Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Дополнительный диагноз // В больнице Благовещенска онкобольные дети годами заражались гепатитом С

Дата: 14 марта 2019 в 04:38 Категория: Здоровье

Дополнительный диагноз // В больнице Благовещенска онкобольные дети годами заражались гепатитом С

Как стало известно «Ъ», число детей, заразившихся гепатитом С в онкологическом отделении Амурской областной детской клинической больнице (Благовещенск), составляет на данный момент более 100, а не 26, как местные власти заявляли в конце 2018 года. При этом дети с онкодиагнозами инфицируются гепатитом в этом медучреждении уже около десяти лет — по меньшей мере с 2009 года. Новый губернатор Амурской области и другие представители местной власти пока комментарии «Ъ» не предоставили.

В конце декабря 2018 года СМИ сообщили о том, что в Амурской областной детской больнице заразилось гепатитом С более десяти детей, которые находились в онко-гематологическом отделении. Затем в сообщениях местных властей и правоохранительных органов число зараженных выросло до 26. Однако, как стало известно «Ъ», число пострадавших детей, которые заразились гепатитом С в онкогематологическом отделении детской больницы Благовещенска, может составлять более 100 человек, они были инфицированы в течение нескольких лет. Летом 2018 года родители пострадавших детей объединились и обратились в Роспотребнадзор с просьбой проверить больницу и стали составлять списки инфицированных детей. Отметим, что ситуация со «вспышкой» гепатита С получила огласку только тогда, когда территориальный орган Роспотребнадзора провел проверку в больнице по этому обращению родителей. После этого управление СКР по Амурской области возбудило уголовное дело по факту нарушения санитарно-эпидемиологических правил (ч. 1 ст. 236 УК РФ). «Когда дело получило огласку в СМИ, стали объявляться еще и еще родители детей с гепатитом С, которые лежали в этом отделении, — рассказала «Ъ» мама одного из детей (опасаясь давления, она попросила не называть ее имени).— Мы закончили составлять списки примерно на 100 случаях, диагноз им был поставлен с 2013-го по декабрь 2018 года. Если брать три последних года, то это около 60 человек».

Она отметила, что сообщений было больше, чем вошло в список, но «за более ранние годы, примерно десятилетней давности». В местных СМИ можно найти информацию за 2009 год. Тогда Ольга Покачалова рассказала в интервью Amur.info, что ее ребенку с больнице «занесли гепатит С и B»: «У нас было шесть мамочек, чьим детям занесли гепатит». По ее словам, она «звонила в облздрав, но в прокуратуру не обращалась — не было сил».

Представители инициативной группы родителей рассказали «Ъ», что в настоящее время ждут результатов генотипического анализа, который проводит Роспотребнадзор: «Думаем, что следователь нас с ним ознакомит. Мы ждем результатов со дня на день». По данным источника «Ъ», близкого к следствию, пока в качестве потерпевших рассматривается около 70 человек. По данным еще одного источника, по результатам экспертизы «один и тот же родственный тип вируса выявлен у всех детей»: «Это означает, что все дети инфицировались в одном учреждении». Причиной заражения собеседник «Ъ» называет «нестерильные медицинские инструменты». Источник отмечает, что, «судя по всему, проблема с инфицированием гепатитом С в этом отделении существует годами, однако детская больница и местные власти почему-то не сообщали о ней в соответствующие органы». В Роспотребнадзоре на просьбу «Ъ» предоставить результаты генотипического исследования пока не ответили.

«Диагноз «лейкоз» моему ребенку поставили осенью 2017 года,— рассказывает одна из мам.— Мы легли в онкогематологическое отделение, через четыре месяца наша врач пришла и сказала: «К сожалению, у вас гепатит С». Мы выписались летом 2018 года, к тому времени мы поняли, что у всего потока, кто лежал параллельно с нами, у всех гепатит С». На вопрос родителей, откуда у ребенка гепатит, врачи, по словам родителей, всегда отвечали, что «переливание крови было»: «Звучало как само собой разумеющееся». «Мы начали писать жалобы и обращения летом 2018 года и, когда осенью снова легли в больницу, увидели, что ситуация начала меняться: медсестры стали при нас обрабатывать руки, надевать новые перчатки каждый раз. Раньше либо уже приходили в перчатках, либо делали все вообще без перчаток,— рассказывают родители.— Появилась тележка, с которой медсестры заезжают в палату и при тебе надевают перчатки, достают ампулы, вскрывают одноразовые шприцы. Раньше приходили в палату уже с набранным шприцем». Также, утверждают родители, была проблема со стерильностью деталей центрального венозного катетера, но с осени используются «новые, одноразовые». В больнице на запрос «Ъ» не ответили.

В конце декабря губернатор Амурской области Василий Орлов в соцсетях заявил, что «случаи обнаружения вируса гепатита С у пациентов больницы фиксировались в течение двух лет»: «По протоколу больница сообщала о них в Роспотребнадзор, который предпринимал свои шаги, проводил проверки. Сообщения об «одномоментной» вспышке инфекции, к тому же якобы замалчиваемой властями, недостоверны». Тогда же пресс-служба правительства Амурской области заявила, что «межведомственная комиссия по 12 поступившим от родителей обращениям провела тщательное расследование»: «Проведено обследование персонала больницы, доноров, кровь которых использовалась для переливания препаратов и компонентов крови. Источника гепатита С не выявлено». А главврач Амурской областной детской клинической больницы Руслан Белоус на том же портале Amur.info заявил, что проверка Роспотребнадзора основывалась «на личностных и необъективных» данных от родителей: «Других данных, указывающих на причинно-следственную связь между выявленным вирусоносительством у пациентов и теми моментами, которые происходят в отделении в процессе лечения и переливания препаратов крови, предоставлено не было». Он также заявил, что больница использует «только одноразовый инструментарий». В управлении СКР по Амурской области и прокуратуре от комментариев «Ъ» отказались, сообщив, что «уголовное дело расследуют их московские коллеги». Губернатор области через пресс-секретаря отказался от новых комментариев, поскольку «не раз уже говорил на эту тему, и ничего нового нет».

В разговоре с «Ъ» родители пожаловались на трудности коммуникации с властями. В сентябре 2018 года они получили ответ на обращение на имя зампреда правительства Амурской области Ольги Лысенко, в котором сообщалось, что «указать источник инфицирования не представляется возможным». По словам родителей, в первый раз администрация области собрала родителей инфицированных детей в ноябре 2018 года. «Выступала врач из инфекционной больницы, сказала, что «всех вылечим интерферонами»,— рассказывает один из родителей.— Далее мы поехали в федеральные центры в Петербурге и Москвe, где нам сообщили, что лечение интерфероновыми препаратами детей с онкодиагнозами запрещено, и дали соответствующие выписки». По просьбе «Ъ» врач-гепатолог Европейского медицинского центра Анна Киселева подтвердила, что лечение интерфероновыми препаратами таких детей не рекомендуется. На последующих встречах с представителями регионального минздрава и правительства родителям, по их словам, пообещали, «что на каждого ребенка будет сформирован пакет документов, направлен в Национальный центр гематологии и онкологии имени Рогачева (Москва), и его специалисты составят протокол лечения по каждому ребенку»: «В СМИ прошла информация, что документы отправлены в конце декабря 2018 года, но отправлять должны только полный комплект, а в январе некоторым из нас звонили и просили принести дополнительные документы». Родители отмечают, что при переговорах с администрацией им отказались предоставить гарантийные сертификаты на лечение детей. При этом стоимость лечения по каждому случаю составляет от 1 млн руб.: «На вопрос, откуда регион возьмет эти средства, 100 млн. руб., нам не ответили. Никто из администрации региона никогда не говорил слова «компенсация«».

В марте несколько семей обратились с досудебной претензией в детскую больницу, требуя выплаты компенсации морального вреда в размере 10–15 млн руб. по каждому случаю. Также они обратились в местный Роспотребнадзор с заявлением, в котором просят обратиться в суд с иском о компенсации морального вреда.

Напомним, один из наиболее известных случаев массового инфицирования в медучреждениях произошел в 1988 году: речь идет о первом случае массового заражения ВИЧ в СССР в Элисте, когда в результате использования нестерильных шприцев при переливании крови было инфицировано около 100 человек. «Ъ» связался с юристом Баиром Цереновым, который представлял интересы пострадавших в Калмыкии. Господин Церенов напомнил, что в 2011 году уголовное дело было в очередной раз закрыто за истечением срока давности, к ответственности никто привлечен не был. По словам адвоката, местные власти создали систему социальных льгот для пострадавших, включая ежемесячное пособие (сейчас около 27 тыс. руб.) и субсидию на улучшение жилищных условий. В том же 2011 году СКР отменил постановление о прекращении уголовного дела после обращения пострадавших к Александру Бастрыкину.

Валерия Мишина, корреспондентская сеть «Ъ»

По сообщению сайта Коммерсантъ

Поделитесь новостью с друзьями