Мимо кассы

Дата: 05 декабря 2018 в 19:09

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

     Почему у нас не смотрят кино на казахском языке и как это связано с экономическим положением в стране.
На днях в Интернете появилась петиция «Кинотеатрларда қазақ тіліндегі фильмдер жиі әрі ыңғайлы уақытта көрсетілсін!» («В кинотеатрах должны показывать кино на казахском языке часто и в удобное время!»). За несколько дней ее подписали больше двух тысяч человек. Это немного — под петицией против строительства курорта на Кок-Жайляу поставили подписи свыше 20 тысяч человек. Но и не мало — обращение с требованием запретить собачьи бои, к примеру, нашло поддерж­ку только у двухсот казахстанцев. Но тут нужно сразу оговориться, что любые цифры, касающиеся петиций в нашей стране, представляют исключительно статистический интерес. Какое количество людей ни подписало бы их, петиции в итоге ни на что не влияют и ничего не решают. В Казахстане их подписывают, чтобы очистить совесть, создав видимость гражданского участия, а также потому, что других способов выражения своей позиции у нас практически не осталось. В этом смысле петиция за кино на казахском языке, возможно, действительно отражает истинное положение дел. Именно те две тысячи людей со всей страны, что ее подписали, и хотят смотреть в кинотеатрах кино на государственном языке.
Казахский язык в кинопрокате (как и вообще казахский язык) — вечная тема для дискуссий и спекуляций. Причем суть проблемы и ее опорные точки не меняются годами, как и риторика участников процесса. Казахскоязычная аудитория, точнее, те, кто выступает от ее лица, заявляют, что в Казахстане население должно иметь возможность смотреть кино на казахском языке. Это справедливо и резонно. Более того, согласно статье 28-4 закона «О культуре» от 2006 года «все фильмы, ввозимые (доставленные) на территорию Республики Казахстан с целью проката, за исключением фильмов, ретранслируемых с иностранных телеканалов, с 1 января 2012 года должны быть дублированы на казахском языке», а также «прокат всех фильмов на территории Республики Казахстан осуществляется на казахском и других языках». То есть право казахстанцев на кино на госязыке гарантировано законом, и теоретически любой житель страны может прийти в кинотеатр и потребовать показать ему фильмокопию какого-нибудь голливудского блокбастера на казахском языке. Но... ему не покажут, потому что такой копии не существует. Ибо до сих пор непонятно, кто должен финансировать дубляж картин, а посему дистрибьюторы и прокатчики массово нарушают закон, завозя и выпуская в прокат русскоязычные версии фильмов, причем не только иностранных, но и отечественных тоже.
Но допустим на минуту: копия каким-то чудом все-таки нашлась. А ее все равно не поставят. Или поставят в самое неудобное время. После полуночи, например. Почему?
Дистрибьюторы утверждают, что руководствуются исключительно бизнес-логикой. Статистика свидетельствует: казахскоязычные ленты пользуются гораздо меньшим спросом, чем русскоязычные. То есть кассу приносит именно великий и могучий. Поэтому казах до мозга костей Нурлан КОЯНБАЕВ снимает свой «Бизнес по-казахски» на русском языке. А актер Азамат САТЫБАЛДЫ, снявший дебютную ленту на родном языке, в интервью жалуется: ее никто не смотрел, и поэтому следующее свое кино он тоже снимет на русском. Анимационный фильм «Мұзбалақ», выпущенный недавно компанией «Казахфильм» на двух языках сразу, показал хорошие результаты на русскоязычных копиях. На казахские никто не ходил.
Когда никто на сеансы не ходит, прокатчик сворачивает демонстрацию в пользу того проекта, на который ходят. И в этом случае, к сожалению, слабым звеном оказывается именно казахский язык. Здесь нет никакого заговора или злого умысла, как любят утверждать радетели за родной язык. Просто голосовать нужно не словами и петициями, а деньгами в кассе кинотеатра. И тогда казахского языка в прокате будет все больше.
Что интересно, положительные примеры хороших кассовых сборов казахскоязычных фильмов тоже есть. Картина «Ђлы дала комедиясы» с певцом Торегали ТОРЕАЛИ в октябре этого года заработала около 200 миллионов тенге, опередив многих американских соперников. Ее никто не снимал с проката, не запихивал на полуночные сеансы — комедия хорошо продавалась, поэтому получала хорошую театральную роспись. Выходит, коммерческий потенциал у казахскоговорящей аудитории есть, но, видимо, не очень большой. И в данном конкретном случае он, скорее всего, связан с личностью популярного певца и известной присказкой о том, что казах последнюю корову продаст, но на концерт любимой звезды сходит. Это, кстати, очень логично объясняет сентябрьский провал фильма «Время стойких» Руслана АКУНА, посвященного кокпару. Казалось бы, кокпар, степи, лошади, известные актеры, режиссер кассового хита «В поисках мамы» — налицо все слагаемые успеха. А лента не зашла. И, по всей видимости, точно так же не зашла бы любая другая в тех же временных пределах. Вероятно, у казахской аудитории нет финансовой возможности ходить в кино постоянно и регулярно. Она способна потянуть один фильм в сезон — и все.
И петицию, если уж на то пошло, нужно составлять не за то, чтобы фильмы на казахском языке появлялись часто и в удобное время. А за то, чтобы казахский язык наконец стал полноценно современным, общеприменимым и казахскоязычные специалисты зарабатывали наравне со своими русско — и англоязычными коллегами. За то, чтобы кинотеатры были не только в больших городах, но и в малых, где проживает большое количество казахского населения. Чтобы в этих городах была промышленность и работа.
Тогда и за киноафишей на родном языке дело не станет. Кино — это ведь следствие, а не причина.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, фото с интернет-ресурсов, Алматы