Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Александр Яковенко: «Будет футболист, полетим в Испанию, и начнем переговоры с «Реалом»

Дата: 18 декабря 2018 в 22:34 Категория: Новости спорта

Экс-игрок «Динамо» Александр Яковенко, который завершил карьеру футболиста, рассказал о своей работе футбольным агентом.

— Как у тебя возникла идея стать агентом после завершения карьеры футболиста?

— Я занимался бизнесом, а потом мы познакомились с Иваном Пироженко. Он предложил стать его партнером, сотрудничать и работать вместе. Иван мне очень понравился, а еще больше понравились его идеи и видение агентской деятельности. Тут нужно объяснить, что мне повезло, я всю карьеру проработал с честным агентом – Андреем Головашом. Но чаще я видел других людей, которые пытались обмануть, заработать на игроке, ничего при этом не делая. И к таким людям я относился очень негативно, точно так же, как другие футболисты и президенты клубов.

Позиция Ивана была совершенно иная – он видел эту работу по-другому. Он поддерживает модель работы, когда у тебя с игроком очень близкая связь. Ты помогаешь ему развиваться, прогрессировать и вместе добиваться высот. Чтобы игрок понимал, что за ним реально стоит команда людей, он не сам и ему помогают.

Мы хотим, чтобы наши игроки и зарабатывали, и становились лучше, и играли в больших европейских клубах. Наша задача не только в том, чтобы заработать. Мы хотим, чтобы наши игроки играли за великие клубы: «Манчестер Юнайтед», «Реал» и другие.

Читайте также: Офшорні схеми «Динамо»: суд зобов'язав ДФС здійснити виїмку фінзвітності клубу

— Как проходит твой рабочий день?

— Они все разные. У нас Иван встает очень рано и начинает изучать информацию, смотреть видео, анализировать. Я встаю позже, но и ложусь позже. Так у нас получается работать в режиме «24 на 7». Ну и есть трансферные окна, когда вообще почти не спишь и постоянно находишься на телефоне. Потому что футбольные президенты живут своей жизнью. Кто-то работает ночью, а ты должен быть на связи, отвечать, когда тебя наберут, и быть готовым встретиться. Сейчас, пока в разгаре чемпионаты, у нас жизнь поспокойнее. Ведем подготовительную работу, анализируем, как выступают наши игроки, где они могли бы быть интересны, в чем они могли бы прибавить, чем мы можем им помочь. Сейчас встречаемся с футболистами, обсуждаем их достижения, смотрим их игры.

— Как вы выбираете игроков?

— Это сложный процесс, есть много факторов. Мы выбираем футболиста, который нам нравится как игрок и как человек. С которым приятно общаться и работать. Потому что есть потрясающие футболисты, но очень плохие люди.

Если брать молодых парней, то мы в первую очередь смотрим, насколько они могут прогрессировать и как мы можем помочь им добиться успеха. Если брать возрастных футболистов, то мы тоже смотрим, что можем ему предложить. Потому что если человек играет в нормальном клубе и получает хорошую зарплату, а мы понимаем, что в Европе ему никто столько платить не будет, то зачем обманывать игрока и тратить свое время?

Читайте также: InStat: Марлос — найкорисніший гравець УПЛ, «Динамо» та «Олімпік» найчастіше потрапляють в «офсайдну пастку»

Но если все факторы сходятся, то мы встречаемся и общаемся. Кто-то сразу видит нашу работу, наше отношение, наши идеи и начинает с нами сотрудничать. Кто-то думает и выбирает других агентов. В этом плане тоже нет какой-то универсальной формулы успеха.

— С кем вы сейчас работаете?

— С Евгением Селезневым, Никитой Бурдой, Георгием Бущаном, Тарасом Степаненко, Иваном Петряком. Это одни из самых известных наших футболистов. Есть еще и другие ребята. Мы ведем не так много футболистов, потому что стремимся подписывать контракты только с теми, с кем нам реально нравится работать, в ком мы видим перспективу и кому мы можем помочь. Поэтому все наши футболисты пристроены, у всех есть команды, хорошие финансовые условия. А для нас именно это важно и это главный показатель нашей работы.

— На чем зарабатывают агенты?

— Здесь нет четкого ответа. Со всеми есть разные договоренности – и с футболистами в том числе. Если игрок зарабатывает, например, 10 долларов, а ты договариваешься для него о контракте на 100 долларов, то вы обсуждаете, что 10% от зарплаты он отдает вам. Это один вид заработка. Второй вариант – на трансферах. Например, клуб продает игрока за миллион долларов, а ты приносишь предложение на два миллиона. В таких случаях клуб готов с тобой поделиться и отблагодарить за работу.

Читайте также: Виктор Вацко: «В «Динамо» — 23 футболиста, почему бы на «Яблонец» не поставить других?»

Наша задача – сделать так, чтобы все были довольны. Чтобы был доволен клуб, который продал игрока, и не думал, что продешевил. Чтобы клуб-покупатель тоже радовался тому, что не переплатил. И чтобы был доволен игрок. А когда все довольны, то агента тоже не обидят.

— У всех футболистов есть агенты?

— Не у всех. Но знаете, я недавно читал интервью комментатора Василия Уткина, и он сказал: «Знаете, что объединяет скандально известных Мамаева, Кокорина и Глушакова? У них всех нет агента». То есть дело в том, что агент не просто представитель интересов игрока. Хороший агент реально помогает футболисту спокойно заниматься любимым делом и может «вставить мозги», если нужно. Потому что каждый должен заниматься своим делом. И футболист должен играть в футбол. А если ему никто не помогает, не занимается его нефутбольными делами, то он начинает отвлекаться и думать не о футболе. А в этом случае страдает качество его игры. Или он вообще гробит свою карьеру.

— Насколько человеку не из футбола сложно стать футбольным агентом?

— Вы знаете, сейчас многие думают, что это просто. И каждый человек думает, что он может заработать здесь легкие деньги. Но чтобы организовать переход футболиста, особенно какой-то стоящий трансфер за серьезные деньги, то это очень сложно. Это переговоры, размышления и очень долгий процесс. И поэтому, если ты человек посторонний, никого не знаешь и не понимаешь, как это работает, успеха не достичь. Например, ты не устроишь игрока в Турцию, не зная турецкого рынка. Потому что тебя просто не пустят, если ты не знаешь их схемы и нужных людей. И везде своя специфика – если ты ее не знаешь, то тебе тут делать нечего. В Англии есть жесткие правила трудоустройства и получения рабочей визы, которых нет нигде больше.

Читайте также: Потенциальные новички «Динамо»: Рикарду Гомеш и Рашид Алиуи — видеонарезка игры (Видео)

А еще нужно учитывать, что президенты клубов – это люди очень высокого статуса. И если кто-то кому-то нагрубит или кто-то кому-то начнет ставить ультиматумы, то трансфера не будет. И только агенты могут сделать все правильно и дипломатично.

— То есть все агенты – дипломаты?

— В какой-то степени да. Плюс агент должен уметь общаться и знать языки. Он должен обладать определенными связями в мире футболе. Он должен иметь возможность звонить в Италию, полететь в Англию и решать какие-то вопросы. Если у агента нет связей, то это плохой агент. Я знаю итальянский, голландский, английский, могу понимать испанский, французский. Мой партнер Иван Пироженко говорит на английском и испанском. Поэтому у нас миллионы возможностей, и мы ими пользуемся. Так как мне посчастливилось поиграть в разных странах, познакомиться с разными людьми, у меня везде много знакомств. А эти отношения не купишь ни за какие деньги.

— Чтобы стать агентом, нужно учиться на каких-то курсах?

— Для агентов есть лицензирование, такое же, как для тренеров, например. Но тот же Жозе Моуриньо стал тренером не потому, что прошел курсы. Он хотел им быть и все для этого делал. То же самое касается и агента – ты должен думать не о курсах, а вообще понять, можешь ли ты работать в этой профессии. Есть ли у тебя достаточно связей, хватает ли знаний, есть ли достаточно возможностей? Потому что не игрок работает на агента, а агент на игрока. И это самое главное, что надо понять.

Читайте также: Источник: «Динамо» готово продать Цыганкова за 20 млн. евро — есть покупатели из Италии

— А родственники могут быть агентами?

— На самом деле это огромная проблема многих ребят-футболистов, когда в их жизнь излишне вмешиваются родители или родственники. Благими намерениями, сами знаете, куда вымощена дорога. Каждый должен заниматься своим делом. Не может пекарь продавать игрока, он должен печь хлеб. Человек должен знать свое дело. Это одна сторона – когда неквалифицированные люди вмешиваются в переговоры между клубами. А вторая сторона в том, что родители просто принимают решения за игрока. И не обладая знаниями и возможностями, они думают, что знают, как будет лучше для их ребенка. Но хуже всего, когда родственники просто пытаются реализовать свои корыстные цели. Это вообще страшно.

— Украинским футболистам нужно ехать в Европу?

— Я считаю, что обязательно нужно, если футболист хочет играть в футбол и прогрессировать. Наш рынок можно сравнить с Чехией или Польшей – он должен работать на продажу. Это было бы хорошо и для футбольных клубов и игроков.

Мне жаль президентов, которые вкладывают деньги в клубы и ничего не зарабатывают. Когда я играл в Бельгии, средний, по их меркам, клуб «Генк» был прибыльным. Там это нормально. Президент не просто тратит свои деньги, он зарабатывает. А у нас президент дает, дает, дает и ничего не получает взамен. А надо пытаться зарабатывать, воспитывать молодежь, давать ей шанс и продавать игроков.

Читайте также: УПЛ: планы команд на зимний перерыв

— Наши футболисты готовятся к переезду за рубеж?

— Все зависит от человека. Есть ребята, которые хотят и готовятся. Например, Женя Макаренко, когда у него закончился контракт с «Динамо», готовился и хотел поехать играть в Европу. Поэтому он учил английский язык. А есть люди, которые знают, что они куда-то переедут, но ни на один урок не сходили. Хотя язык – это фундаментальная основа, ты его должен выучить. Потому что тебе нужно общаться с людьми – ты не можешь прийти в клуб и сидеть там с открытым ртом, чтоб тебе туда конфетки клали. Ты должен что-то понимать и уметь объясниться.

— Евгений Селезнев учит турецкий?

— Женя Селезнев – такой парень, который будет чувствовать себя своим в любой тарелке, в любом месте, в любой стране. Он очень коммуникабельный, очень открытый, и скорее турки начнут говорить по-русски. Он идеально общается на английском, у него со всеми идеальная коммуникация, его все понимают. Он общается и на турецком, и на английском, и на русском. Он молодец.

— Представим ситуацию: твой игрок хочет в какой-то клуб и клуб его хочет, но ты понимаешь, что в этой команде у него мало шансов заиграть. А еще есть другие предложения. Как ты поступишь в этой ситуации?

— Во-первых, решение всегда должен принимать игрок. Ты можешь объяснить ему все плюсы-минусы, а он все равно говорит: «Да, я хочу идти в эту команду и планирую в ней закрепиться. Я готов, я перетерплю, а если там не получится, я пойду в аренду». Тогда этот парень переходит в клуб своей мечты и понимает, на что он согласился. Другой вопрос, когда агент говорит: «Езжай в «Реал», ты там будешь играть 100%». Это уже очень плохой агент.

Читайте также: «Динамо» поблагодарило болельщиков за поддержку

— А если игрок переходит в клуб, но не играет в основе, он к тебе обращается? Как поступать в такой ситуации?

— Каждая ситуация индивидуальна. Если игрок не играет, но зарабатывает миллионы и он уже немолод, то таких денег в другом месте не получит. Тогда ему, возможно, есть смысл и дальше сидеть на замене и зарабатывать себе на безбедную старость. Потому что футбольный век недолог, и нужно обеспечить себя и свою семью. Другая ситуация, когда тебе 20 лет, а ты не играешь. Даже если тебе нужно пойти на снижение зарплаты, то лучше согласиться и выходить на поле. Если останешься «у кормушки», то через три года окажешься никому не нужен – тебе будет 23, а ты нигде не играл. А если начнешь играть регулярно, то через три года получишь такой же контракт или даже лучше. В молодости нужно играть, а не зарабатывать.

— Что тебе больше всего нравится в твоей работе?

— Мне нравится видеть прогресс наших футболистов и когда они счастливы. Нравится понимать, что я принимаю в этом участие. Люблю понимать, что я полезен.

— Что самое простое и самое сложное в твоей работе?

— Не знаю, мне все нравится. Наверное, не нравятся только сумасшедшие нервные дни, когда ты переживаешь за судьбу игрока, а не все зависит от тебя. Когда ты занимаешься парнем, он ждет предложение от клуба, а ты стараешься, но его все нет и нет. Вот это сложно. Тем более в этой работе ты всегда зависишь от кого-то.

— Если бы у вас сейчас был игрок для «Реала», вы смогли бы договариваться с мадридским клубом?

— Я буду откровенен – сейчас у нас уже очень много знакомств, особенно в Англии. Я играл в Испании, очень много людей знаю и там. В том числе и людей, которые дружат с Флорентино Пересом, президентом «Реала». Поэтому это не будет проблемой. Проблема в том, чтобы был такой игрок. Если мы будем понимать, что у нас есть футболист, который может потенциально играть в мадридском «Реале», мы полетим в Испанию, чтобы нас вывели на нужных людей, и мы смогли начать переговоры.

Я уже сказал, что в этой профессии главное – знакомства, а они у нас есть. Да, нельзя сказать, что мы дружим с президентом мадридского «Реала». Или что мы пьем кофе с Жозе Моуриньо. Но если у нас будет повод с ними общаться, у нас есть такие возможности, и мы будем это делать.

По сообщению сайта FootBoom

Поделитесь новостью с друзьями