Китайский завод по переработке нефти остановил свою работу в Кыргызстане из-за «уклонения от налогов». Что происходит?

Дата: 08 ноября 2018 в 18:52 Категория: Новости экономики

По сообщению сайта Новости Кыргызстана

О приостановке работы нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) в Кара-Балте рассказал на заседании правительства 6 октября министр экономики Олег Панкратов. По его словам, это связано с судебными исками и обвинениями в неуплате налогов.

По оценке министра, «Джунда» не уплатила в бюджет около 200 млн сомов налогов. Он назвал ситуацию на НПЗ «достаточно критичной».

Когда НПЗ «Джунда», который за время своего существования успел закрыться уже несколько раз, снова возобновит работу, пока неясно.

Председатель парламентского комитета по топливно-энергетическому комплексу Кожобек Рыспаев считает, что приостановка работы завода не сильно отразится на рынке нефтепродуктов Кыргызстана.

«[Основной поток] ГСМ [в Кыргызстан] идет из России. А «Джунда» производит не такой качественный ГСМ. В основном, [там] занимаются производством газа», — сказал депутат в интервью журналисту «Клоопа».

Однако в 2017 году, по оценке директора Ассоциации нефтетрейдеров Улана Кулова, горюче-смазочные материалы в Кыргызстане поднялись в цене в том числе и из-за простоя китайского завода.

Китайский НПЗ «Джунда» запустили в 2013 году. По планам правительства, завод должен был снизить зависимость Кыргызстана от импорта казахского и российского топлива. А его выход на полную мощность — закрыть 60 процентов внутреннего спроса на нефтепродукты.

Кыргызские власти также заявляли о том, что Кыргызстан будет ежегодно получать от «Джунды» по пять миллиардов сомов в виде налогов.

Но у «Джунды» начались проблемы. Сначала — с жителями Кара-Балты. В 2014 году они обвинили предприятие в нанесении вреда экологии, из-за чего правительству пришлось временно закрыть завод. Госагентство окружающей среды проверило предприятие на нарушение экологических требований, но не нашло ничего подозрительного.

В конце 2015 года НПЗ заинтересовался финпол, который выявил на нем нарушения, в том числе сокрытие налогов на сумму в 54 млн сомов, и возбудил уголовное дело. Его фигурантами стали замдиректора и главный бухгалтер завода. В январе 2016 года их арестовали, а завод приостановил свою работу на месяц.

Однако в дело с разбирательством вокруг НПЗ вмешались депутаты. Они раскритиковали действия финполиции, посчитав их «запугиванием иностранных инвесторов». После этого суд изменил меру пресечения задержанным, взяв с них подписку о невыезде.

Уголовное разбирательство по делу о неуплате налогов в НПЗ «Джунда» все еще не завершено.

Они посчитали, что простой на НПЗ наносит большой вред экологии из-за насыщения воздуха вредными парами.

«Завод «Джунда» должен был работать. Такие предприятия, инвесторов надо поддерживать. Нельзя мучать инвесторов, которые построили объекты на свои деньги», — сказал тогда депутат Кожобек Рыспаев.

Он добавил, что у НПЗ «Джунда» нет своей сырьевой базы, поэтому нефть покупают на казахском и российском рынках. «Это тоже является причиной того, что иногда работа НПЗ стопорится», — сказал он.

Но у экс-депутата Туратбека Мадылбекова иное мнение на этот счет. Он считает, что за скандалом с недоплатой налогов могут стоять высокопоставленные чиновники из правительства и парламента.

«Сейчас иностранные инвесторы идут на нарушение законов только после того, как получают карт-бланш от высокопоставленных чиновников […] Найденные финполицией нарушения на 54 миллиона сомов – это только вершина айсберга. Если проверять все, и досконально, наружу выйдут многие нарушения», — говорил Мадылбеков в 2016 году.

Вместе с разбирательством об уклонении от налогов, руководству «Джунды» приходится иметь дело с обвинениями в нарушении трудовых прав.

По словам главы профсоюзной организации «Джунды» Нурбека Сулайманова, сотрудники предприятия несколько лет не могут добиться от своего руководства надбавок к зарплате за вредность производства.

«Мы уже 2-3 года требуем введения выплаты надбавок для рабочих за то, что они трудятся на вредном производстве. Кроме того, озвучивали такие просьбы как уравнивание заработных плат и своевременное обеспечение работников спецодеждой. Но ни одно из этих требований не было выполнено», — сказал Сулайманов.