Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Михаил Леонтьев: «Американцы будут в танке, а мы — в ОПЕК+?»

Дата: 16 марта 2019 в 12:58

Михаил Леонтьев: «Американцы будут в танке, а мы — в ОПЕК+?»

Частная позиция

Он сделал своё заявление в Хьюстоне — на ежегодной энергетической конференции CERAWeek. Раньше в таких конференциях участвовали большие делегации российских нефтяных компаний, теперь из-за санкций они туда почти не ездят. Однако глава и владелец «Лукойла» Вагит Алекперов принял участие. 

«Вагит Юсуфович Алекперов — представитель частной компании. Он имеет право иметь любое мнение, но всё-таки хотелось бы понять, чем оно обусловлено. И не надо это мнение выдавать за мнение отрасли. У него таких полномочий нет», — прокомментировал это событие в эфире радио «Вести ФМ» 15 марта пресс-секретарь крупнейшей российской НК «Роснефть» Михаил Леонтьев. 

Он добавил, что тот «выдаёт свою частную позицию за позицию отрасли, рассказывая о якобы существующем в российской нефтянке консенсусе по поводу ОПЕК+». По его словам, такого консенсуса нет — наоборот, есть понимание, что ОПЕК, включая ОПЕК+, практически никакого влияния на формирование цен на нефть не имеет, хотя и отчитывается о перевыполнении планов по сокращению добычи.

Хартию ОПЕК+ могут подписать в апреле этого года

«Объёмы нефти, которые сейчас поступают на рынок реальный, они в первую очередь зависят от выбытия, связанного с американскими санкционными действиями, — пояснил Леонтьев. — Когда нам заявляют, что ОПЕК перевыполнил план по сокращению, нужно спросить: от чего перевыполнил? Они себе что, по ногам стреляют? Он перевыполнил план за счёт Ирана и Венесуэлы, где добыча падает в силу санкционного давления». 

Не проспать вторую сланцевую революцию

Как рассказал пресс-секретарь «Роснефти», на CERA неоднократно декларировали, что в Соединённых Штатах наблюдается колоссальный рост сланцевой добычи: «Заявляли о том, что Соединённые Штаты станут в течение нескольких лет экспортёром нефти (заметьте, не газа, а нефти!) и превысят по объёмам экспорта Россию». 

Ранее, пояснил он, разработкой американской сланцевой нефти занимались в основном мелкие и средние компании. Но теперь туда приходят мейджоры — крупные игроки, которые неспроста делают ставку на сланцы. И у них самих возможности другие, и главное — они уверены, что им обеспечат приемлемый уровень цен. 

Теперь в Штатах говорят про вторую сланцевую революцию — уже не газовую, а нефтяную. Газовую, по словам Леонтьева, мы проспали — при активной идеологической поддержке Газпрома. Но противостоять американцам, цель которых — избавить мир от российских энергоносителей, ещё можем. Однако нужно защищать свои интересы.

А такие заявления, как сделал глава «Лукойла», по-видимому, от имени поддерживающих его других частных компаний, фактически уступают им российскую долю на мировом рынке.

Усиливающееся на мировом рынке нефти давление со стороны американский нефтекомпаний неоднократно отмечали эксперты. Директор института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что непосредственный конкурент российских нефтекомпаний это американская сланцевая нефть, у которой себестоимость существенно выше, чем у нефти, добываемой в России. «Им нужны высокие цены. А нам нужна стратегическая перспектива. Поэтому на какое-то время низкие цены нефти для нас не страшны, учитывая все запасы прочности», сказал эксперт. При этом Делягин отметил, что необходимо снижать налоговую нагрузке на российский нефтедобывающий комплекс. «Если у нас наши нефтяные компании будут облагаться налоговой нагрузкой, которая будет составлять 85 процентов против 40, как у американцев, да, конечно, это неправильно. Нам нужно нормализовывать налоговую нагрузку на всю российскую экономику», — отметил он. 

Делягин считает, что в ситуации, когда идет борьба за рынок, важнее сохранить свою долю на рынке, чем сохранить сегодняшние текущие доходы. «Грубо говоря, иметь сегодняшний наш экспорт при цене даже десять долларов за баррель — это значительно лучше, чем не иметь совсем никакого экспорта при цене семьдесят долларов за баррель!«, — отметил он.

ОПЕК выразила обеспокоенность ситуацией в Венесуэле

Вопрос контроля

Михаил Леонтьев как экономист напомнил, что американцы стремятся к доминированию в мировой энергетике, потому что это базовая отрасль, сердцевина всей мировой экономики.

Говоря о формировании цен на нефть Леонтьев отметил, что нефтяной рынок спекулятивный. «Там примерно 80% бумажных сделок», где никакой нефти нет, и регулятором является Федеральная резервная система (ФРС).

Первым и основным фактором, формирующим цены на нефть сегодня, по словам Леонтьева, является отнюдь не баланс спроса и предложения, хотя в длительной перспективе он и играет существенную роль. 

«Текущие цены формируются благодаря в первую очередь ФРС», — сказал он. И пояснил: «Она может это делать сознательно, а может делать совершенно по другим причинам. Как правило, совершенно по другим причинам, поскольку регулирование нефтяного рынка не является основной задачей ФРС — основной является задача осуществления глобальной долларовой политики. И в последнее время, как известно, ФРС старалась. Они повышали ставки, убирали ликвидность рынка, то есть деньги. И в первую очередь эти деньги уходили с главного спекулятивного рынка мирового — с рынка нефти. Вот и всё». 

Куда уходили, известно — в американские бумаги и сам доллар. Американцы умело пользуются своим преимуществом, понимая, что в их руках ключевые механизмы ценообразования: возможность убирать с рынка существенные объёмы нефти с помощью ФРС и санкционного давления.

«Они очень хорошо поняли, что могут балансировать цены, вводя или ослабляя те или иные санкции, причём совершенно произвольным образом. Вот они обещали какие-то безумные зубодробительные санкции против Ирана, а потом выдали кому-то какие-то разрешения. С Венесуэлой происходит примерно то же самое — они тоже там выдают отдельным товарищам отдельные разрешения. При этом они могут дать столько разрешений, сколько захотят. То есть обладают абсолютно полным инструментарием регулированием цен на рынке», — сказал в эфире Леонтьев. 

Нынешние события в Венесуэле, по его словам, — это не вопрос текущей экономической конъюнктуры или текущей политической конъюнктуры, и совершенно не вопрос демократии или автократии. Это вопрос контроля над самой большой в мире ресурсной базой. 

ОПЕК заявляет, что перевыполнила план сокращения добычи в рамках соглашения ОПЕК+. Она перевыполнила план за счёт Ирана и Венесуэлы, где добыча падает в силу санкционного давления.

В реальности саудиты в рамках ОПЕК+ координируют действия с американцами. И история с антикартельным законодательством (предложением сенаторов США принять закон против ОПЕК) — это отвлекающий манёвр. Борьба Трампа с картельным сговором ОПЕК — фейк. 

Трампу выгодно представить себя борцом перед американскими гражданами — внутренними потребителями нефтепродуктов, заинтересованными в низких ценах на топливо. Однако на самом деле он, конечно, не будет играть против саудитов. Ведь ОПЕК делает всё возможное, чтобы учесть интересы американцев, в том числе вынуждая членов организации соблюдать квоты вне зависимости от резкого сокращения добычи в Иране и Венесуэле.

«Они сняли сейчас все ограничения, они проводят стимулирование. Тот же Трамп снижает налоги для нефтяных компаний, колоссальным образом увеличивая их устойчивость по отношению к ценовым колебаниям. Вот что происходит. Представить себе, что Трамп не сумел договориться со своими „исконными врагами« саудитами и решил убить их антикартельным законодательством, — невозможно. Они простили саудитам убийство американского журналиста, причём простили в публичном пространстве», — прокомментировал пресс-секретарь «Роснефти». 

О чем договорились страны ОПЕК+?

Кстати, глава ОПЕК Баркиндо заявил, что встречался с американскими сланцевиками и они поддерживают действие ОПЕК+. Ещё бы! Ведь оно обеспечивает им стабильные приемлемые цены за счёт сокращения добычи другими производителями — прежде всего иранскими и венесуэльскими.

«Представить себе, что Трамп не знает, что американская сланцевая добыча нуждается в высоких ценах на нефть, невозможно. Представить себе, что Трамп не понимает, какую роль нефтяные компании и сланцевая добыча играют в обеспечении современного американского роста, — тоже невозможно. Надо понять, что это основной драйвер американского роста, потому что, к сожалению для нас, в Америке рост сланцевой добычи полностью обеспечивает рост всей цепочки производственной — производства оборудования, производства инфраструктуры», — рассказал Леонтьев. 

Он воспринял заявление Алекперова как «некоторую опасность в том, что мы проспонсируем сокращением собственной добычи так называемую вторую сланцевую революцию».

«Где надо быть, когда пойдут танки? Надо быть в танке, — сказал он. — Они хотят быть в танке, а мы будем в ОПЕК+, простите за выражение, вместе с нашими единственными союзниками саудитами».

Экономист Михаил Хазин считает, что Трамп четко понимает, что у него есть компании, которым нужны рынки. «Соединенные Штаты Америки отлично знают, что ключевая вещь — это контроль за рынками. Обращаю ваше внимание, у них есть априорное преимущество. Они контролируют мировые цены. Потому что это они устраивают „оранжевые« революции, они контролируют морские проливы и много еще чего», — сказал эксперт.

Хазин считает, что России нужно пересмотреть свою позицию относительно соглашения с нефтяным картелем по сокращению добычи нефти: «С точки зрения государственной политики и стратегии от ОПЕК+ нужно отказываться. Потому что локальный выигрыш будет компенсирован долгосрочным, чтобы не сказать вечным, поражением, А вот, соответственно, в рамках тактики, действительно, можно спорить. Но, ещё раз повторю, с точки зрения стратегии, ответ абсолютно очевиден. То есть от этой сделки нужно отказываться».

Кстати

У «Лукойла» сейчас идёт естественное падение добычи. Компания объясняет её сокращением добычи в рамках квот ОПЕК+, хотя, по некоторым источникам, это связано с тем, что она максимизирует прибыль, выводит огромные дивиденды, сокращая капиталовложения. 

Впрочем, вложения в зарубежные проекты она делает — к примеру, в Узбекистане, где ожидается либерализация цен на топливо и можно ожидать в связи с этим высокой прибыли.

По сообщению сайта Аргументы и Факты