Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Как в Казахстане «выполняется» Всеобщая декларация прав человека

Дата: 10 декабря 2018 в 08:03

Всеобщая декларация прав человека была принята Генеральной Ассамблеей ООН в Париже 10 декабря 1948 года в качестве документа, принципам которого обязаны следовать все народы и страны. Впервые в истории человечества был принят документ, провозгласивший необходимость защиты основных прав человека. Декларация переведена на 500 языков.

Правозащитник и журналист Андрей Свиридов говорит Азаттыку, что 70 лет назад СССР тоже проголосовал за этот документ.

— Однако в Советском Союзе о его содержании почти не знали — впервые он был опубликован через 40 лет — в 1988 году. Формально он признавался Советским Союзом, а содержательно не выполнялся. Более того, самиздатовски напечатанные тексты декларации при обысках изымались у диссидентов наравне с «антисоветской» литературой, — говорит Андрей Свиридов.

Кстати, статья Свиридова под говорящим названием «Всеобщая декларация прав человека правительству Назарбаева по-прежнему не указ» десять лет назад в связи с 60-летним юбилеем декларации была опубликована Азаттыком.

Независимый Казахстан вступил в ООН 2 марта 1992 года, обязавшись при этом выполнять Всеобщую декларацию прав человека. Следует отметить, что заключительная статья 30 декларации гласит: «Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано, как предоставление какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам права заниматься какой-либо деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в настоящей Декларации».

Официальная Астана пытается демонстрировать свою приверженность Декларации – хотя бы на словах. 7 декабря, в министерстве иностранных дел состоялся круглый стол на тему «Права человека — основа гармоничного развития общества и государства». Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не участвовал в этом мероприятии, однако выступившие высокопоставленные чиновники говорили о том, что президент Назарбаев придает важное значение верховенству закона и установлению правовой культуры в казахстанском обществе, соблюдению конституционных прав граждан в контексте с международными обязательствами страны.

Однако опрошенные Азаттыком эксперты, в основном, критически оценивают реальное отношение действующего режима к выполнению своих обязательств, вытекающих из Всеобщей декларации прав человека. Особую озабоченность у них вызывают нарушения прав человека на защиту и справедливый суд, а также на свободу собраний и СМИ.

ОТНОШЕНИЕ КАЗАХСТАНА К ПРАВАМ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ И ФАКТОР КИТАЯ

Общественность Казахстана продолжает спорить вокруг номинации дефиниций «соотечественники», «оралманы», «переселенцы» и так далее в отношении этнических казахов, возвращающихся на историческую родину. Между тем ширится поток новостей, из которых можно сделать вывод о том, что казахстанские власти недостаточно защищают их права, предусмотренные статьями 13 и 14 Всеобщей декларации. В этих статьях утверждается, что «каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну», а также «искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем».

Особую актуальность представляют сообщения о притеснениях этнических казахов и их заключении под стражу, которые начали поступать из Китая в 2017 году. В 2018 году они приобрели регулярный характер. Люди в Казахстане, чьи родственники живут в Китае, проводят пресс-конференции, пишут обращения в Астану и Пекин с просьбой вызволить из-под стражи их родных, которые, как они говорят, безосновательно удерживаются в «лагерях политического перевоспитания». Пекин заявления о массовых задержаниях и заключении отвергает. Тем не менее китайские власти признают существование «лагерей» в Синьцзяне, но называют эти учреждения «центрами профессионального обучения» и говорят о «предотвращении проникновения религиозного экстремизма в регион».

Особый резонанс вызвало дело гражданки Китая Сайрагуль Сауытбай: ей Казахстан отказал в предоставлении статуса беженки, а ее показания в суде способствовали раскрытию информации о «лагерях политического перевоспитания» в Синьцзяне.

Десятки этнических казахов 22 ноября обратились к официальной Астане с просьбой помочь вызволить своих родных из «лагерей политического перевоспитания» в Синьцзяне. Собравшиеся в Алматы рассказали, что связи с оставшимися в Китае близкими нет около двух лет.

ВИДЕО: Еще одна просьба спасти родных в Синьцзяне

No media source currently available

Между тем первый заместитель председателя Всемирной ассоциации казахов Заутбек Турисбеков 27 ноября в Алматы на встрече с переехавшими из-за рубежа сородичами заявил, что не знал о положении этнических казахов в Синьцзяне, которые последние полтора года жалуются на притеснения в регионе на северо-западе Китая. Напомним, что председателем ассоциации официально является президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Астана на обсуждении 6 ноября в Женеве доклада Китая в Совете по правам человека ООН с «пониманием» отметила, что «проводимая властями Китая в последние годы кампания по борьбе с терроризмом» преследует цель «обеспечить политическую стабильность». В свою очередь, страны Запада, в том числе Канада, Франция и Германия, призвали Китай закрыть лагеря для интернированных, в которых, по заявлениям активистов, власти Китая удерживают около миллиона представителей этнических меньшинств.

НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД

Статья 10 Всеобщей декларации прав человека утверждает: каждый человек имеет право на то, «чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». Однако это фундаментальное положение в Казахстане демонстративно нарушается на судебных процессах по «политическим делам», утверждают некоторые правозащитники.

К примеру, критик казахстанских властей и бывший банкир Мухтар Аблязов после выхода два года назад из французской тюрьмы активизировал оппозиционную политическую деятельность, создав в социальных сетях незарегистрированную общественную организацию «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). На это власти ответили тем, что в марте 2018 года запретили судом ДВК, назвав ее экстремистской организацией, а в отношении Мухтара Аблязова за два года вынесли два заочных приговора: в июне 2017 года приговорили к 20 годам тюремного срока по обвинению в хищениях денежных средств в особо крупном размере; в конце ноября 2018 года — к пожизненному сроку по обвинению в организации убийства банкира Ержана Татишева в декабре 2004 года.

За это время к административной и уголовной ответственности были привлечены десятки сторонников Мухтара Аблязова, в том числе не только за участие в несанкционированных митингах, но и за призывы к ним или за посты и перепосты в социальных сетях. Наиболее резонансными во второй половине 2018 года стали судебные процессы в отношении бизнесмена Искандера Еримбетова. Он был осужден на длительный тюремный срок. Правозащитники утверждают, что на этом судебном процессе требования Декларации о справедливом суде и ясности обвинения были цинично проигнорированы.

Внимание общественности привлекли также обвинительные приговоры в отношении Абловаса Джумаева из Актау и Асета Абишева из Алматы, а также проходящий в Актау судебный процесс над женой Джумаева — Айгуль Акберди, и завершающийся процесс по делу «джихадистов». Общим для этих судебных процессов является то, что Джумаев, Абишев, Акберди и Алмат Жумагулов (один из фигурантов дела «джихадистов») продолжают поддерживать идеи ДВК. Правозащитники утверждают, что общим для политически мотивированных судебных процессов является нарушение права подсудимых на защиту и справедливое судебное разбирательство.

Выше упоминалось о том, что за последние два года Мухтар Аблязова дважды был судим заочно казахским судом. Практика заочных судов в отношении критиков президента Нурсултана Назарбаева началась с 2001 года с заочного приговора бывшему премьер-министру Акежану Кажегельдину. Дважды заочно был судим бывший опальный зять президента Назарбаева — Рахат Алиев, после чего он был найден повешенным в австрийской тюрьме при не до конца выясненных обстоятельствах. Заочно был осуждён осенью этого года проживающий в Швейцарии бывший аким Алматы Виктор Храпунов, который уже несколько лет критикует президента Назарбаева. Идет судебный процесс над проживающим за границей бывшим акимом Атырауской области Бергеем Рыскалиевым, который никак не комментирует процесс.

Правозащитники осуждают практику заочных судов, считая, что они априори нарушают право политических оппонентов действующего режима на защиту и справедливый суд.

РАССТРЕЛ В ЖАНАОЗЕНЕ И ДРУГИЕ НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Статья 20 Всеобщей декларации прав человека предусматривает право на свободные мирные собрания. Во время Жанаозенских событий, произошедших в Мангистауской области 16 декабря 2011 года, власти применили огнестрельное оружие. В результате этих событий погибли 17 человек, десятки оказались ранеными.

Жанаозенские события оказались роковыми для семьи жителя села Кызылсай близ Жанаозена Базарбая Кенжебаева. 21 декабря 2011 года он умер после допроса в полиции (в результате пыток, как утверждала его дочь Асем), через год умерла его жена и еще через два года (в декабре 2014 года) скончалась его дочь, Асем, от которой мир впервые узнал правду об этих событиях.

В 2012 году по «Жанаозенскому делу» по обвинению в превышении должностных полномочий были осуждены руководитель местного следственного изолятора, несколько сотрудников полиции, заместитель акима Мангистауской области, аким города Жанаозен, менеджеры нефтяной компании.

В связи с данными событиями по обвинению «в организации массовых беспорядков» к суду были привлечены 37 человек. Трое из 37 нефтяников были оправданы, 21 человек — осуждён условно. В июне 2012 года 13 из них получили сроки лишения свободы от трех до семи лет. Свою вину они отвергали.

Одновременно к уголовной ответственности по обвинению в «разжигании социальной розни» был привлечен оппозиционный политик Владимир Козлов. Его осудили на семь с половиной лет тюрьмы. На судебном процессе по Жанаозенскому делу несколько человек открыто заявили о применении к ним пыток на этапе следствия. Прокуратура утверждала об «отсутствии доказательств». Один из заявлявших о пытках — активист забастовки нефтяников Максат Досмагамбетов — скончался 29 сентября от рака лицевой кости. Он связывал обнаруженную у него злокачественную опухоль на лице с перенесенными в прокуратуре Жанаозена и следственном изоляторе пытками.

Все осуждённые по этому делу позднее вышли на свободу. Некоторые гражданские активисты и очевидцы Жанаозенских событий считают, что лица, отдавшие приказ стрелять по мирным жителям, всё еще не привлечены к ответственности. В интервью репортеру Азаттыка 18 декабря 2011 года министр внутренних дел Калмуханбет Касымов заявил, что полиция огнестрельное оружие применила правомерно и что при необходимости полиция и впредь будет стрелять.

ВИДЕО: Министр МВД Калмуханбет Касымов отвечает на вопрос Азаттыка

Правозащитники не первый год говорят о давлении казахстанского режима на независимые профсоюзы.. Однако власти не реагируют на критику, в том числе и международную. Эта их позиция привела к тому, что неделю назад, 3 декабря, в столице Дании Копенгагене на IV конгрессе Международной конфедерации профсоюзов (МКП) мандатная комиссия конгресса МКП приняла решение о недопуске представителей провластной казахстанской профсоюзной организации в работе конгресса. Днем ранее генеральный совет МКП двумя третями голосов приостановил членство Федерации профсоюзов Республики Казахстан (ФПРК) «в связи с полной утратой независимости».

Ранее, с 13 по 15 ноября, в Казахстане работала Международная профсоюзная миссия. В ходе итоговой пресс-конференции в Алматы 15 ноября представители миссии сообщили, что «в ежегодном индексе нарушения прав трудящихся, нарушения прав профсоюзов МКП (Международной конфедерации профсоюзов) Казахстан входит в десятку худших стран мира с оценкой пять из пяти возможных».

Между тем пункт 4 статьи 23 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов» .

Статья 3 Всеобщей декларации прав человека утверждает право человека на личную неприкосновенность. Тем временем в Казахстане информация о сексуальных преступлениях против детей и женщин появляется с устрашающей регулярностью. Их права, по мнению правозащитников, власти недостаточно защищают, в том числе на законодательном уровне.

Так, правозащитник Зульфия Байсакова утверждает, что в казахстанском уголовном законодательстве отсутствуют необходимые, на ее взгляд, такие дефиниции, как «сексуальное насилие без проникновения», «сексуальное домогание на рабочем месте» и другие. Что же касается других государственных органов, в том числе правоохранительных, а также органов, специализирующихся на защите прав человека, то, по ее словам, и в организации их работы есть много недостатков. Об этом, по словам Байсаковой, можно судить по обстоятельствам скандального дела о насилии в отношении мальчика из Южного Казахстана, когда поначалу местные власти тормозили следствие и дело даже дошло до уголовного преследования адвоката и лишь после общественного резонанса дело сдвинулось с мертвой точки.

Статья 2 Всеобщей декларации прав человека утверждает о религиозных свободах и правах. Однако, о нарушении религиозных прав и свобод в Казахстане регулярно сообщает базирующаяся в Осло правозащитная организация Forum 18. Так, в последнем докладе она сообщает, что суд приговорил к длительному тюремному сроку Дадаша Маженова за переговоры в Интернете. Более того, судья добивался наказания адвоката Маженова.

«Многие мусульманские узники совести, заключенные в тюрьму за осуществление своей свободы религии или убеждений, заявляют, что им запрещено читать Коран и другие религиозные книги, и им запрещено читать намаз (обязательные ежедневные мусульманские молитвы). Это и насильственное сбривание бороды, по-видимому, являются стандартным наказанием для таких заключенных», — пишет Forum 18.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Известный правозащитник Татьяна Чернобиль говорит Азаттыку, что в Казахстане с каждым годом всё заметнее не просто нарушения прав человека, а отсутствие должной реакции властей на них.

— Это такие нарушения, наиболее проступившие на фоне прочих, как нарушения права на справедливое судебное разбирательство и на свободу от пыток; нарушения права на свободу выражения мнения (через свободу СМИ). Государство не стремится поправить ситуацию и выявить нарушителей из числа представителей власти, которые допустили такие нарушения. Действуя так, государство, получается, соглашается с этими нарушениями, само поэтому становясь их участником, — говорит Татьяна Чернобиль.

81-летний политик Серикболсын Абдильдин, бывший лидер закрытой по суду оппозиционной Коммунистической партии, говорит Азаттыку, что это оксюморон, когда говорят о приверженности авторитарного режима, демократическим ценностям, в том числе Всеобщей декларации прав человека.

— В государстве, в котором управляет диктатор, не может полноценного соблюдения прав и свобод граждан, — говорит Серикболсын Абдильдин.

Противоположного мнения придерживается бывший соратник Абдильдина, а затем ставший его оппонентом депутат парламента Владислав Косарев, который в свое время инициировал раскол оппозиционной Коммунистической партии, затем возглавил ее отколовшуюся часть в виде Коммунистической народной партии и до сих пор является ее неформальным лидером.

— Я думаю, что глава нашего государства привержен тому, чтобы развивать права человека в Казахстане. Особенно его последнее послание о состоянии общества и повышении уровня жизни — это и говорит о повышении прав человека. Другое дело, если кто-то считает, что нет прав, которых он хочет, то это не значит, что это права и интересы общества, — говорит Владислав Косарев.

Правозащитник и журналист Андрей Свиридов отмечает, что казахстанские власти, в отличие от российских, еще не дошли до открытых нападок на демократические ценности и стандарты. Наоборот, говорит правозащитник, казахстанские власти, особенно в такие юбилейные периоды, с особым усердием декларируют приверженность Всеобщей декларации прав человека.

— Казахстанские власти на деле не только не выполняют основные положения декларации, но и откровенно нарушают их, продолжая при этом утверждать о своей приверженности декларации, — говорит Андрей Свиридов.

Что же касается реакции общества на 70-летний юбилей Всеобщей декларации прав человека, то она почти незаметна, — пожалуй, за исключением недавно открывшейся выставки картин художников в защиту прав человека, на которой основными темами проходят нарушения прав на свободу собраний, информации и прав детей.

Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых — о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
 
В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

По сообщению сайта Радио "Азаттык"