Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Это будет другой собор с внешностью Нотр-Дама» // Жюльен Лаказ о масштабе понесенных потерь

Дата: 16 апреля 2019 в 23:38

«Это будет другой собор с внешностью Нотр-Дама» // Жюльен Лаказ о масштабе понесенных потерь

Ущерб, нанесенный пожаром, и перспективы реконструкции оценивает по просьбе «Ъ» Жюльен Лаказ, вице-президент ассоциации по защите исторических памятников во Франции Sites & Monuments.

— Можно ли уже сегодня оценить степень ущерба?

— Деревянный каркас, несущая конструкция кровли, то, что мы называем «лес Нотр-Дама»,— его больше не существует. А это был шедевр, пусть и невидимый для глаз. Это старинная основа собора, свидетель его восьмивековой истории. Каркас датируется XIII веком, но был создан с применением более старых конструкций XII века. А кое-где древесина была и еще более старая — VII–IX веков. Возможно, удастся восстановить саму форму крыши и этот «лес», но по крайней мере из совершенно другой древесины, а то даже и из бетона, это же дешевле. Каменные конструкции тоже пострадали, насколько — пока вопрос.

Также предстоит понять, какова судьба шедевров внутри собора — так называемых grands mays. Там же целый музей старой живописи. Это монументальные картины, которые парижская гильдия ювелиров заказывала для собора к 1 мая в честь Девы Марии практически ежегодно в период с 1630 по 1707 год. И это был своего рода художественный конкурс, в котором принимали участие самые лучшие художники XVII века — Жак Бланшар, Лоран де ла Гир, Шарль Поэрсон. Изначально картин было около 70, потом осталось 13. За них тоже очень тревожно. Из-за больших размеров их очень сложно транспортировать.

Орган, самый старинный во Франции,— еще одно сокровище Нотр-Дама. Некоторые трубы датированы XV веком, другие модернизировались в XVII веке, и уже позже, в XIX веке, над ним работал Кавайе-Коль. В каком состоянии орган вышел из этого пожара, тоже предстоит понять.

— Говорят, что готические витражи уцелели?

— Да, на вид они целы. Но в каком они состоянии, учитывая температуру во время пожара? Кроме того, важно не забывать, что Нотр-Дам — не только памятник готики, но и памятник архитектуры XIX века. И то, что сгорел шпиль Виолле-ле-Дюка,— это тоже огромная потеря. Удивительно, ведь тогда, в XIX веке, была огромная стройка, большая реконструкция с куда более ограниченными техническими возможностями, чем сегодня. В том числе возможностями по части противопожарной безопасности. Но вот тогда собор почему-то не сгорел.

То, что произошло с ним сейчас, в сегодняшний век технологий и всевозможных достижений в обеспечении безопасности, просто не укладывается в голове. И, конечно, возникают вопросы: достаточно ли средств было выделено на его защиту, на поддержание его состояния? Конечно, пожар может случиться где угодно. Но чтобы восемь веков истории, здание, которое столько пережило исторических катаклизмов, вот так горело — это ошеломляет. Такая беспомощность, как будто это происходит не в XXI веке, а в Средневековье.

— Возможна ли реконструкция?

— Ну а что тут еще можно сказать? Конечно, его нужно реконструировать. И, конечно, это будет сделано. Но историю невозможно построить заново. Это будет другой собор с внешностью Нотр-Дама. История Франции знает прекрасный период развития художественного творчества, и он совпал с расцветом католицизма. Все великое, что строилось, было связано с религией. И я не уверен, что сегодня Франция переживает такой же период, что есть артистические силы, помноженные на сильную церковь, которые способны произвести подобный шедевр. Церкви сегодня пустые. Это будет кафедральный собор XXI века, это будет свидетель нашей эпохи. Каким символическим значением он будет обладать и будет ли, это вопрос.

— Насколько устойчива конструкция собора, выстоит ли она теперь в ходе строительных работ?

— Сложность архитектурной конструкции Нотр-Дама заключается в неравномерном распределении силы. Это как карточный домик: если поползет какая-то часть, она утащит все за собой. Конструкция держится на контрфорсах и наружных подпорных арках, этаких ребрах, которые выступают сбоку. На сегодняшний момент структура вроде держится. Сложность в том, что камень сейчас нагретый, как он поведет себя потом — сложно прогнозировать.

— Сегодня на реконструкцию Нотр-Дама собирают деньги по всему миру. А какая часть госбюджета в принципе предусмотрена на содержание исторических памятников?

— На содержание и реконструкцию исторического наследия тратится 3% от годового бюджета Министерства культуры. Это ничто. Конечно, сейчас важно спасти все, что уцелело в Нотр-Даме. Но важно и подумать о том, что осталось, о других памятниках. И о том, в каком состоянии находится французское историческое наследие. Во Франции каждый год разрушаются церкви, потому что содержать их дорого, потому что прихожан нет. Так что в целом картина с историческим наследием не самая радужная.

Беседовала Мария Сидельникова

По сообщению сайта Коммерсантъ

Поделитесь новостью с друзьями