Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Битва за детей

Дата: 25 января 2019 в 20:39

Битва за детей

     Астанчанку Гюзель САГИНТАЕВУ (на снимке) могут лишить родительских прав. Соответствующий иск в специализированный межрайонный суд по делам несовершеннолетних Астаны, который должен рассмотреть это непростое дело, подал ее бывший супруг Сакен САВЕТ. На кону судьба двух 9-летних близнецов — Саида и Султана, за которых разведенные родители воюют на протяжении вот уже четырех лет.

Через горнило судебных испытаний Гюзель уже однажды пришлось пройти. В 2015 году она судилась за собственный земельный участок в Алматы, который у нее все-таки отняли (см. «Кто раньше встал, того и тапки?», «Детей на участок? Не меняю!» — «Время» от 18.9. и 3.11.2015 г.).
Экс-супруг Гузель, у которого сейчас находятся мальчики, требует лишить ее родительских прав, подкрепляя свой иск доводами о том, что она якобы бросила детей, уехав в другую страну, и вовремя не платила алименты.
Представитель ответчицы Олег КОРЧАГИН в ходе очередного судебного заседания в минувший четверг изложил всю хронологию событий и аргументы в пользу своей подзащитной. В 2013 году брак молодых супругов дал трещину, и Гюзель подала на развод. К тому времени у них уже росли два сына-близнеца. В том же году она ушла от мужа, забрав детей и поселившись в своей квартире, которую приобрела еще до брака. Гюзель три с половиной года находилась в декретном отпуске, полностью посвящая себя воспитанию сыновей.
— Она ушла, оставив в общей с мужем квартире все — кроватки, детские вещи, свои вещи, драгоценности, золото. При расторжении брака Гюзель не подала иск о разделе имущества — а это дом, машины, квартиры. Все осталось у него! И он начал сразу после развода все это продавать. Что-нибудь от этого имущества он передал детям? Спросите его! Каким образом он оказывал своей супруге помощь, пока она в одиночку до 2016 года воспитывала малолетних детей? Он никакого участия в их воспитании не принимал. Лишь в 2015 году в течение восьми месяцев выплачивал алименты — 120 тысяч тенге в месяц (на двоих. — Л. Т.), при этом имея хорошую высоко­оплачиваемую работу, — подчеркнул Олег Корчагин.
К слову, Сакен Савет является директором инвестиционной компании KazCapitalGroup.
— Конечно, — продолжил защитник, — возникает резонный вопрос: если Гюзель такая хорошая, заботливая мать, то почему она впоследствии уехала из страны на целых три года? Но нужно знать предысторию.
Тут следует вернуться к истории с земельным участком женщины, который по решению суда перешел к третьим лицам, а если конкретнее — родственникам бывшего акима Алматинской области Шалбая КУЛМАХАНОВА.
— Дошло до того, что в тот сложный для Гузель период супруг дважды приезжал к ней домой с нарядом полиции, чтобы забрать детей. И во второй раз у него это получилось. Мальчикам на тот момент исполнилось 7 лет — это уже социально «удобные» дети, — рассказал Корчагин.
Гюзель вместе с детьми удалось по туристической визе уехать на три месяца в Объединенные Арабские Эмираты. В это время Савет пода­ет в органы опеки заявления о лишении Сагинтаевой родительских прав и об определении места жительства детей с отцом. Второе заявление было одобрено. В итоге сразу по приезде из Эмиратов в Алматы Гюзель была разлучена с сыновьями.
По словам защитника, в исковом заявлении Сакен Савет свое требование лишить родительских прав Гюзель мотивирует тем, что она перестала выплачивать алименты. Как показал в суде приглашенный в качестве свидетеля судебный исполнитель Ашим АБДРАХМЕТОВ, Сагинтаева выплачивала алименты с мая по ноябрь 2017 года, а также сделала взнос в ноябре 2018 года. В общей сложности она перечислила более 700 тысяч тенге. Но! Как заявил судебный исполнитель, Сакен Савет не представил ему специальный 20-значный расчетный счет для перечисления алиментов. В итоге деньги поступали на текущий счет судисполнителя, поскольку не истребовались взыскателем. Это значит, что отец мальчиков не тратил алименты на их нужды.
— До сегодняшнего дня взыскатель не совершил никаких действий, чтобы полученные деньги попали детям. Это алиментные платежи в пользу его детей, но он лишил их возможности ими воспользоваться. Именно он нарушил права детей, лишив их алиментных платежей! Деньги практически год лежат у судебного исполнителя! — возмутился защитник.
В исковом заявлении, отметил он, не указано ни одного права детей, которое бы нарушила Гюзель. Да, она перестала платить алименты, но сделала это потому, что уже перечисленные ею деньги так и не были потрачены на Саида и Султана. К тому же финансовые возможности матери позволяют ей дать все необходимое детям — Гюзель Сагинтаева является директором по развитию компании KazBeefGroup, занимающейся экспортом мяса.
— Требования истца говорят о следующем: я не люблю эту женщину и не хочу, чтобы она была с моими детьми. Но где здесь любовь отца? Любовь — это ведь не уси-пуси! Это забота, — отметил Олег Корчагин. — Может ли человек, любящий своих детей, лишить их родной матери?! Я понимаю, если бы она была социально опас­ной, преступницей. Да, бывают такие случаи, именно поэтому Верховный суд издал нормативное постановление, гласящее о том, что лишение родительских прав является крайней мерой, направленной на охрану прав детей, исключительно в интересах детей.
— Дети нуждаются в родителях — и в отце, и в матери. Поэтому, я считаю, наилучшим был бы судебный акт об утверждении медиативного соглашения, в котором стороны пришли бы к согласию — как и с кем будут жить их дети. А такого наказания, как лишение родительских прав, не заслуживают ни Гюзель, ни, самое главное, дети! В их же интересах сейчас надо преодолеть свои амбиции, раздутое эго и прийти к соглашению, — подытожил Корчагин.
На протяжении и после 20-минутного выступления представителя Гюзель Сагинтаевой ни Сакен Савет, ни его адвокат ни разу не возразили и не привели каких-либо доводов, опровергающих заявления Корчагина.
В завершение заседания судья Кыдырбек АЛЬХОЖАЕВ спросил истца, готов ли он пойти на медиативное соглашение.
— Нет, ваша честь! — отрезал тот.
Адвокат истца ходатайствовала о том, чтобы следующие судебные заседания проходили в закрытом режиме, без участия СМИ. Судья это ходатайство удовлетворил.
К слову, Гюзель держится внешне довольно спокойно, не проявляя излишних эмоций и агрессии в адрес бывшего мужа.
— Нет такого суда, который бы разлучил мать с детьми! Я верю в справедливость. Бывший муж мстит мне за то, что я ушла от него. Но дети не должны страдать из-за глупых амбиций и уязвленного самолюбия отца, — сказала Гюзель нашему корреспонденту после суда.

Лэйла ТАСТАНОВА, фото из социальных сетей, Астана

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

Поделитесь новостью с друзьями