Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

49 человек погибли при стрельбе в мечетях в Новой Зеландии

Дата: 15 марта 2019 в 21:56 Категория: Происшествия

По трагической случайности теракт произошел в том же самом городе, который фигурировал в криминальных сводках в связи с другим событием: в 2010 году беженка из Сомали пыталась захватить самолет, следовавший как раз в Крайстчерч. В переводе — Церковь Христа. И вот теперь кому-то пришло в голову, что это место подходит для того, чтобы расстрелять тех, кто поклоняется пророку Мухаммеду. Собственно, после 2010 года терактов в Новой Зеландии не было.

Один из задержанных, 28-летний австралиец Брентон Таррант, не скрывал своих ультраправых и расистских взглядов. Он охотно делился ими в социальных сетях. Накануне нападения он опубликовал манифест с призывом к убийству канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Он также продемонстрировал неплохое знание истории, а на рожках для автомата написал даты «ключевых моментов становления европейской цивилизации». Например, упомянута битва при Кагуле, состоявшаяся в 1770 году во время русско-турецкой войны, а также эпизоды борьбы сербов с турецкой экспансией в ХIV веке. Очевидно, что будущий террорист был вполне открыт для изучения спецслужбами. Но только теперь австралийская и новозеландская пресса цитирует его 70-страничный исламофобский манифест. Вряд ли для окружающих были секретом его открытые симпатии норвежскому террористу Брейвику, которому, в частности, он и посвятил нынешний теракт.

Однако очевидно, что никакой «работы на упреждение» сделано не было. Другим якобы «обоснованием» кровавой расправы над ни в чем не повинными молившимися в мечети мусульманами Таррант назвал исламистские теракты в Европе. В частности, он упомянул имя одиннадцатилетний шведской девочки Эббы, одной из пяти жертв террористической атаки в Стокгольме в 2017 году. Примечательно, что родители стрелка с тех пор основали целых два благотворительных фонда, призванных помогать детям и проповедовать идеи добра и любви к ближним. Так что нельзя сказать, что родители подавали плохой пример сыну. Но выросло у них совсем не то, что они хотели видеть. Или, напротив, террорист вырос как реакция на благообразное лицемерие? Мы не знаем. Мы знаем лишь по другим примерам, что ни посещение церкви или мечети, ни благотворительность и участие в разных НКО не гарантируют полностью, что в душе таких людей кипят совсем другие страсти, нежели те, что они демонстрируют. Это, разумеется, исключение из правил, но, увы, человеческая натура дает и такие вот «сбои».

С другой стороны, известно уже высказывание по горячим следам трагедии австралийского сенатора Фрейзера Эннинга, который заявил, что якобы реальной причиной кровопролития в Крайстчерче явилась иммиграция, которая позволила «исламским фанатикам мигрировать в Новую Зеландию». Ага, мол, понаехали тут.

Слышали мы такое. И хотя за это свое высказывание политик подвергся жесткой критике, в частности, со стороны премьер-министра Австралии Скотта Моррисона, очевидно, что подобная точка зрения разделяется по крайней мере частью не только австралийской, но и новозеландской общественности. Кроме того, нельзя не заметить, что и Новая Зеландия, и Австралия отличаются весьма жестким отношением к мусульманской иммиграции, а ранее некоторые политики этих стран, в том числе из числа руководства, уже позволяли себе довольно жесткие, по сути исламофобские высказывания. Все это не позволяет отделаться от впечатления некоего двуличия официальной политики в этих, а также других западных странах, когда за внешней маской политкорректности и мультикультурализма скрывается подчас весьма широко распространенный бытовой расизм и ксенофобия. И пока не просматривается сколь-либо эффективных методов борьбы с этим явлением. Во всяком случае, не похоже, чтобы были найдены гарантированные рецепты предотвращения таких эксцессов.

Возможно, следует признать, что современные политика, масс-медиа, образование и пропаганда вообще не в силах полностью искоренить все человеческие предрассудки, в том числе такие, которые касаются инородцев, людей другой культуры и вероисповедания.

Человечество веками и даже тысячелетиями жило в условиях нетерпимости. И совершенно непонятно, каким образом выработанные привычки не любить или даже ненавидеть всех, кто отличается от тебя самого, могут быть искоренены, в том числе с использованием новейших технологий, включая технологии манипулирования общественным сознанием.

И в этом общественном сознании застревают те, кто больше кричит — как правило, меньшинство, нередко чувствующее себя угнетенным и не получившим кусок пирога, который исконное население создавало веками.

Плавильный котел больше не работает, политика мультикультурализма находится на последнем издыхании и держится на красивых словах политиков, скрестивших за спиной пальцы и делающих все, что в их силах, чтоб не пустить инородцев.

Под слова о мультикультурализме и желании принимать только тех, кто вливается в западную культуру, Дональд Трамп стоит насмерть в борьбе за строительство стены на границе с Мексикой, ЕС приплачивает Турции за сдерживание сирийцев, а Италия закрывает порты для судов с мигрантами. Система распознавания «свой — чужой» никуда не делать: многие местные не очень-то жаждут платить пособия приезжим, а многие приезжие — растворять свою национальную идентичность. И здесь всем странам, в том числе России, необходимо искать новые подходы в миграционной политике, дабы не подбрасывать пороху в и так горящий костер национализма.

В свете очередной трагедии, связанной с массовым расстрелом, наверняка активизируются те, кто выступает, с одной стороны, за ограничение права владения огнестрельным оружием, а с другой, за ужесточение контроля за интернет-пространством.

Новая Зеландия действительно является одной из стран с наиболее либеральным отношением к владению огнестрельным оружием. На полтора миллиона жителей приходится 250 тыс. владельцев огнестрела. При этом некоторые ограничения касаются лишь отдельных видов автоматического оружия. Кроме того, непреложным фактом является то, что системы тотального учета и лицензирования всех видов огнестрельного оружия в стране практически нет. То есть многие владеют им без всякой лицензии, и это на практике ненаказуемо. Существенной оппозиции праву на свободное владение огнестрельным оружием в стране вообще нет. Наверняка кто-то сейчас укажет и на это обстоятельство. А другие укажут, что вообще-то Новая Зеландия — одна из самых безопасных стран мира. А с третьей стороны, истории других терактов показывают, что никакие ограничения террористов в конечном счете не останавливают. Вместо огнестрела можно использовать, скажем, такое оружие, как обычный грузовик.

То же самое касается и тотального контроля за соцсетями, включая уголовное наказание за «лайки» и «репосты» контента экстремистского содержания. С одной стороны, это, конечно, сдерживает распространение террористической и экстремистской идеологии, что исламистской, что исламофобской. С другой стороны, нельзя не признать, что многие оказавшиеся впоследствии террористами люди казались вполне респектабельными, благонадежными и благонамеренными гражданами ровно до тех пор, пока с голове у них не щелкнул какой-то неведомой сигнал и они не отправились убивать других благонадежных граждан разными способами.

Получается, что спецслужбы всего мира ищут универсальное и надежное средство полного предотвращения террористических актов, выступая в разной степени в разных странах за ужесточение контроля как за интернетом, так и за обществом в целом. Со своей стороны, представители гражданского общества, выступая за соблюдение прав человека, свободу слова и самовыражения, пытаются предложить некую, тоже универсальную идеологию, основанную на толерантности, мультикультурализме, то есть все на той же любви к ближнему своему. Как найти такой баланс, когда попытки предотвратить отдельные эксцессы со стороны тех, кого следует считать выродками рода человеческого, не привели бы к таким изменениям в жизни остальных, нормальных людей, заставив их жить в условиях полицейского государства? Пока такой баланс явно не найден. Полностью предотвратить теракты, мотивированные только тем, что творится в больном воображение террориста, не удается. Поскольку не удается установить контроль за всем тем, что происходит в головах людей. А это значит, что время от времени какие-то люди будут продолжать убивать друг друга на основании всего лишь ненависти к тем, кто отличается от тебя самого.

По сообщению сайта Газета.ru