Тост сдал – тост принял // Почему Владимир Путин в Сингапуре не расставался с Халимой Якоб

Дата: 14 ноября 2018 в 01:58 Категория: Новости политики

По сообщению сайта Коммерсантъ

Тост сдал – тост принял // Почему Владимир Путин в Сингапуре не расставался с Халимой Якоб

13 ноября президент России Владимир Путин прилетел в столицу Сингапура для участия в саммите АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) и Восточноазиатском саммите, а специальный корреспондент «Ъ» Андрей Колесников выяснил, почему программа государственного визита в этот день была сорвана. А также, что думает приехавший в Сингапур глава «Газпрома» Алексей Миллер по поводу заявлений США, что они все равно остановят «Северный поток-2».

Я даже глазам своим не поверил, когда увидел на обочинах дорог в Сингапуре билборды: «Большой московский цирк!» И убедительную, хоть и расплывчатую (но не расплывшуюся), фигуру дрессировщика в центре этого билборда. Что, собственно говоря, имелось в виду? Да, Владимир Путин в составе большой делегации прибыл в столицу Сингапура Сингапур. Но стоило ли это интерпретировать именно так? Не слишком ли однозначно?

Приглядевшись к баннеру на светофоре, я разобрался в нем получше, и отлегло: большой цирк заезжал в город с середины октября, так что, видимо, имелся в виду еще какой-нибудь цирк.

Между тем настоящее цирковое представление, на мой взгляд, разыгралось уже в аэропорту Сингапура. Да, Владимир Путин, конечно, опоздал. Но что это было за опоздание? Это было то самое опоздание, когда все, разумеется, висит на волоске и весь график почти летит к чертям, но не летит же, и где тонко, там все-таки еще не рвется. То есть это было такое опоздание, которое попробуй рассчитай, это было опоздание, после которого все еще может состояться, это было опоздание в рамках приличий, опоздание всех опозданий, то есть было ли это полуторачасовое опоздание опозданием как таковым, еще надо разобраться. И потомки, уверен, разберутся и сделают надлежащие выводы. Так вовремя не прилетают, вот какое это было опоздание.

Просто в таких случаях больше ни секунды уже медлить нельзя, потому что иначе и правда все летит в тартарары. Но профессионалы опозданий, ярчайшим представителем которых является, без сомнения, Владимир Путин, и не медлят. Где там медлить? Дорога ждет, поехали.

Но только не в Сингапуре. Тут профессионалов опозданий ждали катастрофические неожиданности. Во-первых, кортеж президента России какое-то время не подпускали к самолету, который уже стоял, и Владимир Путин готов был выйти. Позже выяснилось, что по сингапурским правилам у самолета сначала должны быть полностью заглушены двигатели, пилот этого не знал и энтузиастом немедленной заглушки двигателей не был, а встречавшие, среди которых не было ни одной культовой сингапурской личности (несмотря на то, что визит считался государственным), не предпринимали никаких попыток повлиять на ситуацию, хотя было уже понятно, что это ненормально: президент мнется у выхода, а выйти не может, потому что ему не во что сесть, и минуты утекают с нежелательной быстротой.

Но и когда двигатели были наконец заглушены, оказалось, что это далеко не все. Пусть Владимира Путина не встретила президент Сингапура Халима Якоб. Ладно, ничего такого, сами встретим. Для этого помощник президента России Юрий Ушаков и ждал в аэропорту. Но его, в свою очередь, долго не выпускали из автобуса, в котором привезли к трапу. То есть по отношению к нему осуществляли тщательный личный досмотр, то есть прощупали всего, с ног до головы, и эту ситуацию тоже, мягко говоря, нельзя было считать рядовой.

— Я, конечно, очень удивился,— вздохнул, отвечая потом, уже перед ужином, на мой вопрос Юрий Ушаков.— Обыскивают и обыскивают! Я уже в сердцах им говорю: «Вы портфель-то мой проверьте! Может, там бомба или оружие!» «Нет,— говорят,— это нас не интересует!»

В результате это и стало обстоятельством непреодолимой силы, перед которым спасовали даже самые крутые профессионалы опозданий. У них была, к примеру, назначена встреча с премьер-министром Сингапура Ли Сянь Луном, непосредственным сыном Ли Куан Ю, на которую нельзя было опоздать хотя бы на минуту дольше рассчитанного. Ведь тот был, в свою очередь, связан по рукам и ногам: в Сингапуре уже не первый день проходит саммит АСЕАН, в рамках которого должен пройти и саммит Россия—АСЕАН, и премьер-министр принимает в нем активное участие. Там все тоже расписано, в этот день шли другие двусторонние саммиты, и встреча с премьер-министром, который является реальным лидером страны, так и не состоялась. Как и запланированное в рамках этой встречи подписание многочисленных соглашений и читка вслух заявлений для прессы в Большом зале дворца «Истана».

То есть программа президента России в этот день оказалась просто снесена. Ее можно было бы попытаться спасти, но в аэропорту, как теперь известно, начались массовые обыски и блокирование президентского кортежа…

— Интересно получается,— качал головой Юрий Ушаков,— мы уж тут между собой обсуждали… Таким образом, единственным сущностным мероприятием этого дня теперь будут два тоста, президентов России и Сингапура, на этом обеде, то есть ужине… Странно как-то… А за премьер-министром надо как-то в среду, видимо, гоняться… Президент Якоб, кстати, молодец, целый день с нами носится…

Президент Сингапура Халима Якоб и правда не расставалась с Владимиром Путиным. Она, во-первых, встретила его в президентском дворце. Во время государственных визитов такие церемонии бывают чрезвычайно пышными, чего нельзя, впрочем, было сказать об этой. Приземистый дворец, фасады которого к тому же в ремонте и завешены разрисованной в цвет этих фасадов поизносившейся тканью, вообще не приспособлен, такое впечатление, для массовых мероприятий. И впечатление не было обманчивым: для прессы, например, выставили несколько стульев под лестницей и еще несколько — на свежем воздухе, при этом досматривали (теперь есть эталонный образец для таких сравнений) не хуже, чем Юрия Ушакова в аэропорту. А просто это, то есть присутствие прессы во дворце, вообще не практикуется, и сингапурской прессы почти здесь и не было. Да что там говорить: дворец вообще не производит впечатления жилого помещения. Такое ощущение, что его открыли на один день, да поскорее и с облегчением закрыли и забыли обо всем как о кошмарном сне.

И все-таки к 16 часам дня сюда начали стекаться разрозненные части почетного караула и музыкантов — по-моему, всех тех, кого удалось собрать в это жаркое и томное послеполуденное время. Невозможно понять, отчего солдаты не через одного даже, а почти все были в одинаковых круглых очках. У меня сложилось стойкое впечатление, что их подбирали именно по этому принципу. Очкарик? Заходи. Просто какой-то знак отличия.

Но все они в конце концов сделали свое дело, и Владимир Путин был встречен с необходимыми (но не достаточными) почестями. Впрочем, во время исполнения российского гимна национальные знамена Сингапура опустились прямо на асфальт и лежали, сразу все такие слежавшиеся, в пыли… Это уж было даже, на мой вкус, лишнее…

Потом между Владимиром Путиным и Халимой Якоб случились непродолжительные переговоры, после которых они съездили на скорую закладку камня в основание Российского культурного центра в Сингапуре и вернулись во дворец на тот самый обед.

И тут можно было увидеть, общества каких людей лишился в этот день Ли Сянь Лун. Игорь Сечин, Алексей Миллер, Игорь Шувалов и многие ведь другие… Все они должны были в присутствии сингапурского премьера и российского президента подписать многочисленные соглашения, а теперь, получалось, зашли просто перекусить.

Ну и Trimbach Riesling Cuvee Frederic Emile, Эльзас, Франция, а также Bouchard Pere & Fils Clos De La Mousse, Бургундия, Франция, 2013 — на выбор (впрочем, несмотря на длинноты в названиях, оба вина стоили в пределах €100 за бутылку, что, конечно, веселья от них не прибавляло).

Поскольку рядом со мной (не за столом, нет, никаких иллюзий, а около стола) неожиданно оказался Алексей Миллер, то надо же было его о чем-то спросить, и я спросил, что он думает насчет того, о чем только что высказался посол США при ЕС Гордон Сондленд: что Соединенные Штаты все равно остановят «Северный поток-2».

— Это вопрос или утверждение? — мягко поинтересовался Алексей Миллер и, узнав, что вопрос, добавил: — Ну вы же все сами видите — 200 км уже построили. И остальное достроим.

Вошедшие Владимир Путин и Халима Якоб прервали этот жизнеутверждающий разговор. Президент Сингапура произнесла в меру пышный тост (пока остальные гости с головой ушли в меню, Игорь Сечин достал ручку и начал делать какие-то отметки в тексте ее тоста, переведенном на русский для каждого гостя, то есть он тут работал: подчеркивал, исправлял, дописывал что-то за нее…) и выпила сок.

— В Сингапуре, насколько мы знаем, часто говорят: среди друзей и вода — мед,— произнес Владимир Путин.

А что же тогда среди друзей вино, бокал с которым он держал сейчас в руках, думал я и не мог придумать.

— Это подтвердила,— продолжил Владимир Путин,— и состоявшаяся сегодня церемония закладки первого камня — фундамента первого Российского культурного центра и православного храма здесь, в Сингапуре. Уверен, что этот жест и последующее возведение этого центра будут служить хорошей основой для развития двусторонних отношений, особенно на уровне людей, которые будут приезжать сюда, в Сингапур, все больше и больше, будут знакомиться с вашей страной и будут иметь возможность посетить русскую православную церковь и наш культурный центр.

И не будет нужды ходить в украинскую православную сингапурскую церковь, даже если она там и есть.

Они присели, Владимир Путин что-то спросил у Халимы Якоб, и судя по энтузиазму, который у нее вызвал этот вопрос, голову даю на отсечение, он спросил, показав в меню: да что такое, в конце концов, этот буах келуак!

И она еще долго ему рассказывала, даже смеясь и всплескивая руками.

Уже успели бы и попробовать эту тушеную курицу.

Андрей Колесников, Сингапур