Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Политолог Данияр Ашимбаев: Токаев — полноценный президент

Дата: 26 марта 2019 в 02:53


Руслан БАХТИГАРЕЕВ, «Время», 26 марта

Новый президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ в праздничные дни практически не отдыхал — и в Туркестанскую область наведался с визитом, и ряд кадровых перестановок провел. Перестановки эти, мягко говоря, удивили, поскольку Первый президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ перед отставкой произвел все необходимые назначения. Об этом и не только корреспондент «Времени» побеседовал с известным казахстанским политологом Данияром АШИМБАЕВЫМ.
— Данияр, первый вопрос касается статуса Токаева. В Конституции Казахстана говорится, что «президент избирается народом». В связи с этим хотелось бы понять: Токаев — это президент или лицо, временно исполняющее обязанности президента?
— В 1998 году у нас была принята американская схема смены власти, согласно которой президентом до конца срока становился спикер сената. Вспомните, в США после Ричарда НИКСОНА президентом стал Джеральд ФОРД: он не избирался, а был назначен. В нашей Конституции сформулирован механизм передачи полномочий, но нет понятия «исполняющий обязанности президента». Получается, что Токаев — полноценный президент до апреля 2020 года, то есть до конца срока полномочий Нурсултана Назарбаева. Это примерно по тому же принципу: когда истекают полномочия сенатора, следующий занимает его место, но его никто не называет «и.о.», он становится полноценным депутатом. Поэтому еще раз повторю: Токаев — полноценный президент.
— Вы упомянули, что срок президентских полномочий теперь уже Токаева истекает в апреле 2020 года. Между тем согласно Конституции выборы президента Казахстана проходят в первое воскресенье декабря. Этот нюанс как будет решаться?
— По логике вещей следующие президентские выборы должны пройти в марте-апреле следующего года. С другой стороны, есть конституционная норма, согласно которой президент вправе инициировать досрочные выборы. С треть­ей стороны, проведение выборов в декабре позволит привести цикл к соответствию Конституции. Поэтому было бы проще провести выборы в декабре. К слову, это значительно ускорило бы политическую легитимизацию нового президента.
— В декабре текущего года, а не следующего?
— Да. Разница составляет всего 4 месяца, то есть технически это не досрочные выборы, а просто сокращение срока. Зато приводится в соответствие с декабрьским циклом. К тому же, я думаю, сам Токаев заинтересован в том, чтобы стать полноценным президентом. Несмотря на то что в Конституции нет ни слова про «исполняющего обязанности президента», многие его таковым и считают. И ему было бы выгоднее быстрее избавиться от этой несуществующей приставки. Все-таки всенародная поддержка на выборах — это достаточно серьезная защита от различных внешних вмешательств. И мне кажется, что и Первый президент, и второй — оба заинтересованы в том, чтобы провести выборы пораньше. У Токаева не так много времени на раскачку. Ему уже этой весной надо показать себя полноценным президентом и политической фигурой.
— Но какова вероятность того, что выборы президента пройдут в декабре этого года?
— Я думаю, процентов 80. Но тут все будет зависеть от политической обстановки. Есть немало людей, которые хотели бы видеть себя на этом посту. И эти люди находятся не вне власти, а внутри нее. Поэтому избрание Токаева президентом посредством выборов эти проблемы автоматически снимет. Вся сегодняшняя конструкция опирается на Конституцию, но не опирается на электоральную поддержку. Все-таки неизбранный президент в условиях СНГ — это фигура, подвешенная в воздухе. Как правило, все президенты старались опираться на электоральную поддержку.
— У Первого президента есть право на посту главы Совбеза принимать решения, которые являются обязательными и подлежат неукоснительному исполнению. Да и в правительстве говорят, что Токаев будет принимать все решения по согласованию с Назарбаевым. В таком случае что изменилось для Назарбаева, кроме названия должности?
— Совбез еще необходимо сформировать заново. Не забывайте, что его члены назначаются Токаевым по согласованию с Назарбаевым. Кто войдет в его состав — это вопрос. Опять же, аппарат Совета безопасности подчиняется секретарю Совбеза, который назначается Токаевым.
С другой стороны, влияние Совбеза очень сильно переоценивается. Совбез всегда был трибуной для выступлений президента по соответствующим вопросам. Но говорить, что Совбез — это сверхструктура, которая может влиять на политическую жизнь страны, — это преувеличение.
Что касается перемен, то с Назарбаева сейчас сняты все вопросы оперативного управления экономикой, политикой и так далее. Понятно, что сейчас он стал своего рода верховным аксакалом, арбитром и, главное, гарантом стабильности и базовых инвест-контрактов.
Но нужно понимать, что для номенклатуры — и партийной, и нацио­нальной, и силовой — решения по ним принимаются действующим президентом. Первый президент — это символ, который царствует, но уже не правит. У него есть возможность при необходимости внести корректировки курса. Но полномочия определять курс постепенно переходят к Токаеву. Вы сами видели: Токаев за последние пару дней, проводя кадровые перестановки, сделал себя главным ньюсмейкером. Неожиданное назначение Марата ТАЖИНА госсекретарем, а Бакытжана САГИНТАЕВА — руководителем администрации президента... Это очень важный момент для любого действующего президента: чтобы все ключевые чиновники были назначены им, чтобы они были обязаны ему должностью.
— Вот этот момент очень интересен. Вроде бы Назарбаев перед отставкой привел чиновничий аппарат к нужной конфигурации, а теперь Токаев эту конфигурацию меняет…
— Токаев, исходя из логики власти, понимает, что аппарат должен сейчас ориентироваться уже на него. Это фактор его политического выживания в принципе. Он должен показать людям во власти, что решения отныне принимает он сам: не бегает по каждому вопросу к Нурсултану Абишевичу, а решает их самостоятельно.
— Но насколько эти решения самостоятельны?
— Я думаю, что в целом конфигурацию они обговорили заранее, чтобы не было неприятных неожиданностей для Первого президента. Но при этом Токаев должен показать всем, что судьба министров, акимов и части олигархов в его руках. Тот же Сагинтаев стал госсекретарем по указу Назарбаева, но главой администрации его сделал уже Токаев. Пусть даже этот вопрос был решен заранее. Все последние назначения, может, и не были важны в целом, но они стали наглядной демонстрацией, что теперь решения принимает второй президент. И нужно понимать, что все заслуги, благодаря которым те или иные люди получили свои должности, статусы и привилегии, они 20 марта были аннулированы.
— Но при этом колода тасуется та же самая. Нет никаких новых лиц...
— Токаевский аппарат — те, кто с ним работал все эти годы (в сенате, в МИД), многие из них не занимали высоких постов. Кроме, пожалуй, Нурлана ОНЖАНОВА, который работал с Токаевым в МИД, затем стал помощником президента по внешней политике. И одним из первых указов Токаева Онжанов был назначен руководителем канцелярии — пост ключевой в администрации президента.
У Токаева есть свой аппарат: кто-то из них работает послом, кто-то — в сенате, но людей, готовых возглавить министерства, акиматы, нацкомпании, не так много. Кроме МИД, пожалуй. Их будут подтягивать, и в течение какого-то времени они пойдут на повышение. Но сейчас Токаеву удобнее работать с тем истеблишментом, что был при Назарбаеве.
Однако начало изменений в конфигурации уже положено. То же назначение Тимура СУЛЕЙМЕНОВА (недавно снятого с долж­ности министра нацэкономики, а позже ставшего зампредом Нацбанка) помощником президента, а прежнего помощника главы государства Ерулана ЖАМАУБАЕВА ответственным секретарем Минис­терства финансов, «внедрив» его в команду Алихана СМАИЛОВА. Из тех, кто работал с Токаевым, можно назвать того же Онжанова и нового помощника по внешней политике Мурата НУРТЛЕУОВА, который был руководителем аппарата сената, до этого работал в МИД, а потом стал послом. И я уверен, такие назначения впереди еще будут.
Но мне кажется, что Касым-Жомарт Кемелевич будет проводить их постепенно, через день-два, с тем, чтобы обеспечить определенную интригу ну и заодно смотреть на реакцию элиты и, главное, Назарбаева, для которого массовая замена чиновников была бы психологически неприятной. Поэтому Токаев будет проводить замены поэтапно, но не растягивая во времени.
— А отставка правительства или парламента возможна?
— Смысла в этом особого нет. У мажилиса и так выборы через два года. Зачем гнать пургу раньше времени?
— В той же Конституции говорится, что правительство слагает полномочия перед вновь избранным парламентом, но никак не перед новым президентом. Возможен ли такой ход, что парламент отправляется в отставку с тем, чтобы потом полностью заменить членов кабмина?
— Распустить парламент и отправить в отставку правительство Токаев вполне может. Но зачем? Токаев — президент не выбранный. Он принял полномочия. Перед ним парламент не обязан уходить в отставку. Мог бы, но не обязан. Новое правительство было сформировано перед отставкой Назарбаева. И менять его сейчас смысла нет. Кабинет Аскара МАМИНА энергично взялся за работу, начал двигать подзаброшенную социальную проблематику. Токаеву это направление тоже важно продвигать, и тут «правительство реальных дел», как назвал его Назарбаев, очень кстати.
Рокировки в составе правительства Токаев, я думаю, произведет в течение месяца-двух. Но ему сейчас важнее сформировать аппарат президента. Кроме того, задачу давить на правительство возьмет на себя администрация президента. Не случайно же Сагинтаев назначен на пост руководителя администрации.
С другой стороны, мы помним, почему Бакытжан Абдирович оставил свой пост: при всех его деловых качествах его стиль в должности премьера не очень сказывался на деятельности правительства. Поэтому, мне кажется, Токаев назначил Сагинтаева на должность главы АП в первую очередь для решения тактических вопросов — в первую очередь для демаркации своего президентства.
Оценить, как сложится баланс к лету или осени, сложно. Но в смене парламента и правительства власть сейчас не заинтересована, поскольку это приведет к параличу законодательной и исполнительной власти.
— А чем обусловлено назначение Тажина на пост государственного секретаря?
— Я думаю, что это прежде всего некая благодарность за работу и в то же время — его перевод от оперативной работы по идеологическому блоку в направляющую. Тажин символизирует преемственность курса во внутренней политике. Госсекретарь по своему статусу выше главы администрации президента. Но напрямую он отдален от текущего функционала.
Место первого замруководителя АП занял Дархан КАЛЕТАЕВ, который, казалось, только вот потерял пост идеологического министра и возглавил аппарат правительства Мамина. Назначение это очень интересное. Оно в целом гарантирует сохранность курса и команды, но стиль работы, думаю, начнет меняться. Токаеву сейчас нужны амбициозные, энергичные помощники, чтобы начать перемены или хотя бы движение в их сторону.
Токаев уже, изменив руководство экономическим блоком, внешнеполитическим блоком администрации президента, своей канцелярии, теперь подвесил идеологический блок. Из ключевых блоков теперь остались только госправовой и Совет безопасности. А блок орг­контроля курирует назначенный буквально перед сменой президентов Малик МУРЗАЛИН — человек достаточно опытный, и менять его, на мой взгляд, смысла нет.
То есть четыре из семи главных лиц администрации президента, которые курировали основные направления работы АП, уже пошли на замену. И это та самая метка территории, о которой мы говорили в самом начале.
— Если выборы состоятся в декабре нынешнего или в апреле следующего года, какова вероятность того, что Токаев будет в них участвовать?
— Это зависит от того, каким президентом он себя покажет. Если Токаев справится с теми задачами, которые перед ним стоят — в первую очередь показать, что он полноценный президент, а не и.о., то вопрос его выдвижения отпадает. Все зависит от того, как он справится со статусом преемника.
Первый президент, страна, народ не заинтересованы в слабом преемнике. Страна у нас достаточно сложная во многих вопросах. У Токаева сейчас есть пять месяцев, чтобы показать себя сильным президентом. И от этого зависит его политическая судьба на ближайшие пять лет.

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями