Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Добегались? Сядете все». Хайлайты второго дня суда над Кокориным и Мамаевым

Дата: 11 апреля 2019 в 01:28

Getty Images

Со вторника судебный процесс над Александром и Кириллом Кокориными, Павлом Мамаевым и Александром Протасовицким перетек в статус «слушаний по существу». Это значит, что интересующихся судьбой драчунов с чиновником Денисом Паком и водителем Виталием Соловчуком ожидает долгий и нервный апрель.
Как минимум, потому что по протоколу заявлены 45 свидетелей. Как максимум, потому что, судя по опыту двух слушаний, в среднем на одного свидетеля уходит по два часа. Это время делится на неравные промежутки диалогов с прокурором, адвокатами, судьей и обвиняемыми. Свидетели заседания во вторник добавили сотню очков в пользу ребят из клетки: участник той компании Карен каждый факт оборачивал в их пользу, неподражаемая Екатерина Бобкова (лесбиянка и «волшебная» девушка, которой не нужны наркотики), которая назвала Кокорина-старшего «ангелочком», и посетитель «Кофемании», на чьих глазах Саша К. действительно случайно заехал стулом по Паку, а потом извинялся с Протасовицким за компанию.
В среду счет сравнялся: адвокаты – прокурор – 1:1. В программу семичасового слушания вошли два свидетеля, – бариста «Кофемании» и ставший локальным мемом участник компании Куропаткин – а также письменные материалы дела.
Заседание началось на удивление почти вовремя – кажется, 10-часовой суд во вторник на всех оставил отпечаток сильной усталости. На трибуну поднялся Геннадий Куропаткин, который уверенно повторил мантру вчерашних друзей обвиняемых: около «Эгоиста» отомстили за «петухов», в «Кофемании» – за «кучку *******».

Павел МамаевGetty Images

«Посидели, музыку слушали [в «Эгоисте»]. Я пил виски. Потом вышли на улицу, хотели поехать покушать. Девушка Саша села в авто к Соловчуку, он сказал [имея в виду Кокорина и Мамаева]: «Я петухов не вожу».
Ребята подошли к нему за разъяснениями. Соловчук начал что-то агрессивно говорить, Паша взял его за куртку, а тот в ответ ударил его в область скулы. Тот [Мамаев] хотел дать ответ, но промахнулся, и водитель побежал. Я не видел, что происходило дальше, потому что выронил телефон и вернулся его собирать. Потом вижу – Соловчук лежит на полу, рядом с ним стоят ребята. Его начали поднимать. Я не видел, чтобы его кто-то бил», – стройно рассказывает прокурору Геннадий.

«При вас кто-то бил Соловчука в голову с ноги?» – прокурор прерывает доклад.
«В голову с ноги? Нет! Вы представляете себе, если футболист кого-то ударит в голову с ноги?» – Куропаткин удивляется искренне, без наигранности.

Далее от прокурора следует вопрос, которого жадная публика ждала больше всего – садился ли Геннадий верхом на Кокорина в «Кофемании», как это радостно прощебетала Бобкова во вторник.
«Присаживался. Присел – встал. Да потому что он мой друг! Мы что, должны были с книжками сидеть? Нормально сидели, общались», – удовлетворил слушателей и заголовки медиа Куропаткин.

Показания по существу тоже расслабили парней за решеткой: «Саня, добрейшей души человек, подошел поговорить с Паком, а тот повторил оскорбление», «Они вышли из кофейни на хорошей ноте, претензий между Паком и мужчинами не было», помощь врачей не нужна была Соловчуку, в голову его, разумеется, не били. На вопрос о том, почему ребята извинялись перед Паком, последовало шедевральное: «Мы – вежливые люди».
Поток патоки прервался, когда Куропаткин рассказал о своем первом допросе у следователей. Мероприятие состоялось спустя день-два после инцидента, по словам Геннадия, он не мог даже спать, потому что «все были на нервах». Следователь встретил Куропаткина фразой: «Ну что, добегались? Сядете все. Я найду, за что [посадить]», сопровождая монолог матом. Первый допрос длился 8-9 часов, за ним практически сразу был следующий. В итоге парень провел в отделе 16 часов, в течение которых ему давали пить «водичку кого-то из парней» и не кормили.

После прокурор заявила, что находит противоречия между показаниями Куропаткина сегодня и на октябрьском допросе. Геннадий назвал поведение следователей «психологическим насилием» – от этого у него и образовалась «каша в голове». Вроде звучит разумно, но сторона обвинения сегодня явно чувствует себя комфортнее, чем вчера, а Куропаткин мнется, запинается и говорит не так уверенно. Обвинитель видела противоречия в показаниях всех свидетелей, кроме следующего – баристы «Кофемании».
С 20-минутным опозданием в суде появляется молодой короткостриженый человек по имени Андрей Андрацкий. Юноша сходу дискредитирует все показания свидетелей об «ангелочках», которые беззаботно отдыхали в «Кофемании».
«Ребята пришли, заняли большой круглый стол. С ними были девушки, они целовались, кричали. В компании было 4-5 девушек, 5-6 парней. Были нецензурные выражения. Вели себя не совсем по формату нашего заведения. Своим поведением привлекали внимание посетителей. Кто-то из посетителей просил их вести себя потише – просьба была проигнорирована».

Квартет из клетки слушает монолог крайне напряженно.
«Во время потасовки самым агрессивным был «правый передний человек» из клетки [в лицо свидетель обвиняемых не знает, это Кирилл Кокорин].
Удар стулом видел. Шла словесная перебранка, Пак сидел. Рядом с ним стояли 2-3 агрессивных человека [речь про обвиняемых]. И один из них взял стул, второй пытался ему помешать… Не помню, как выглядел второй. Этим стулом, хотя он деревянный, можно ударить очень сильно [далее Андрацкий очень подробно объясняет про центробежную силу и размах перед ударом, а также говорит про длину ножки стула и угол, под которым был развернут по отношению к нему Пак – мы вычислили выпускника физфака]».
«Кто-то из компании услышал, что один из посетителей ведет видеосъемку. Тогда встала девушка из компании, перелезла через лавочку и облила этого посетителя вискарем. Она была супернеадекватная, брала тарелки, бросала их на пол», – несется в адрес вчерашнего свидетеля – Екатерины Бобковой.
Показания баристы очень понравились прокурору, зато четверки защитников и обвиняемых завалили Андрея вопросами: почему эта деталь указана сегодня, а в октябрьском протоколе ее нет? Что значит, услышали о драке в курилке? От кого? Дошло даже до уточнения, не употреблял ли свидетель наркотики в течение последних лет и состоит ли он на учете в ПНД.
Настрой Андрея ярко показала эта ключевая цитата: «Я посмотрел, поржал, в курилке обсудил и забыл. Мне вообще пофиг, что там происходило, что с кем будет. А мне через полгода звонят, приглашают сюда и снова спрашивают обо всем. Я до последнего идти сюда не хотел».

Заключительная часть слушания состояла из перечисления письменных материалов дела: двух заявлений, требующих заведения уголовного дела (от Пака и Соловчука), выписки водителя из больницы, карты памяти из видеорегистратора его авто, потрясший воображение чек из «Кофемании» на 264 тысячи рублей. Прокурор на протяжении часа перечисляла наименования документов, их изучали в воцарившейся тишине.
И в 19:00 с первым томом дела было покончено, как и с показаниями в защиту обвиняемых. Хотя, кажется, главное, что за эти два дня открылось всем участникам процесса – спустя полгода всю картинку той ночи и того утра 8 октября никто не в силах восстановить.

Важнейшие события спорта в вашей ленте новостей Вконтакте

По сообщению сайта Евроспорт.ру