Хорошему танцору ничего не мешает!

Дата: 09 ноября 2018 в 20:19

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

Хорошему танцору ничего не мешает!

Как в Государственном академическом театре оперы и балета статью газеты «Время» обсуждали

     На этой неделе мы опубликовали материал о сложном положении работников Государственного академического театра оперы и балеты имени Абая. Двое из них пришли в редакцию, чтобы рассказать о своих невероятно низких зарплатах. Они принесли с собой открытое письмо руководству страны с просьбой изменить ситуацию: ведь чтобы свести концы с концами, артистам приходится работать официантами,охранниками, таксистами и барменами (см. «Балет в один конец», Время» от 7.11.2018 г.). На следующий день после выхода публикации ее автора пригласили в ГАТОБ на специальный брифинг, где директор театра Аскар БУРИБАЕВ вместе с руководителями оперной и балетной трупп Ляйлим ИМАНГАЗИНОЙ и Гульжан ТУТКИБАЕВОЙ ответили на вопросы журналистов.

Обращение коллектива ГАТОБ, судя по всему, стало большим сюрпризом для руководства театра. По крайней мере, отсканированную копию со 171 подписью директор театра получил от автора этих строк, когда мы просили его прокомментировать ситуацию. Тогда Аскар Бурибаев взял, как и водится у театралов, паузу. А затем выступил на пресс-конференции, где сразу же похвалил работу «Времени», рассказавшего о зарплатах артистов.
— На самом деле это хорошая статья, Михаил, — начал пресс-конференцию директор ГАТОБ. — Потому что любые средства — и средства массовой информации, и все, что может помочь нашему театру, — приветствуются нами. У нас недавно прошло большое собрание коллектива, мы около полутора часов разговаривали и обсуждали вопрос заработной платы. Этот вопрос нас всех волнует: меня в первую очередь и весь коллектив. Мы все бы хотели повышения зарплаты. И я надеюсь, что сегодняшняя наша встреча тоже послужит катализатором для того, чтобы государственные органы нас поддержали в плане повышения зарплат работникам культуры.
Аскар Бурибаев заверил, что он тоже прилагает усилия, чтобы как-то решить проблему с оплатой труда:
— Что сделано за последние месяцы? Мы обратились в Министерство культуры и спорта, и я также был на личной встрече у министра Арыстанбека МУХАМЕДИУЛЫ и курирующего вице-министра Актоты РАИМКУЛОВОЙ, и договорились о том, в каком направлении нам надо работать. Мы работаем по постановлению правительства с 2015 года, где весь фонд рассчитывается на ближайший год. С тех пор у нас не повышалась заработная плата. Также в 2015 году была упразднена надбавка 1,72 для академических театров. Эту разницу нам доплачивали из бюджета. Сейчас много руководителей театров написали письмо в министерство с просьбой рассмотреть возможность вернуть эту надбавку — это первое. Второе — это о возможности реорганизации нашего театра из РГКП в АО, в некоммерческое акционерное общество. По примеру «Астана Опера». Они со своего открытия работают с таким статусом, и зарплаты у них выше. Больше, чем у нас, минимум раза в два. Мы хотим такую же зарплату!
Рассказав о «хотелках», директор ушел от обсуждения проблемы и пустился в рассказ о достижениях театра. Вроде бы действительно есть чем похвастаться: каждый год гастроли в странах ближнего и дальнего зарубежья — в Грузии, Италии, Греции, Франции... Но статья в газете «Время» Аскара Исмаиловича явно не отпускала:
— Михаил, вы пишете о том, что «балет на выход». Мы можем вам рассказать о миграции артистов балета. На них всегда был большой спрос. У нас каждый год артисты уезжают за границу, и наши ребята имеют возможность там подзаработать. У нас по документам ушло 13 артистов балета, а пришло 14. Я специально поднял документы. Зарплата маленькая, нам трудно удержать артистов, я их понимаю и не препятствую. Ушли мальчики, шесть человек. Пришли девочки. В прошлом году девочек ушло больше. И еще несколько солисток ушли в декрет...
По-видимому, больше всего руководство ГАТОБ задел момент с подработкой артистов. Об этом Аскар Бурибаев высказался отдельно:
— То, что ребята подрабатывают, — я не могу с этим ничего сделать. Мне главное, чтобы они сюда приходили и работали. Я же не могу им сказать: «Ты не работай таксистом — вот тебе деньги». У меня тоже нет денег, чтобы им дать. Все знают, что они подрабатывают. Мы об этом не говорим, но знаем. А что тут плохого, что человек работает таксистом?
Поддержала шефа и руководитель оперной труппы Ляйлим Имангазина:
— Во всем мире артисты не шикуют, они всегда подрабатывают, — заявила она. — Мы сотрудничаем с артистами со всего мира, и они все подрабатывают. Просто у каждого свое расписание. Допустим, у солистов свой график, они могут преподавать, участвовать в мероприятиях более высокого уровня. Так же, как и у вас, у журналистов. У каждого есть свой уровень профессионализма, каждый себя продает. Кому-то тоже на побочной работе платят больше или меньше.
У Гульжан Туткибаевой, отвечающей в ГАТОБ за балет, прямо спросили: как вечерняя работа таксистом может повлиять на самочувствие танцоров?
— У меня молодые артисты балета в основном, и я не в курсе, не знаю, не слышала, чтобы мои артисты работали сторожем и так далее, — призналась руководитель балетной труппы. — Это было давно, в девяностые годы. Но я отвечу на ваш вопрос: если бы артист балета работал в ночную смену таксистом или сторожем, конечно, это бы отражалось на его работе (на сцене. — М.К.). Поэтому ребята молодые, которые хотят творческого роста, стараются подрабатывать в присущих им профессиях — где-то на корпоративах и так далее...
И тут директор ГАТОБ снова вернулся к обсуждению статьи во «Времени».
— Михаил, вы написали, что артист получает 60 тысяч.
— Нет, ваш артист хора Тунгышбек МУСАИФ назвал другую сумму — 85 тысяч тенге в месяц. Из них 60 он отдает за квартиру, 15-20 — за коммунальные услуги.
— А после вашей статьи Тунгышбек дал интервью Tengrinews и написал, что получает в театре 60 тысяч и 30 тысяч как охранник в школе. Это маленькая зарплата, но не 60 тысяч. Я специально взял справку в бухгалтерии — цифры не совпадают!
Для пущей наглядности Бурибаев продемонстрировал выписки из зарплатных ведомостей Тунгышбека Мусаифа и Алибека АСПЕТОВА. После чего признал:
— Да, ваши цифры близки к нашим.
— Аскар Исмаилович, а вы свою ведомость не принесли? — поинтересовались журналисты.
Этот вопрос г-н директор проигнорировал. А когда его задали еще несколько раз, Аскар Бурибаев признался: ему платят 177 тысяч, но у него тоже есть возможность подрабатывать — например, заниматься концертной деятельностью. Он даже зачитал все штатное расписание с перечнем окладов — видимо, чтобы доказать, что в театре все зарабатывают мало.
— Аскар Исмаилович, а нельзя ли нам провести общее собрание коллектива, пригласить на него министра Арыстанбека Мухамедиулы и рассказать о наших трудностях? — поинтересовался артист Алибек Аспетов.
— Министр все это знает! Министр прекрасно знает, о чем мы говорим. Тут эмоции не нужны, тут нужны цифры и серьезная работа. Он двигается. У нас замечательный министр, он за нас переживает. И я его представитель здесь: все, что вы ему говорите, я ему доношу.
После этого из зала прозвучал вопрос о ситуации с зарплатами в других театрах, в том числе зарубежных (задала его, к слову, журналистка, неоднократно выезжавшая на гастроли вместе с артистами ГАТОБ).
— Айнаш, я не встречал ни одного артиста в мире, даже из Ла Скала или Метрополитен, которые были бы довольны своей зарплатой, — вдохновенно ответил Аскар Бурибаев. — Привыкаешь к этой зарплате, привыкаешь к другому уровню жизни, потом хочешь повышения. В театрах Западной Европы каждый человек подписывает индивидуальный договор на один год. И он должен его исполнять. Если артист не устраивает, то за полгода ему говорят: «Мы с вами продлевать договор не будем». У них очень жесткая система. Если сейчас в Милане артист балета получает полторы тысячи евро, по прожиточному уровню это, наверное, соответствует нашей зарплате. Поверьте, я в Милане часто бываю! В Милане месячная аренда двухкомнатной квартиры стоит 1200 евро! Им тоже очень сложно. И у них тоже масса «халтур», они тоже бегают по разным театрам.
В этом, видимо, и был главный посыл пресс-конференции: плохо не только у нас, плохо даже в Милане! Развила эту мысль шефа Гульжан Туткибаева, объяснившая, почему артисты хора вынуждены участвовать в балетных постановках: «Это общемировая тенденция, даже в Мариинском театре (Санкт — Петербург. — М.К.) так делают». Одним словом, проблему низких зарплат руководители Театра имени Абая признали. Но дали понять: из этого не надо раздувать трагедию. Фраза «не надо драматизировать!» звучала несколько раз. Уже после окончания пресс-конференции к журналисту «Времени» подошла руководитель оперной труппы Ляйлим Имангазина.
— Вот вы говорите, что артисты с голоду умирают, а мы не знаем, как их заставить похудеть! У нас на собрании первый вопрос был посвящен низким зарплатам, а второй — проблемам парковки: им машины негде ставить! — заявила она.
Дискуссия продолжилась и в коридоре, где после окончания пресс-конференции нас ждали несколько человек из хора. Когда один из них объяснил, мол, из-за сложного графика в театре у него возникают трудности с работой на радио, заместитель директора Канат КАРАЖАНОВ отреагировал мгновенно:
— Уходи на радио!
Тут уж всем стало ясно: низкие зарплаты далеко не единственная проблема ГАТОБ имени Абая.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Романа ЕГОРОВА, Алматы