Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Дети Завода — «Детям Арбата»

Дата: 18 января 2019 в 02:43

Нина БОГАЕВСКАЯ, tr.rkrp-rpk.ru

Я — заводское дитя, как и три четверти самарцев. Неважно, какую профессию мы выбрали, куда дальше пошли — растили нас родительские заводы: кого — ВАЗ, кого — «Фрунзе», кого — «ЗИМ»... А меня — Авиационный.
Не все помнят, кто такие «Дети Арбата». Однако, с них начиналась перестройка. Это роман о «тяжкой судьбе» детей номенклатуры. Роман стал откровением. Потому что мы, заводские дети, о репрессиях толком ничего не знали. И не потому, что об этом молчали учебники. Учебники-то как раз сообщали. А потому что это не было нашей семейной историей: рабочих не сажали. Сажали и расстреливали, в основном, номенклатуру. А как вы понимаете, на Арбате что тогда, что сейчас жили не фабричные ребята. Вот Дети Арбата и указали 20 лет назад на нас пальцем: «Покайтесь!» Поставив нас в позу «зю», они устроили на своей улице праздник.
Праздник тот явно затянулся. Может быть, пора нам уже из позы «зю» подниматься? Чтобы предъявить заигравшимся Детям Арбата свой счет? От всех нас, от Детей Завода.
...Я очень хорошо помню ощущение звонкой чистоты заводской аллеи, за которой громада корпусов. Справа — поликлиника, где мне драли молочные зубы. Обязательно зайду, поздороваюсь, может, кого узнаю. А прямо у проходной — мамина столовая. Она умирала, и все спрашивала: «Как же там без меня? У меня производство...» Я зайду со служебного входа, как раньше. И спрошу: «Может быть, кто-то помнит Валю Щавелеву? Я ее дочка».
Готовилась к тому, что никто не вспомнит, все-таки 20 лет прошло. Но не была готова к тому, что спрашивать-то не у кого. Мертвая, скукожившаяся поликлиника. Мертвая столовая. Ее давно закрыли.
— А где же люди едят? — спрашиваю у водителя на стоянке.
— На территории кафе есть. Но там дорого. Кто ж 100 рублей за обед будет платить? В основном, куски носят.
Рабочие носят куски... Как рассказать об этом матери? Она всю жизнь их кормила. Поэтому меня привозила в садик в 6 утра и сдавала сторожу. Потому что перед началом смены должен быть готов для рабочих завтрак. Вы обратите внимание: рабочих завода кормили горячим завтраком.
Я даже знаю «секретное блюдо» в каждой заводской столовой для тех, кто не дотягивал до зарплаты. Это была специальная манная каша: на молоке, со сливочным маслом и сахаром. По калькуляции она стоила 32 копейки, а продавали по 10 копеек. На подносах — бесплатный хлеб, чаю нальют. В общем, с голоду помереть не дадут, а в следующем месяце транжира будет умнее.
24 тысячи — производственный персонал Авиационного завода и 4 тысячи непроизводственный. 28 тысяч, у каждого по двое-трое детей. Получается, что нас — минимум 100 тысяч в Самаре. Детей Авиационного. Посидите рядом со мной у развалин, ребята. И давайте вспомним, что такое был в нашей жизни родительский Завод.
Он начинался для нас с самого детства. 25 детских садов насчитывалось у Завода. Разве наши мамы стояли годами в очереди? Или кто-то у них вымогал взятки? Причем, плата за садик была символическая. А на все лето нас вывозили «на дачу» — летний садик на поляне Фрунзе. Точно помню две вещи: кубики сливочного масла в кастрюле с водой (видимо, с холодильниками проблема) и холод на террасе — на улице хлещет дождь, а нам воспитатели поливают ледяной водой ножки. Ну, как ребята — самолетчики, здоровенькие выросли? А все благодаря той специальной закалке.
Первым делом «Дети Арбата» скинули с баланса детские сады. Они, болезные, не понимали, с какой отдачей работают родители, зная, что дети сыты, согреты, и рядом — врач. Они вообще ничего не понимали про Завод.
Надо обладать редкостным идиотизмом, чтобы автоматически перенести кальку западного производства на советский завод. Потому что наши заводы — это принципиально иная структура, абсолютно иначе организованная. Фантастические результаты в экономике мы достигали именно потому, что наш завод — это... семейный бизнес. Заводы жили по законам семьи. Вместе работали, в одних домах жили, вместе отдыхали, вместе лечились, вместе растили детей.
Семь подшефных школ имел Авиационный. Кто-нибудь из нас вспомнит, чтобы директор школы с выпученными глазами носилась в поисках денег на ремонт? С выпученными глазами она бегала совсем по другим поводам. А поводов мы, балбесы, предоставляли немеряно. Директор грозила, что напишет родителям на Завод. И это было для нас, шалопаев, последнее, смертельное предупреждение. Славка Голубев, помню, так и сказал: » Лучше расстреляйте!»
А помните квартплату? Вообще-то вы не должны ее помнить, потому что заплатить за квартиру никогда не было проблемой. Ежемесячная квартплата — 10-12 рублей. Средняя зарплата слесаря на авиационном заводе 200-250 рублей. Тот, кто работал на обрабатывающих центрах, зарабатывал больше директора Завода. Но давайте посчитаем от среднего минимума: 10 рублей от 200 — это 5%. Заметьте, от зарплаты одного человека, а не от совокупного дохода семьи. Все остальное доплачивал Завод. Кстати, работники ЖКО заводских домов тоже входили в те самые 4 тысячи «непроизводственного персонала» Авиационного. Туда же входили строители. Пройдитесь по улице Победы: огромные, могучие дома с квартирами — «сталинками», заводские дома. Всмотритесь в их ныне облупленные фасады: когда-то это было счастливое и красивое жилье.
На Заводе существовал порядок: нет жилья — получаешь общежитие, через 3-4 года дают «молодежное жилье» (квартиру гостиничного типа), через 10 лет — нормальную квартиру. Долго? Давайте сравнивать. Сейчас мои приятели приобрели по ипотеке двухкомнатную квартиру. Теперь 29 лет они будут ежемесячно платить по 31 тысяче рублей. И напрасно они надеются что-то выгадать на инфляции: пытаться обхитрить банкиров пустая затея, ибо в один момент те в одностороннем порядке пересмотрят любые условия любого договора. А если чуть задержал выплату (всякое в жизни бывает), — из квартиры вышвыривают в момент. Сейчас в прогрессивной Америке уже целые палаточные города горемык-ипотечников.
Ребята, а помните наш «Спутник»? Огромный лагерь на 800 человек? Потом там был заводской дом отдыха «Сокольи Горы», а детский лагерь перевели на речку Кондурчу. Светлые корпуса. Палаты на 2 и 4 человека. Путевка стоила 15 рублей. А путевка на Черное море — 21 рубль за 24 санаторных дня.
Ну, а теперь расскажите мне, что «жрать было нечего»! Для особо «оголодавших» в советский период напоминаю: по уровню и качеству питания мы занимали 7-ое место в мире. Просто снабжение у нас было тоже особое: через заводы. Авиационный имел свою птицефабрику. И куры продавались на Заводе по 91 копейке. У Завода был также свой свинарник и коровья ферма. Говядину рабочим продавали от 1руб.10копеек до 1 руб. 90 копеек за килограмм. Разумеется, имелся и свой колбасный цех. Я уже не говорю о кондитерском цехе, откуда пирожные, торты и булочки шли в цеховые буфеты. На Авиационном в столовой делали даже свой лимонад!
Заботиться о рабочих было выгодно. Потому что производство у нас организовано по принципу русской артели. Артель — это та самая загадка русского рабочего, над которой ломают голову западные хозяева. И именно потому, что они никак не «въедут», все забастовки в России происходят именно на иностранных предприятиях. Я нисколько не боюсь раскрыть иностранцам наш секрет: они все равно не поймут, потому что мы смотрим на мир разными глазами. Артель — дико эффективный принцип организации труда!
На этом артельном, семейном принципе мы осилили в бешеном темпе индустриализацию и восстановились после войны. Мы даже карточки отменили раньше Америки и Англии. (Разумеется, о том, что у них была карточная система, они сейчас помалкивают). А мы не вдумывались, что там у нас за принципы организации труда, мы просто так понимали мир и так жили. Завод — твой дом, Завод — семья. И если ты не пьянь беспросветная, то все у тебя будет в порядке, только работай. Вот и работали на Авиационном — всласть и взахлеб. 100 самолетов в год. 9 красавцев «ТУ» каждый месяц взлетали в небо с заводского аэродрома. И плюньте в глаза тому, кто говорит, что у нас были плохие самолеты. Это были самые надежные и безопасные в мире самолеты!
Но их, как и наш Завод, решили ликвидировать «как класс». Вот одна лишь цитата из смертного приговора нашему с вами, ребята, родному Заводу, вынесенного еще при Ельцине 17 лет назад: «К сожалению, в последнее время наметилась крайне опасная тенденция бездумного лоббирования интересов отечественного авиастроительного комплекса со стороны правительственных структур. Просим поддержать вопрос о недопустимости серийного запуска самолета ТУ-204 на российские авиатрассы и продолжения доктрины приобретения в лизинг передовых образцов западной авиатехники». (Письмо помощника Президента РФ по экономике А. Лившица Правительству РФ N А-1-1268Л от 3 апреля 1995 года)
Когда-то ежегодно 100 самолетов взлетали отсюда в небо. Теперь на «Авиакоре» мечтают о десяти. Еще до кризиса к февралю 2008 г. от 28 тысяч рабочих на Заводе осталось 3,5 тысячи. Средняя зарплата по Заводу сегодня — 9.374 рубля. Естественно, сюда же вошла и зарплата топ-менеджмента, который, как известно, в расходах на себя, любимых, не стесняется.
Вся «социалка» уничтожена. В бывшем заводском профилактории теперь откачивают наркоманов.
...Ну и как я с этим пойду на мамину могилу? Здесь, на заводских руинах, сквозь ветер я слышу: «Что же вы наделали, дочка?»

По сообщению сайта Nomad.su

Поделитесь новостью с друзьями