Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

«Во имя принципа «Америка прежде всего» они заставят американский народ страдать» // Ведущий китайский экономист о торговой войне с США

Дата: 12 февраля 2019 в 04:18 Категория: Новости стран мира


«Во имя принципа \"Америка прежде всего\" они заставят американский народ страдать» // Ведущий китайский экономист о торговой войне с США

Торговая война между США и Китаем, по данным МВФ, уже нанесла серьезный ущерб мировой экономике, снизив темпы ее роста в 2018 году с 3,7% до 3,5%. Если стороны к 1 марта не придут к компромиссу, в 2019 году потери могут стать куда больше. О том, как далеко готов зайти Пекин в противостоянии с США и имеют ли под собой основания американские обвинения, корреспондент «Ъ» Михаил Коростиков поговорил с бывшим главным экономистом Всемирного банка, деканом китайского Центра новой структурной экономики, членом постоянного комитета Народно-политического консультативного совета КНР 12-го созыва Линь Ифу, который посетил Москву по приглашению ИСАА МГУ.

— Осталось чуть менее трех недель до 1 марта, когда в торговой войне США и КНР окончится «перемирие». Переговоры очень напряженные, видите ли вы какие-то перспективы того, что они окончатся миром?

— Я надеюсь на это. Торговля — обоюдный выигрыш для обоих государств. Фундаментально все хотят, чтобы было заключено торговое соглашение, от которого бы выиграли народы, компании и отношения двух стран. Я считаю, что окончание этой войны принесло бы экономический рост и процветание и в США, и в Китае. Я надеюсь, что экономическая рациональность окажется сильнее политической иррациональности.

— Надежды надеждами, но пока никакого выхода из ситуации найти не удалось. Что заставляет вас думать, что в этот раз удастся прийти к соглашению?

— Нужно помнить, что торговую войну начал не Китай. Китай — ее жертва. Мы хотим ее завершить. Если вы помните, в ноябре 2017 года, когда Дональд Трамп приехал в Китай, нам удалось достичь соглашения о том, что Китай импортирует дополнительно американских товаров на $250 млрд. Это большая сделка! Но потом Белый дом сказал: нет, этого недостаточно — и наложил 25-процентные пошлины на ряд китайских товаров. Конечно, это ударило по Китаю, но это ударило также по американским компаниям и людям. Потому что они вынуждены теперь платить намного больше за товары, которые важны для их бизнеса. Мы должны были отвечать и подняли пошлины на товары, которые они продают в Китай. И тогда пошли разговоры: американские компании должны перенести производство из Китая во Вьетнам, Малайзию, другие страны Юго-Восточной Азии. Но если это случится, это также будет хуже для США. Потому что в этих странах нет необходимой инфраструктуры, их труднее встроить в цепочки добавленной стоимости. Если бы это было не так, производства бы переехали туда еще до торговой войны. Даже с 25-процентной пошлиной импортировать товары из Китая выгоднее, чем из Вьетнама. Это понимают почти все экономисты, но, к сожалению, не все понимают в Белом доме. Во имя принципа «Америка прежде всего» они (сотрудники администрации президента Дональда Трампа.— «Ъ») заставят американский народ и компании страдать.

— В западных СМИ в начале января прошла информация, что Вашингтон за снятие пошлин требует от Китая согласия на механизм контроля над внутренними реформами. Дескать, Белый дом будет через определенные промежутки времени решать, реформирует ли Пекин свою торговую политику в соответствии с пожеланиями Вашингтона, и если нет — тарифы будут возобновлены. Согласится ли Китай на подобную меру?

— Я думаю, что Китай — независимое государство, руководство которого не согласится на невыгодную ему политику. Это довольно смешно! Если предлагаемая вами политика так хороша, зачем ее навязывать при помощи различных механизмов? Китай нашел свою модель экономического развития. Есть накопленный мировой опыт торговой политики и реформ в России, Европе, Африке, Латинской Америке, Азии. Если реформы внутри страны осуществляются по универсальным рецептам без учета местной специфики, результат всегда — коллапс экономики, стагнация, ужасный разрыв в доходах. В таких странах наступает кризис, и единственными победившими оказываются компании из США. Граждане и правительство Китая сами знают, что для них лучше, и никакая политика не может быть им навязана извне.

— Правильно ли я понимаю, что правительство КНР готово остаться 1 марта вообще без какого-либо соглашения и пойти на обострение конфронтации, если предложения американской стороны будут неприемлемы?

— Конечно! Мы надеемся на лучшее, но готовимся к худшему. Экспорт из Китая в США действительно очень большой, но существенная его часть — продукция американских компаний, расположенных в Китае. В значительной мере для производства американских товаров в Китае требуется импорт комплектующих из США, Японии, Южной Кореи, Европы. Если США налагают тарифы, то, конечно, в какой-то мере страдают китайские производители, но также страдают потребители в США и поставщики комплектующих из всех этих стран. Да и вред, наносимый китайской экономике, вообще-то не так велик. Экспорт составляет около 20% китайского ВВП. Из них четверть — экспорт в США. То есть тут мы получаем 5% ВВП. Из них примерно половина — это сборочные производства, в которых доля собственно Китая очень мала. Итого получается, что американскими пошлинами будет, по-хорошему, затронуто только 2,5% полностью китайского ВВП. Это плохо, но не смертельно.

— Есть ли какие-то расчеты, каковыми могут быть китайские потери в случае, если компромисса достичь не удастся?

— По нашим расчетам, максимальное снижение темпов роста китайского ВВП в случае введения всех тарифов составит 0,5% ВВП. То есть мы будем расти не 6,5% в год, а 6% в год, что все еще один из лучших показателей в мире. В США темпы роста снизятся на 0,3%. У них суммарный рост ВВП за год — около 2,5%, то есть они в относительном выражении потеряют больше нас, около одной восьмой своего роста. Если это выбор США — что мы можем с этим сделать? Ничего. Почти все экономисты в США за исключением двоих согласны с моим анализом.

— Вы говорите про Майкла Пиллсбери (директор Центра стратегических исследований Китая при Гудзоновском институте, чьи книги повлияли на формирование позиции Дональда Трампа по Китаю.— «Ъ») и Питера Наварро (глава Национального совета по торговле при Белом доме.— «Ъ»)?

— Да, про них. И мне кажется, что все понимают: их советы господину Трампу базируются не на экономическом анализе. Утверждение, что государство, с которым у тебя дефицит в торговле, является угрозой твоей национальной безопасности,— абсурдно. У США дефицит в торговле с Канадой, они тоже угроза? ЕС — угроза, потому что они экспортируют в США сталь?

— Но торговый дефицит — лишь одна из проблем, о которой говорит Белый дом. Не менее важная — «несправедливые практики», к которым США относят китайские требования трансфера технологий от зарубежных компаний, желающих попасть на рынок КНР, воровство интеллектуальной собственности и многое другое. Как вы думаете, в этих обвинениях есть доля правды?

— Да, обвинений очень много, но где поддерживающие их доказательства? Скажите же нам наконец, какая компания ворует интеллектуальную собственность, и мы немедленно накажем ее!

— Ну, к примеру, в обвинении (выдвинуто 28 января Нью-Йоркским судом.— «Ъ») финансового директора Huawei Мэн Ваньчжоу подробно описан случай воровства данной компанией технологии робота Tappy производства американской компании T-Mobile.

— Но уже было судебное заседание по этому конкретному случаю! Суд уже разобрался с этой темой и вынес решение о том, что никакого воровства технологий не было (разбирательство по «делу робота Tappy» длилось в 2014–2017 годах, американский суд не нашел повода обвинить Huawei в краже интеллектуальной собственности, но присудил им выплатить T-Mobile $4,8 млн за «нарушение контракта».— «Ъ»).

— А по поводу второй части обвинения, о тайной продаже Huawei американской техники в Иран через фиктивную компанию-партнера Skycom, которая на самом деле якобы была просто дочерним предприятием Huawei?

— Во-первых, это просто неправда. Skycom не был дочерним предприятием, Skycom был местным партнером Huawei (это позиция китайской стороны, позиция американской — Skycom полностью управлялась и контролировалась Huawei, которая продавала через нее в Иран попадающие под санкции американские комплектующие.— «Ъ»). Во-вторых, речь идет о продаже американского оборудования на сумму $280 тыс. Зачем это компании Huawei, прибыль которой в 2018 году почти $100 млрд? Зачем так рисковать ради столь ничтожных сумм? Это просто абсурд!

— Не ускорит ли нынешняя ситуация смену в Китае экономической модели, отказ от опоры на экспорт?

— Китай вырос на торговле, но есть соображения национальной безопасности, политической и экономической. Если США хотят использовать ключевые технологии в качестве оружия, то они ничего не добьются. Китай, Россия, даже европейские страны не захотят быть заложниками США. Особенность ключевых технологий в том, что их очень дорого разрабатывать, и для того, чтобы их окупить, нужен выход на большие рынки. Если США хотят потерять самый большой в мире китайский рынок — результаты будут очень плохими для всей индустрии высоких технологий. За последние шесть месяцев стоимость акций Apple обвалилась почти на 15%. Почему? Из-за торговой войны. Если США хотят использовать критические технологии как оружие, то Китай, как любая рациональная страна, ускорит разработку своих собственных, способных их заменить. США, между прочим, не платят нам за использование таких ключевых технологий, как порох, бумага и компас, но мы почему-то не подаем на них в суд.

По сообщению сайта Коммерсантъ

Поделитесь новостью с друзьями