Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Ужас гнал нас в бездну». Семьи, которые избежали фашистских концлагерей

Дата: 11 апреля 2019 в 03:08

«Ужас гнал нас в бездну». Семьи, которые избежали фашистских концлагерей

В Музее Победы подготовили программу «Неделя памяти», чтобы сегодняшние школьники смогли глубже прочувствовать, в какую пучину ужаса погрузились в годы Второй мировой миллионы людей.

Выжили в яме

Захватив украинский Кировоград, немцы взялись за привычное им дело — зачистку местного населения. Одних должны были отправить в лагеря, других — сразу на расстрел. День расстрела евреев был назначен на 30 сентября 1941 г. На центральную площадь согнали сотни кировоградцев еврейских кровей. Учительница Анна Краснобродская и её дочь Аллочка тоже стояли в той шеренге смертников. Но один из карателей вдруг бросил взгляд на Аллочку и спросил у Анны, откуда эта девочка — такая светловолосая, голубоглазая. В метрике Аллы в графе «отец» значился украинец Игнатьев Владимир Иванович. Повертев документ в руках, фриц позволил Анне и Аллочке выскользнуть из толпы. Мать и дочь шли и плакали — в колонне обречённых на смерть осталась бабушка Пая Гершовна Каплун.

Нацистские преступники. Охота и неохота Симона Визенталя

«Вернувшись в свой дом, Анна поняла, что жить в нём они не смогут: кто-то из соседей мог донести, что она еврейка, — рассказывает Нина Гелашвили, методист по музейно-образовательной деятельности Красногорского филиала Музея Победы. — Мама с девочкой мыкались по подвалам, брошенным квартирам и домам. Холод, голод, грязь... Однажды Анна случайно встретила свою знакомую Зинаиду Смирнову. И рискнула попросить о помощи. Семья Зинаиды принадлежала к староверам, это были очень порядочные люди, к тому же до войны дети Смирновых учились в школе, где преподавала Анна. И Смирновы приютили нелегалов. Во дворе дома они вырыли яму, в которой Анна и её дочь прятались от полиции или нацистов. Дождь ли, снег, мороз — женщина и девочка часами, скрючившись, сидели в норе, пережидая опасность. Иногда, когда юркнуть в убежище они не успевали, Анна заворачивалась в груду старья, ложилась на кровать, а Зинаида говорила проверяющим, что у этой женщины тиф».

Более того, Смирновы дали большую взятку, чтобы вписать Анне в паспорт фамилию её покойного мужа. Так еврейка Анна Краснобродская стала украинкой Анной Игнатьевой.

Когда Кировоград освободили, Анна продолжила работать в школе, Алла тоже стала педагогом. А Зинаида Смирнова и её брат Кузьма в 1997 г. были удостоены звания «Праведники народов мира». «Праведники мира». Как простые люди спасали евреев от смерти? Подробнее

Под ногами у фрицев

В одном из сёл Волынщины жила еврейская семья: Исаак Хомут, его жена и две дочки. Исаак занимался коммерцией, хорошо зарабатывал. Но грянул 1941-й. Вошедшие в село немцы переписали население, взяли на учёт евреев, заставив их носить жёлтые «звёзды Давида», а потом согнали всех в гетто.

«Семья Исаака Хомута страшно боялась, что их всех либо сошлют в лагерь смерти, либо расстреляют, — рассказывает Нина Гелашвили. — Исаак много лет дружил со своим соседом, украинцем Павлом Герасимчиком. Когда поползли слухи, что немцы собираются отправить евреев в газовые камеры, Павел предложил Исааку вместе с семьёй спрятаться у него. Сначала из гетто сбежала младшая Лара и мать. Они зарылись в сено в телеге, что стояла рядом с домом. И пролежали в ней несколько дней. Вскоре к ним присоединился и Исаак. Он пытался вывести из гетто старшую дочь, но вдвоём сбежать не получилось. Девочка осталась в гетто и погибла вместе с собранными там евреями.

«Мой дед — коллаборационист». Внучка героя Литвы назвала его убийцей евреев

Когда семья Исаака Хомута оказалась в доме у соседа, тот внезапно испугался: до него же доходили слухи о том, какой страшной смертью умирали люди, прятавшие в своих домах евреев. И Павел попросил Исаака и его родных уйти. А потом вновь передумал и за неделю построил под полом на току убежище. 18 месяцев Исаак и его родные прятались в этом укрытии, а жена Павла и его дети носили им еду и убирали отходы. В доме у Павла недоедали все — ведь семье приходилось дополнительно кормить ещё троих человек. Иногда в безлунные ночи беглецам удавалось на несколько минут выйти на свежий воздух. Прогулки закончились, когда в селе расположился вновь прибывший отряд немцев и 15 солдат поселились у Павла. Две недели нацисты жили над головами несчастных узников. Две недели семья Исаака просидела в подполе без крошки во рту.

Когда село освободили, Исаак и его семья перебрались сначала в свой дом, а потом эмигрировали в США. А Павел и Любовь Герасимчики в 1990 г. были удостоены звания «Праведников мира».

Праведник, служивший Третьему Рейху. Кем на самом деле был Оскар Шиндлер? Подробнее

Кровавые слезы

Цыган фашисты не выносили так же, как евреев. Были созданы специальные айнзацгруппы, которые искали и разоряли таборы, проводили на местах карательные операции, расстреливая всех без разбора. По некоторым данным, за время войны было уничтожено полмиллиона цыган.

Бронислава Вайс. Фото: Commons.wikimedia.org/ Krystyna Gierlińska-Jóźwiak

«Однажды на Волынь пришёл табор, — рассказывает Нина Гелашвили. — Была в нём молодая девушка, Бронислава Вайс. Она пришла вместе с мужем Дионисом. Он играл на арфе, а Бронислава писала стихи. Она, в отличие от многих цыганок, была грамотной. Сама в детстве выучила алфавит, научилась читать. Колеся вместе с табором, они пели, играли, танцевали, читали стихи Брониславы. Но из Волыни Бронислава и Дионис уйти не успели — эти земли захватили фашисты. Цыганам, как и евреям, они не оставили права на жизнь.

Но Бронислава и Дионис смогли сбежать. Цыгане не привыкли просить помощи у местных, они там никого не знали, непонятно было кому можно доверять, кому нельзя. Поэтому молодые люди спрятались в Волынском лесу. Вот где пригодились навыки кочевой жизни — скитаясь по лесам, они смогли продержаться несколько лет, а после освобождения Волыни осели в Польше. Там Бронислава, став известной поэтессой и взяв псевдоним Папуша, издала книгу стихов, самое длинное и пронзительное из которых называлось «Кровавые слёзы — что мы сносили от германских солдат в Волыни»: «А кто расскажет людям про наши с кровью слёзы, Про те леса волынские, где память аж кричит, Когда мы шли, как в пропасть, голодные, в морозы, И ужас гнал нас в бездну с названьем — Геноцид. А смерть, как в том бинокле, смотрела в пулемёты, А дети как кричали, когда на гибель шли!..».

По сообщению сайта Аргументы и Факты

Поделитесь новостью с друзьями