «До последней капли… репутации»

Приехали! В 300 000 тенге оценил Костанайский городской суд моральные страдания сотрудника полиции, якобы нанесенные ему «НГ». Компенсация морального ущерба уникально высока. У нас за передавленного автобусом пассажира суды столько не назначают. 

Да и сам иск, предъявленный «Нашей Газете» Андреем Болотских, сотрудником УБОП департамента полиции Костанайской области, по своему уникален. «НГ» публиковала серию судебных репортажей о процессе над известным предпринимателем Зайченко. В пострадавших числились небезызвестный своим уголовным прошлым спортсмен Сапабек Мукушев и его жена. Они обвиняли начальника УБОП Дисюкова и его подчиненного Болотских в том, что те вымогали с них крупную сумму денег. Взятку под контролем финполов попытался передать начальнику УБОП Дисюкову подсудимый Зайченко. Но Дисюков денег не взял. Поэтому под суд пошел и был осужден лишь посредник.

Мы добросовестно излагали, как развивается судебное следствие, что говорят участники процесса — именно это делали, делают и всегда будут делать журналисты, работая в жанре судебного репортажа. Материалов было несколько, по ним прослеживается, как менялась ситуация в суде и каким приговором она завершилась.

Болотских негодовал по поводу упоминания своего имени в связи с вымогательством еще до того как сам выступил в суде. Мы предложили ему лично прокомментировать ситуацию в очередном репортаже, чтобы прояснить ситуацию. Он отказался. Мы максимально полно привели его слова, когда он был наконец допрошен в суде как свидетель. Мы пошли навстречу морально ущемленному полицейскому, когда он пришел в редакцию, чтобы договориться об отдельной публикации в которой бы особо уточнялось, что обвинения в его адрес не были доказаны. И вот вскоре после того как заверенный текст уточнения был опубликован, «НГ» пригласили в суд.

На минуточку — мы ни слова не написали о том, что Болотских в чем-либо виновен. Мы не проводили самостоятельного расследования, касающегося сотрудника УБОП и его участия в деле о взятке. Он вообще в репортажах о деле Зайченко да и в самом деле — фигура эпизодическая и эпизодически и был упомянут в репортажах. «НГ» сделала все что возможно в интересах Болотских. Тем не менее, неудовлетворенный полицейский решил взыскать с редакции полмиллиона, и получить право на публикацию опровержения, в котором газета и лично ее сотрудники извинялись бы за причиненные страдания перед истцом, его семьей и департаментом полиции. Как вам поворотик? Особенно с учетом длиннющего списка дел, в которых только за последнее время были замешаны сотрудники полиции.

Судя по тому, как проходил этот суд, исход его был предрешен. Нашего отнюдь не агрессивного представителя прерывали, обещали вывести с судебным приставом. В ходе заседания не были рассмотрены лингвистические исследования, а то, что подготовила для истца костанайский специалист Мустакимова настолько разительно отличается от заключения, сделанного алматинским специалистом Карымсаковой, что само это, полагаю, должно было стать предметом исследования в суде. При этом судья Канкулова приняла во внимание и приобщила к делу 37 (а может 48 — боюсь ошибиться в цифре и быть в очередной раз призванной к суду) служебных благодарностей истца, свидетельства биографии его заслуженных родителей, а также статьи в «КН» и ведомственной полицейской газете о семейной династии Болотских.

Считаю, что суд вообще не учел ни сути прессы, ни специфики работы журналистов.

Что мы будем делать? Разумеется, судиться дальше. Так что в дальнейшем пожелайте нам судей, читающих не только нормативное постановление Верховного Суда о применении в судебной практике законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Мне лично на данном этапе интересно другое: кем и с какими целями было раздуто это смешное дело? Кому выгодно бесконечное повторение в прессе обстоятельств завершенного следствия? Ну ладно, офицер полиции не понимает, что защита репутации — не война и не стоит ее вести до последней капли этой самой репутации. Особенно когда на кон ставится не только личное реноме, но и честь органа в котором служишь. Вопрос к руководству департамента полиции: если этот суд — репутационное приобретение, то что тогда репутационная потеря?

По сообщению сайта Наша газета

Поделитесь новостью с друзьями